Франция: что делать с иммигрантскими гетто

  • 24 января 2015
Марш протеста в Париже Правообладатель иллюстрации BBC World Service
Image caption Марш протеста в Париже собрал более трех миллионов участников

При освещении французскими средствами информации марша протеста 11 января против убийств журналистов в редакции Charlie Hebdo мало кто обратил внимание на тот факт, что в нем практически не приняли участия жители пригородных районов, населенных в основном иммигрантами.

Это в очередной раз показало, насколько широка пропасть между обитателями этих районов и остальной Францией.

Премьер-министр Мануэль Валльс неприятно поразил многих французов на этой неделе, заговорив публично о "территориальном, социальном и этническом апартеиде", который существует в пригородах многих французских городов, населенных преимущественно иммигрантами.

По его словам, эти районы являются пороховыми бочками социального недовольства, а их обитатели не разделяют ценностей, связывающих нацию в единое общество.

Десятки тысяч молодых людей, принадлежащих к третьему поколению выходцев из Северной Африки и Ближнего Востока, становятся сейчас взрослыми, а их перспективы в жизни остаются столь же мрачными, что и 10 лет назад, когда среди них вспыхнули массовые протесты.

На самом деле опасность возросла еще больше из-за широкого распространения среди них происламистских симпатий.

Правообладатель иллюстрации BBC World Service
Image caption Сын Латифы (справа) был убит исламистов Мохамедом Мера в Тулузе

"Они чувствуют себя потерянными, у них нет ориентиров, они думают, что все от них отвернулись", - говорит Латифа ибн Зиатен, мать одного французских солдат, убитого тулузским исламистом Мохамедом Мера. Она ездит теперь по стране и выступает в школах в таких иммигрантских районах.

"Они находятся в руках всех тех, кто хочет внедрить в их сознание свои воззрения", - говорит она.

Французское правительство признает существование проблемы этих иммигрантских гетто.

Но еще до 2005 года, когда на улицах многих французских городов молодые арабы стали жечь машины и забрасывать полицию камнями, в стране не было недостатка в различных инициативах, направленных на преодоление того социального и культурного апартеида, в котором существуют миллионы граждан.

Правообладатель иллюстрации BBC World Service
Image caption Убийцы журналистов выросли в подобных многоквартирных домах, населенных в основном мигрантами

Одна из сфер, к которой привлечено особое внимание правительства - это образование. Когда в стране проводилась минута молчания в память об убитых журналистах, во многих школах она прерывалась выкриками подростков. Это заставило власти понять, насколько серьезным стало положение.

Теперь в школах предлагается усилить внимание к преподаванию основ французской государственности, в частности, светского характера конституции, а также к нарушениям дисциплины.

Учителям предлагается проявлять большую строгость, хотя на практике большинство воспримет это как насмешку, настолько неуправляемы стали многие учащиеся.

Правообладатель иллюстрации BBC World Service
Image caption Далеко не все во Франции согласны с лозунгом "Я - Шарли"

Сейчас во Франции обсуждается идея введения новой общественной службы для старших школьников, которая будет эквивалентом призыва в армию, от которого отказались в 1997 году.

Многие политики согласны в том, что такая служба может объединить молодежь из различных классов общества, а также научить ее ценностям французской цивилизации.

Но эта идея уже сейчас натолкнулась на большие трудности. Непонятно, кто будет ее финансировать, а кроме того, никто не знает, чем занять полмиллиона подростков, собранных в лагеря по всей стране.

Что делать с исламом

Другие предложения, поступающие на рассмотрение правительства, относятся к правому статусу ислама во Франции. В теории в стране существует Французский совет мусульманской веры, который выдает себя за общенациональную организацию, но на самом деле в нем идет непрерывная борьба между различными консервативными блоками, каждый из которых связан с различными иммигрантскими общинами.

Правообладатель иллюстрации BBC World Service
Image caption В исламских общественных организациях Франции идет нескончаемая борьба между различными консервативными силами

Сейчас раздаются призывы к созданию новой исламской общественной организации, возможно, по примеру весьма успешных еврейских объединений.

Много говорят сейчас в стране и о том, как сделать молодежь из бедных пригородов активными участниками экономической жизни.

Николя Саркози еще в бытность свою министром внутренних дел, а затем на посту президента говорил небезосновательно, что более свободная экономика, открытая для всех граждан, способна сделать для интеграции иммигрантов больше, чем тысяча официальных программ.

К сожалению, этот диагноз остался диагнозом и в наши дни уровень безработицы в стране настолько высок, что многие молодые люди в иммигрантских гетто потеряли надежду когда-либо найти работу.

На более глубоком уровне проблема становится психологической и даже антропологической. На протяжении веков проблема того, что делать с молодыми мужчинами, входящими в жизнь, остро стояла перед обществом. Молодые люди обладают повышенной агрессивностью, унять которую могут только усвоенные нормы коллективного поведения.

Дня многих французов, причем не только разделяющих правые взгляды, неспособность современного государства навязать молодежи такие нормы поведения являются свидетельством кризиса власти.

Правообладатель иллюстрации BBC World Service
Image caption Режи Дебрэ: Франции нужно вспомнить о своей национальной гордости

Режи Дебрэ, который называет себя левым философом, указывает, что в западном мировоззрении наблюдается примат экономики при решении сложных социальных проблем.

По его словам, политика становится стерильной, либерализм ставит в центр происходящего личность, а более глубокие человеческие ценности девальвируются.

В результате, говорит философ, французы больше ни во что не верят и оказываются безоружными против тех, кто стремится уничтожить общество.

"Сегодня наш правящий класс стыдится собственного языка, собственного места рождения, - говорит он. - Каким образом можно привлечь к нашим традиционным ценностям иммигрантов, если эти ценности отвергаются правящей элитой? Мы сталкиваемся с тем, что не можем заставить иммигрантов полюбить нас".

Другим аспектом психологической дилеммы, в которой оказалась Франция, является чувство униженности, которое испытывают многие мусульмане.

Это унижение питает гнев и ненависть, которое заставляет молодых арабов выходить на улицы и жечь машины, или вступать в ряды исламистов в Сирии и Ираке.

Эти молодые мужчины чувствуют себя униженным тем, что оказались на социальном дне Франции; они чувствуют себя униженным из-за коррупции и хаоса на Ближнем Востоке; они устали от постоянных жизненных разочарований и поражений.

Тот день, когда обитатели иммигрантских районов примкнут к демонстрациям в защиту французских ценностей, станет днем, когда они утратят это ощущение униженности.

Новости по теме