"Убрать из друзей": десктоп-хоррор как новый жанр

  • 9 июля 2015
Кадр из фильма "Убрать из друзей" Правообладатель иллюстрации Bazelevs
Image caption Создатели фильма стремились сделать его максимально реалистичным: в этом фильме открыто мелькают названия Google и iMessage, а в "Скайпе" часты помехи

В России выходит в прокат спродюсированный Тимуром Бекмамбетовым фильм ужасов "Убрать из друзей", в котором группу американских подростков в интернете терроризирует призрак умершей одноклассницы.

Главная особенность фильма, снятого режиссером Леваном Габриадзе, состоит в том, что всё действие происходит на экране компьютера главной героини. Авторы фильма называют созданную ими форму десктоп-фильмом.

На Западе некоторые критики посчитали, что за 85 минут такой подход успевает наскучить, но многие, напротив, хвалили Габриадзе и Бекмамбетова за новаторство. В России большинство отзывов кинокритиков варьировалось в диапазоне от положительных до восторженных.

В свою очередь вердикт зрителей однозначен: сборы фильма уже как минимум в 45 раз превысили его бюджет, составивший всего около миллиона долларов. Трейлер "Убрать из друзей", вышедший в январе, вызвал больший отклик в "Твиттере", чем трейлер "50 оттенков серого", заявляют авторы картины.

По сюжету фильма, подростки участвовали в травле своей одноклассницы Лоры Барнс в интернете, которая позже покончила с собой. Год спустя (в день годовщины смерти Лоры, разумеется) к их разговору в "Скайпе" подключается кто-то под таким же ником, как у неё, угрожая друзьям смертью.

Фильм был поставлен, как спектакль: в ходе съемок актеры целыми днями сидели в отдельных комнатах наедине с камерами, а если кто-то из них ошибался, приходилось начинать все сначала, рассказал Леван Габриадзе корреспонденту Би-би-си Ольге Слободчиковой.

Би-би-си: В контексте вашего фильма интересно, что мы сейчас говорим по "Скайпу". Как была задумана эта форма - то, чтобы мы видели все происходящее через десктоп главной героини?

Леван Габриадзе: Это было придумано Тимуром Бекмамбетовым. Он был убежден, что такой способ рассказать историю может в течение 85 минут удерживать внимание людей, что их можно так увлечь происходящим на десктопе, что такой фильм пойдут смотреть в кино.

Тимур эту идею долгие годы прорабатывал, обдумывал. Когда лет семь-восемь назад начали об этом говорить, казалось, что для этого рано, почва еще не созрела. А вот в 2012 году, когда Нельсон Гривз написал сценарий, уже было понятно, что общество больше подготовлено. Тогда наша трагическая проблема, проблема троллинга, уже была на поверхности. Историю про троллинг можно хорошо рассказать с помощью screen capture (от английского "захват экрана") - того, что происходит на экране главной героини. Тема троллинга очень связана с десктопом, он там и происходит.

Правообладатель иллюстрации Bazelevs
Image caption Авторы картины изобрели новую форму десктоп-фильма, но сам сюжет заставляет вспомнить многие другие фильмы ужасов

Би-би-си: На ваш взгляд, сейчас проблема травли стоит острее, чем, допустим, для вашего поколения?

Л.Г.: Конечно, несравненно. Правила изменились. В старые времена булли [от английского "bully" - тот, кто участвует в травле] должен был быть сильным человеком, который мог отстоять свою позицию, а сейчас это может быть кто угодно, аноним. К тому же в сети всегда остаётся след - всегда нужно быть готовым, что кто-то может заинтересоваться каким-то человеком, узнать, что это с ним происходило. Мы как общество обучились бороться в судах, где ты невиновен, пока твоя вина не доказана, но люди в форме буллинга начали устраивать самосуд. Есть такое английское слово - "stoning", публичное забивание камнями. В старые времена это было не таким публичным, можно было уйти, забыть обиды, а сейчас - как это забудешь, оно всегда там, в сети. Жить стало сложнее в этом смысле, весь твой жизненный след записывается. Всё, что вы покупаете; вся история браузера вашего личного; всё, что вы там смотрели. Если это кому-то понадобится, то любые пароли условны.

Би-би-си: Герои вашего фильма – это те, кого в английском называют millennials, рождённые на стыке тысячелетий. Сейчас очень много обсуждается, как это поколение отличается от всех предыдущих – именно благодаря тому, что их взросление буквально происходит за компьютером и в интернете. Вы пытались вложить в фильм какое-то мнение об них? Герои фильма все-таки предстают, мягко говоря, не самыми хорошими людьми.

Л.Г.: Когда героев начинаешь приукрашивать, сразу на кино становится похоже. Мы старались делать максимально достоверно, старались усреднить. Да, в жизни появляются какие-то новые вещи и навыки, но основные инстинкты у всех одни и те же. Всегда нужно доводить характер до самого животного, основного, что есть в человеке. От этого зависит, как он будет реагировать в той или иной ситуации. Наши герои простые, без особых талантов, чувства юмора. Простые ребята, которые по глупости допустили ошибку, но оказалось, что им не повезло, потому что в эпоху, когда они родились, такие ошибки имеют плачевные результаты. У нас в фильме собрались такие люди, которые сами занимались буллингом, они сами троллили людей. И вот час расплаты настал.

Правообладатель иллюстрации Bazelevs
Image caption Камеры одновременно снимали шесть актёров, из-за чего в случае ошибки одного из них приходилось переснимать всё

Наследие "Ведьмы из Блэр"

Би-би-си: Вы как-то изучали поведение подростков для фильма?

Л.Г.: Частью работы над фильмом было понять, как молодежь общается. Мы очень много смотрели чатов, долго изучали этот вопрос в процессе написания сценария, да и на протяжении всего проекта. Изучали вопросы лингвистики, причем в английском это чуть-чуть по-другому, чем в русском. В английском мы старались быть максимально близки к реальности того поколения, с которым мы работали.

Актеры тоже внесли большой вклад. Хотя у нас был строгий сценарий, наш фильм - в жанре found footage ("найденной плёнки"), а в этом жанре все должно быть реальное, даже диалоги. Когда диалог написан, подсознательно вы понимаете, что актер читает готовый материал, что это не рождается у него в голове. Что мы сделали - мы долго репетировали по сценарию, а потом забрали его у актеров, они помнили уже всю ситуацию. Произошел логичный переход: они сами этот язык под себя подмяли. Ребята остались теми, кто они есть. Мы им предложили игру: мы вас не меняем, вы такие как есть, просто с вами такая история случилась.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Леван Габриадзе до этого снял ориентированные на российского зрителя "Выкрутасы", а также "Елки-2" и "Елки-3"

Би-би-си: То, что в фильме нет известных актеров, это осознанный выбор?

Л.Г.: Это закон жанра. В found footage нельзя иметь известное лицо, или оно должно играть самого себя. "Ведьма из Блэр" начала эту волну, и мы все из этого жанра вышли. Зритель не поверит в историю, увидев актера, которого он знает.

Би-би-си: Вы рассказывали, что во время съемок актеры сидели в отдельных комнатах, а вы им отправляли указания по смс. По скольку часов они вот так сидели?

Л.Г.: Целыми днями. Одной из уникальных особенностей производства было то, что мы снимали цельными кусками. Весь фильм могли прогонять целиком. Обычно в кино так не бывает, а этот фильм был в большей степени поставлен, как театральный спектакль. Все происходило в режиме реального времени. В этом была главная сложность: когда у тебя шесть экранов, если кто-то плохо сыграл, надо все шесть переснимать. А дубли очень длинные: если ты снимаешь 85 минут, и кто-то на 15-й минуте ошибся, надо все заново делать.

Би-би-си: А добавить какую-нибудь помеху, как будто соединение в "Скайпе" не очень хорошее (в фильме часто появляются помехи со звуком и изображением - прим. ред)?

Л.Г.: Ну да, мы где-то чуть-чуть этим пользовались (смеется). Все равно задача была очень сложной. Но дело всегда в команде: очень повезло, что была такая маленькая, мобильная, полная энтузиазма команда. Все сплотились, и мы два года так жили.

Правообладатель иллюстрации Bazelevs
Image caption "Лора" заставляет героев признаться в своих грехах - иначе кто-то из них умрет

Би-би-си: Сколько по времени заняли сами съемки?

Л.Г.: Репетиции были где-то месяц, и съемки тоже где-то месяц, если все вместе собрать.

Би-би-си: Если посмотреть список малобюджетных фильмов, которые собрали большую кассу, то оказывается, что многие из них - это фильмы ужасов. "Ведьма из Блэр", которую вы уже назвали, "Пятница, 13-е", "Хэллоуин", "Ночь живых мертвецов" и так далее. Почему так происходит, как вы думаете? Для страха не нужен большой бюджет, а для всего остального нужен?

Л.Г.: Да, я думаю, человека легче напугать, чем рассмешить или удивить. Потому что страх работает внутри нас. Если даже чуть-чуть подсказать тему, и она в вас резонирует, то мозг уже сам разовьет эту мысль. Это экономит бюджет - человек все сам додумает.

Би-би-си: Я смотрела ваш фильм на большом экране, и мне показалось, что было бы страшнее, если бы я смотрела его дома, когда все, что происходит на экране компьютера главной героини, происходило бы на экране моего компьютера. Может быть, те, кто будут смотреть этот фильм в кинотеатре, в чем-то проиграют?

Л.Г.: Нет, ни в коем случае. В кинотеатрах будет весь успех. Главное в этом жанре развлечения - в том, что происходит коллективный просмотр. Особенно когда это страшные истории - чем больше народу, тем лучше. Дома отвлекающих факторов очень много. В кино ты сидишь на месте, двигаться нельзя, телефоном пользоваться тоже. Дома кто-то тебе смс-ку послал, чайник вскипел - внимание неполноценное. Да, если кто-то посмотрит этот фильм дома, один, когда весь свет выключен, телефон выключен, на улице идет дождь и шумит ветер, - только тогда возможен равноценный опыт.

Би-би-си: Я читала сообщения, что уже подтверждены планы на сиквел фильма. Это так? Это будете вы снимать или кто-то другой?

Сиквел продумывается всегда, но я ещё ничего сказать про это не могу. У нас есть разные идеи, чтобы таким же образом снять новый фильм. Один фильм даже уже снят - комедия, другие идеи тоже прорабатываются, в этом много людей участвует.

Новости по теме