Уместно ли смеяться над преступлениями ИГ?

  • 14 августа 2015
Сатирический ролик группы Daya Altaseh Правообладатель иллюстрации Daya Altaseh
Image caption Сатира на "Исламское государство", на первый взгляд, отдает дурновкусием...

Экстремистская группировка "Исламское государство" эффективно и методично - с момента своего появления - создает в медиапространстве образ абсолютного зла, в основном за счет максимально широкого распространения максимально жестокого визуального контента. Что не спасает ИГ от многочисленных пародий, появившихся в последнее время.

Запоминаемость образов ИГ обеспечивается постоянным присутствием в сообщениях определенного набора мотивов и символов.

Композиция с фигурой в оранжевом комбинезоне, стоящей на коленях у ног мужчины в черном, черный флаг, мелодия "нашида ИГИЛ" (гимна группировки), - эти символы стали универсально узнаваемыми в течение очень короткого времени.

Люди в черных масках и их жертвы в оранжевом регулярно попадают в новости. А значит - в массовое сознание, которое, "переварив" образ террориста, дает на выходе и другой продукт - стихийную, народную сатиру.

В середине июня репортер Си-эн-эн, освещавшая гей-парад в Лондоне, заметила в толпе черное полотнище с символикой ИГ. Девушка поспешила поднять тревогу, однако при рассмотрении "флаг ИГ" оказался изображением набора разномастных фаллоимитаторов.

"Я хотел не посмеяться, а начать диалог", - заявил создатель флага, назвавший свое вымышленное движение во имя любви, равенства и свободы "Дилдосис".

В начале июля британская пресса взорвалась шокирующими заголовками. Скандал разгорелся вокруг молодого отца, прогуливавшегося у здания парламента в Лондоне.

Взглянув на мужчину, шагавшего по улице с ребенком на плечах, прохожие в панике отшатывались: молодой отец был завернут в большой черный флаг "Исламского государства". Мужчину не задержали, так как фактически он не сделал ничего противозаконного.

"Это всего лишь ИГИЛ"

Примеров того, что символы "Исламского государства" (признанного в России террористической организацией, деятельность которой на территории страны запрещена) "пошли в народ" в западных странах, более чем достаточно.

Любительский ролик, снятый шестью банковскими служащими в Британии во время воскресного тимбилдинга и пародирующий публичное убийство в стиле ИГ, стоил всем шестерым работы. Политкорректное общество и банковский сектор, где стерильная репутация дороже денег, не выдержали шока - или дурновкусия.

Правообладатель иллюстрации Paul Coombs
Image caption Символы ИГ активно переосмысливаются современными художниками

На первый взгляд, зубоскальство по поводу действий ИГ кажется просто выходом за все рамки. Однако, как говорят эксперты, у такого смеха есть важная социальная функция.

"Смех может как сохранять, так и инвертировать взаимоотношения между сильным и слабым," - пишет доктор социологических наук Саара Сарма из университета Тампере в своем эссе "Коллаж".

Итак, слабая, запуганная сторона с помощью смеха может предстать сильной, и наоборот. В то же время стилевое снижение помогает обществу начать обсуждать проблему.

Отец провожает дочь на самолет, с трудом сдерживая слезы. Они прощаются, очевидно - надолго.

"Может быть, ты останешься, походишь еще год в школу? - говорит отец. Девушка смеется: "Не волнуйся, обо мне позаботятся. Это всего лишь ИГИЛ".

К аэропорту подъезжает джип, заполненный вооруженными людьми в масках. На двери - флаг "Исламского государства". За кадром слышен смех зрительного зала. Девушка садится в автомобиль и уезжает. Отец смотрит вслед уезжающему автомобилю. На щеке у него слеза.

Правообладатель иллюстрации Daya Altaseh
Image caption На Востоке ИГ становится объектом более резкой сатиры, чем в странах Запада

Этот скетч вышел в программе Saturday Night Live на американском телеканале Эн-би-си и сразу же вызвал ожесточенные споры. Общественные деятели, телеведущие, актеры и политики попытались ответить на вопрос: "Можно ли смеяться над абсолютным злом?"

Уместно ли в 2015 году, когда тысячи реальных девушек уезжают на Ближний Восток, чтобы примкнуть там к реальному террористическому движению, шутить над "Исламским государством"?

Эстетический поворот

"Оружием терроризма являются не взрывы, а медиа-атака, и в этом смысле ИГИЛ занимается скорее тем же самым. Шокирует. Медийным образом шокирует аудитории. Действительно, мы видим, как довольно распространенное явление, а именно - разрушение памятников, сегодня стало медиа-инструментом. Это самое главное и новое," - говорит культуролог, профессор Высшей школы экономики Виталий Куренной.

Сочетание контента беспрецедентной шоковой силы и наличия широкой сети для его распространения делает ужасную пропагандистскую машину ИГ эффективной. Однако на обывателя воздействуют и более тонкими методами.

В своей работе "Популярная культура и политическая идентичность" исследователи Констанс Данкомб и Роланд Блейкер из университета Квинсленда проводят параллели между видеорядом скандальных роликов с убийствами, которые выпускает ИГ, и некоторыми популярными американскими телесериалами, в частности, сериалом "Родина", ремейк которого в 2015 году вышел и в России.

Исследователи приходят к выводу, что ИГ специально делает свои видео стилистически похожими на некоторые образцы западной культуры.

Правообладатель иллюстрации Fox 21
Image caption Создатели сериала "Родина" эксплуатируют хорошо знакомый мотив "кругом враги". ИГ принимает на себя роль такого врага

Такая визуальная мимикрия, с одной стороны, повышает эффективность рекрутинга, а с другой - служит для деморализации обывателей, заключают ученые.

"Родина" - сериал, нацеленный на неоконсервативную аудиторию с определенной милитаризацией сознания и пропагандирующий консолидацию общества перед лицом общего врага.

ИГ с помощью визуального подражания как бы становится частью художественного мира, с удовольствием принимая на себя роль этого врага.

Лихорадочный, нарочито нелогичный стиль, в котором снята заставка к сериалу "Родина", представляет мир после 11 сентября как мир, где правят неуверенность, дезинформация и насилие, которые метафорически подчеркиваются душевным состоянием главной героини Керри.

"Воспроизводя этот визуальный формат, видео ИГ играют на том же самом чувстве неуверенности, чтобы внушить зрителю недоверие к авторитетам и страх, что США больше не может защитить и обезопасить своих граждан", - говорится в эссе Данкомб и Блейкер.

Этот пример использования созданного "вражеской" стороной медийного контента в своих целях - лишь малый элемент информационной войны, однако из него хорошо видно, насколько в "информационном терроризме" важна визуальная презентация и эмоции.

Танцы в клетке

В марте на свадьбу в Египте ворвались вооруженные люди в масках. Размахивая ножами, люди заставили гостей встать к стене.

Музыка в колонках сменилась звуками печально известного "нашида ИГИЛ" - гимна, который звучит в каждом ролике организации.

Вооруженные люди затолкали жениха и невесту в клетку, очень похожую на ту, в которой боевики ИГ всего за месяц до этого живьем сожгли иорданского пилота.

Но ни похищения, ни убийства не произошло. Через несколько минут "террористы" сняли маски, оказавшись родственниками жены, в колонках снова зазвучала тягучая арабская поп-музыка, и молодые с гостями пустились в пляс.

Этот розыгрыш, организованный 25-летним студентом-медиком Ахмедом, запомнился не только его невесте и гостям торжества. О свадьбе написали мировые СМИ, дав молодым возможность объяснить, зачем это было сделано.

"Они пришли в мир с насилием и терроризмом, но наша улыбка и наш смех победят ИГ", - сказала невеста. "Египтяне сломают клетку из смерти, созданную ИГ. Мы никогда не будем бояться," - добавил жених.

Смех над ИГ в странах Востока гораздо заметнее, чем на Западе, рассказывает продюсер Арабской службы Би-би-си Ханан Разек.

"Раньше терроризм, конечно, не был темой для смеха, но в последние несколько месяцев появилось несколько групп, которые высмеивают ИГ, чтобы показать их лицемерие. [...] Люди по всему миру боятся ИГ. Вместо того чтобы бояться, они решили высмеять то, что они делают", - рассказывает журналистка.

Смех против пафоса

Одна из таких групп - сирийская Daya Altaseh, которая позиционирует себя как правозащитная организация, но занимается в основном производством юмористических видеороликов.

Выглядит это так, как если бы резиденты Comedy Club вдруг сняли жестокую сатиру на "Имарат Кавказ".

В ответ на каждое видео ИГ Daya Altaseh выпускают своё, где террористы предстают недалекими и кровожадными.

Правообладатель иллюстрации Daya Altaseh
Image caption ISIS Mario - одна из наиболее известных работ группы Daya Altaseh

Религиозному пафосу строителей нового мира противопоставляется смех разных видов. В Турции террористов наряжают в Марио, в Израиле смеются над их акцентом, при этом основные символы ИГ остаются константой.

Визуальный язык террористической группировки, таким образом, пытаются перехватить.

Другая функция сатиры на ИГ, объясняет Разек, - дистанцировать "Исламское государство" от ислама. Как пример она приводит сюжет одного из скетчей группы Daya Altaseh:

"Однажды в Сирии жил человек, которому очень хотелось убивать. Но после убийства он всегда испытывал вину. Как-то раз он встретил джинна и объяснил ему свою проблему. "У меня есть прекрасное решение, - ответил джинн. - Просто убивай всех подряд во имя религии, и совесть не будет тебя мучить". Так появилось "Исламское государство".

"Таким образом Daya Altaseh пытаются показать, что ИГ не представляет их религию. Что у них совершенно другая мотивация. Что они просто хотят крови", - рассказывает журналистка.

Смех уместен?

Во всех этих случаях символы, используемые ИГ, - его флаг и герб, гимн, форма его бойцов и оранжевые костюмы пленных - сохранены, но помещены в юмористический контекст.

Судя по всему, в "Исламском государстве" осознают, что происходит постепенный "захват" их символов. Возможно, в том числе и поэтому не так давно глава группировки Абу Бакр аль-Багдади запретил своим последователям выкладывать в интернет видео публичных убийств.

Как рассказала Би-би-си доктор Кэтрин Браун из лондонского Кингc-колледжа, популяризация символики ИГ, особенно в юмористическом контексте, может нанести экстремистам серьезный ущерб.

"Скорее всего, ИГ страдает от массовой адаптации их иконографики, потому что это идет во вред их мифу о рождении нового халифата. Это происходит от того, что они не могут контролировать, кто именно использует их символы. В отличие от "Аль-Каиды" ИГ никогда не стремилось превратиться во "франшизу", а напротив, имело свои четкие территориальные границы и административную структуру. Любое размывание их командной вертикали (например, путем широкомасштабного использования их символов) - это угроза их физической власти", - считает Браун.

"Смех всегда полезен, потому что это такой простой терапевтический прием снятия страха. Когда вы над чем-то смеетесь, это значит, вы этого уже не боитесь", - соглашается Виталий Куренной.

Новости по теме