Левада: каждый пятый москвич оправдывает разгром в Манеже

  • 2 сентября 2015
Дмитрий Энтео Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption В целом по России 9% оправдывают Энтео и соратников, в Москве - 21%

21% москвичей считает оправданными действия православных активистов, напавших на выставку "Скульптуры, которых мы не видим" в Манеже и повредивших экспонаты, свидетельствует опрос "Левада-центра".

В целом по России положительно поступок активистов, которые называют себя движением "Божья воля", оценили 9% респондентов: 2% ответили, что их действия "целиком оправданы", 7% - "в целом оправданы". В Москве этот результат - 7% и 14% соответственно.

Социологи провели опрос среди 800 человек в возрасте 18 лет и старше, представлявших 134 населенных пункта 46 российских регионов.

При этом большинство россиян - 43% - этот поступок считают неоправданным или совершенно недопустимым, а 38% о нападении на Манеж ничего не знают.

В Москве тех, кто о действиях активистов не знает, меньше - всего 18%.

Не одобряют действия погромщиков, по сведениям "Левады", 58% опрошенных в Москве.

14 августа активисты движения "Божья воля" попытались устроить погром на выставке "Скульптуры, которых мы не видим" в Манеже. Свой поступок они объяснили тем, что экспонаты, по их мнению, оскорбляют чувства верующих. Ущерб от их действий, по предварительным данным, составил 1,1, млн рублей, заявили в "Манеже". 26 августа выставка вновь подверглась нападению, но лидер "Божьей воли" Энтео от этого инцидента открестился.

С заявлениями, которые выражали сомнение в ущербе от действий активистов, ранее выступали некоторые православные деятели, а глава синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин посетил выставку и счел некоторые ее экспонаты оскорбительными.

"Этическая граница допустимого и недопустимого в искусстве у нас проложена неправильно еще с 80-х - начала 90-х годов, - цитировал его Интерфакс. - Не должно быть в публичном пространстве порнографии, изображения половых органов, осквернения почитаемых верующими символов и предметов, оскорбительного изображения тех или иных людей, живых или усопших, в том числе политических деятелей".

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Работы, которые пострадали от нападения православных активистов, направили на экспертизу в Центр Грабаря

Позже движение "Народный собор" обратилось с письмом в Следственный комитет России с требованием проверить выставку в Манеже "на предмет наличия и публичной демонстрации изображений порнографического характера авторства Вадима Сидура". Причина приводилась по меньшей мере странная: авторы письма обнаружили в интернете несколько рисунков Сидура, в которых используется изображение полового члена.

Затем СМИ опубликовали результаты экспертизы, проведенной сотрудником кафедры теологии факультета немецкого языка Московского государственного лингвистического университета Александром Евдокимовым. По его мнению, рисунки Сидура "пропагандируют извращения", но искусствоведы раскритиковали этот документ как показывающий полную некомпетентность автора.

Более того, эти рисунки, относящиеся к серии "Мутации" 1969 года, на выставке в Манеже не представлены. Как сообщил Би-би-си генеральный директор Sotheby's в России Михаил Каменский, эти и шесть других рисунков в 2007 году были выставлены на аукцион, но проданы не были, и их дальнейшая судьба компании неизвестна.

Русская служба Би-би-си обратилась к деятелям музейной сферы с вопросом о том, почему творчество Вадима Сидура, которое в течение многих лет без проблем выставлялось в музеях, вдруг стало предметом нападок консервативных кругов, и видят ли они в этом тенденцию.

Михаил Миндлин, директор Государственного центра современного искусства:

Это тенденция, совершенно очевидная. То же самое произошло и в Санкт-Петербурге со зданием, которое спроектировано с стиле модерн, которое пережило революцию, Великую отечественную войну, все годы коммунистического режима, все годы лихолетий, а потом с этого здания был сбит кувалдой барельеф (речь идет о барельефе Мефистофеля - прим. Би-би-си). Это говорит о серьезной культурной болезни нашего общества - это воинствующая безграмотность, дикость, необразованность. В конце концов, как мы будем относиться тогда к определенным изображениям на античных амфорах или религиозным произведениям дальневосточного искусства, тибетского искусства, индуистского искусства? Тогда это все подлежит уничтожению, как талибы уничтожили статуи Будды в Афганистане. Мы знаем, что происходит сейчас в Сирии ( уничтожение руин Пальмиры - прим. Би-би-си). Это чрезвычайно опасная тенденция.

Искусство всегда использовало и религиозные, и политические, и национальные символы. Запретить использовать в изобразительном ряду элементы окружающего мира невозможно. Это проблема окружающего мира, а не искусства. Сколько раз пытались это делать - запрещать, сжигать, расстреливать. Невозможно заткнуть рот искусству, оно, как трава, пролезает через все запреты.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Скульптуры "Это вы сделали? - Нет, это сделали вы. Портреты мертвых революционеров" Анатолия Осмоловского также не понравились Чаплину

О словах протоиерея Всеволода Чаплина о "недопустимом" в искусстве: У нас церковь отделена от государства, а от государства таких заявлений не было. К тому же, Чаплин, насколько мне известно, не одобрял акты вандализма и говорил о том, что, если кому-то что-то не нравится, есть правоохранительные органы. Вопрос в том, к кому люди, которые могут считать себя оскорбленными теми или иными произведениями искусства, обратятся за получением соответствующей экспертизы. Вы же не поведете человека, который сломал руку, лечиться к стоматологу? Проводить экспертизу в области современного искусства могут только профессионалы, которые работают в сфере современного искусства. В этом могут возникать некоторые проблемы.

Провокативная стратегия - одна из тенденций современного искусства, и я имею в виду не только сегодняшнее искусство, но и искусство прошлых десятилетий. И если это нарушает общественный порядок, наносит материальный или физический ущерб, ущерб здоровью, это все подлежит действиям, которые предусматривает законодательство. Я считаю, что радикалы как с одной, так и с другой стороны, должны нести ответственность.

В любой стране существуют какие-то радикальные, ортодоксальные группировки, которые действуют варварскими методами, но в правовом государстве остановить их - задача правоохранительных органов. Я считаю, что наказание должно последовать. Я надеюсь на это. Такие люди, как представители "Божьей воли", - им вообще кто дал право так себя называть? Кто их уполномочил говорить от лица церкви, религиозного сообщества? Мне кажется, они только дискредитируют православную церковь своими действиями. Мне кажется, в данном случае очевиден факт нанесения ущерба государству: это государственное имущество, произведения, являющиеся частью государственного музейного фонда, поэтому правоохранительные органы обязаны отреагировать.

Безусловно, в такой ситуации музеи должны усиливать охрану, но только где ресурсы? Это тоже проблема, о которой говорит все музейное сообщество. Это собственность государства, представляющая огромную ценность - не только материальную, но и культурную, историческую ценность. Снижать финансирование охраны - это ошибка. Министр культуры однозначно высказался, что, если это произойдет, то это будет катастрофа.

Татьяна Левина, специалист по искусству XX века, хранитель, куратор, работает в Третьяковской галерее с 1980 года:

Это выход на новый уровень - как и то, как в Питере Мефистофеля сбили, и полное молчание министерства культуры на этот счет (в минкульте Би-би-си заявили, что посчитали достаточным комментарий главы департамента культуры Москвы Александра Кибовского), безобразные высказывания Чаплина, который ищет тоже какие-то извращения.

Сидур - это классик. Он может нравиться или не нравиться, - я, например, не являюсь его поклонницей, но это классик, в Москве есть музей Вадима Сидура.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Скульптура "Хула-Хуп" Вадима Сидура

Эту, с позволения сказать, экспертизу я прочитала. Во-первых, непонятно, почему этот подсчет половых членов называется искусствоведческой экспертизой. Во-вторых, непонятно, почему эту экспертизу делает лингвистический институт и какой-то человек, который работает на кафедре теологии факультета немецкого языка. Этот человек, ничтоже сумняшеся, пишет "с учетом отсутствия художественной ценности данного изображения", совершенно никак не фундируя этот вывод, хотя в этом вся соль, поскольку при наличии художественной ценности любое количество половых членов, подсчитанных им, эрегированных или нет, порнографией уже не является. Вещь приобретает некоторое другое измерение. Эта экспертиза, вообще говоря, "филькина грамота", но то, что этим будут прикрываться, - это несомненно, иначе бы они не обращались незнамо куда. Просто они нашли какого-то человека, который готов был написать. Это все бредни какие - то есть в нормальной жизни это бредни, а так это будут использовать.

Вообще, порнография это, или не порнография - в истории искусства есть вещи, которые создавались как порнографические. Они в таком качестве делались: например, цикл гравюр Маркантонио Раймонди по фрескам Джулио Романо, которые изображают разные эротические позы (речь идет об иллюстрациях к эротическим сонетам Пьетро Аретино "Любовные позиции" - прим. Би-би-си). Это 16 век, Раймонди был на какое-то время посажен в тюрьму, но его быстро оттуда вытащили. Это вещи, которые создавались как порнография. Ну и что? Они имеют несомненную культурную ценность, и не дело каких-то полуграмотных людей... Не хотите - не смотрите.

Новости по теме