Кандидат в президенты США, верящий в мир без границ и бессмертие

  • 10 декабря 2015
Золтан Иштван Правообладатель иллюстрации Lisa Memmel

Среди кандидатов в президенты США не слишком много (мягко говоря) найдется таких, кто обещает положить конец смерти. Золтан Иштван обещает. Корреспондент BBC Future встретился с человеком, который путешествует по Америке на гигантском автобусе в форме гроба - для пропаганды своих идей.

"Я работал в National Geographic, путешествовал, занимался разными интересными вещами и вдруг внезапно чуть было не наступил на противопехотную мину во Вьетнаме", - рассказывает Золтан.

Мы сидим в фойе отеля, расположенного в нескольких минутах ходьбы от Белого дома в Вашингтоне.

"Проводник хватает меня, швыряет на землю и спасает мне жизнь. Тогда-то я и решил, что настало время посвятить себя тому, чтобы положить конец смерти – для себя и для тех, кого я люблю".

(Другие статьи сайта BBC Future на русском языке)

Так президентская гонка США 2016 года заполучила одного из самых необычных кандидатов.

На фоне текущих предвыборных стычек в социальных сетях между Дональдом Трампом и Джебом Бушем и словесных баталий между Хилари Клинтон и Берни Сандерсом, Иштван развернул довольно необычную кампанию в качестве кандидата "от третьей силы".

Писатель, философ и футурист выдвигается от Трансгуманистической партии, движения, которое верит, что новейшие технологии обладают властью трансформировать разум и тело человека.

Трансгуманисты мечтают достичь бессмертия с помощью футуристических технологий вроде загрузки разума, искусственных конечности (для нуждающихся), как у киборгов, и генетических манипуляций. Они хотят, чтобы мы эволюционировали в расу пост-человеческих сверхсуществ.

Пока другие кандидаты в президенты говорят, что знают, как поступить с Ираном, экономикой, иммиграцией, Иштван предлагает электорату более амбициозные цели.

Он хочет искоренить смерть и дать всем в Америке жизнь вечную.

Взрыв "философской бомбы"

Сейчас Иштван курсирует по США, как он выражается, в "Автобусе бессмертия".

Это старый школьный автобус, переделанный в огромный гроб на колесах. Турне финансируется методом краудфандинга.

Он открыто признает, что такой автобус – это просто трюк, именно он обеспечил трансгуманисту то внимание СМИ, на которое он и рассчитывал.

В начале августа, когда дизайн автобуса находился еще на чертежной доске, я целый день провел с Иштваном в Вашингтоне, округ Колумбия, пытаясь разобраться в серьезности его намерений и его видении будущего Америки.

Встреча была назначена на 9:30 утра, но я прилетел ранним рейсом из Нью-Йорка и приехал в отель за час до срока.

Я взял чашку кофе и уселся в фойе, когда заметил, что Иштван уже на месте. Поначалу я не был уверен, что это он - мы не встречались прежде, но я видел его снимки в интернете: светлокожий, высокий, мускулистый блондин с голубыми глазами.

Правообладатель иллюстрации Zoltan Istvan
Image caption Иштван курсирует по США в "Автобусе бессмертия" - школьном автобусе, превращенном в огромный гроб на колесах

Стереотипный американец "на все сто" - воплощение калифорнийца, либертарианца, типичный представитель культуры стартапов и технологических мечтаний.

Правда, тот Золтан Иштван, которого я заметил в фойе отеля, выглядел несколько иначе – будто он только что проснулся.

На нем была растянутая майка и линялые джинсы. Волосы слегка всклокочены.

Он нервно возился со своим смартфоном, налет уверенности в себе, присущий его публичным снимкам, улетучился, уступив место ощущению стресса и нервной энергии.

Если честно, он мало походил на кандидата в президенты, трансгуманист выглядел как обычный человек.

Я не стал подходить к нему, ощутив, что могу нарушить его личное пространство.

Вскоре он скрылся в своем номере и затем явился предо мной в ожидаемом облике публичного человека. Он излучал дружелюбие и энтузиазм, рассказывая о себе.

Сын венгерских иммигрантов в США, Иштван работал журналистом, когда едва не наступил на противопехотную мину во Вьетнаме.

"Я занимался экологическими проблемами и гуманитарной работой. Я был доволен жизнью, но не слишком активно посвящал себя тому, что меня по-настоящему интересовало. [Происшествие во Вьетнаме] подтолкнуло меня к решению покончить с журналистикой, точнее - прекратить заниматься другими историями, кроме той, настоящей, которая отвечает на вопрос: "Какая отрасль науки позволит людям жить дольше?"

"Я почувствовал, что у меня в голове взорвалась "философская бомба", и подумал, что должен отдать все свои силы этому движению. Я только что чуть не погиб, а это движение во многих отношениях направлено на то, чтобы не умирать. Наверное, я должен что-то сделать для него".

Иштван бросил журналистику и с головой ушел в сочинение романа, "Ставка на трансгуманизм" (The Transhumanist Wager, 2013).

"Я трудился над романом по восемь часов в день в течение четырех лет. У меня не было другой работы, я занимался только романом".

Роман "Ставка на трансгуманизм" повествует о философе Джетро Найтсе, который ведет кампанию против демократии, и становится революционером, захватившим власть над миром.

Его цель – установить авторитарный трансгуманистический режим в глобальном масштабе.

Как по мне, это напоминает движение неореакционеров, крайне правое философское течение, которое считает, что демократия потерпела крах, а народами и странами снова должны управлять наследственные монархии.

Довольно опасный посыл для человека, претендующего на пост президента, не так ли?

Проект бескорыстной диктатуры

"Уже год, как я дистанцировался от книги, - говорит он. – Я довольно хорошо знаком с неореакционным движением. Мне не нравятся их некоторые политические взгляды, особенно отношение к женщинам. Вместе с тем, я готов подписаться под их монархическими идеями и поддерживаю тезис о благосклонном диктаторе, считая это полезным для страны".

Такие слова кандидата в президента меня слегка озадачили. Но, как выясняется, это характерно для Иштвана. Он еще не все сказал, а в рукаве у него всегда припасен философский сюрприз.

"Это одна из причин, почему я выступал за то, чтобы когда-нибудь президентом страны стал искусственный разум. Будь у нас некая поистине альтруистическая сущность, в интересах общества было бы поступиться некоторыми свободами. В прошлом существовали эгоистичные диктаторы, чье правление оборачивалось катастрофой для их стран. Но если бы появился кто-то, преследующий ваши самые насущные интересы, разве бы вы не встали на его сторону?"

Я хотел подробнее поговорить с ним об этом, поскольку каждый ответ рождал дюжину новых вопросов, но нам предстояла первая из назначенных на тот день встреч - завтрак с членами отделения Трансгуманистической партии в Вашингтоне, шестью мужчинами средних лет, пять из которых – белые.

Правообладатель иллюстрации Zoltan Istvan
Image caption Деньги для турне на "Автобусе бессмертия" собраны методом краудфандинга

Это был странный, порой неловкий час. Как всем политическим движениям, трансгуманистам не чужды внутренние распри и фракционная борьба. Кроме того, не все считали, что именно Иштван - лучший из возможных лидеров.

Его это не смущает, сказал мне позже Иштван. Куда больше его заботит необходимость достучаться до более широкой аудитории.

"Настоящая цель – заставить миллионы людей задуматься о продлении жизни, трансгуманизме, роботах-гуманоидах и их роли в будущем. Моя главная цель для Трансгуманистической партии – изменить культуру Америки".

Цель благородная, говорю я, но в случае с технологиями, за которые ратует он, все дело в их доступности. Они дороги. Как он собирается сделать их доступными не только для тех, кто в состоянии заплатить?

"Я пытаюсь сделать партию как можно более центристской организацией под лозунгом: "Ни в коем случае нельзя позволить богатым подмять технологии под себя". На все случаи жизни, - идет ли речь о детях из пробирки или искусственном разуме, - у правительства должны быть планы для того, чтобы сделать такие разработки совершенно открытыми и бесплатными для всего общества".

Почти как при социализме, замечаю я.

Каждому по потребности

"Я не поклонник социализма. Я либертарианец, но я знаю, что нужно делать. Правильно будет не делить общество дальше, порождая новое неравенство, а обеспечить каждому немедленный доступ к этим технологиям. Они революционны и дают огромные преимущества тем, кто ими владеет".

"Одна из больших идей, которую мы поддерживаем, - это всеобщий базовый доход. Роботы начнут вытеснять с работы людей. Это, безусловно, произойдет в ближайшие 10 или 20 лет. Даже те, у кого за плечами 20 лет подготовки, окажутся в числе проигравших. Нам нужен универсальный базовый доход, чтобы обеспечить каждому крышу над головой и пропитание. Мы выступаем за полностью бесплатную систему образования. В числе наших самых странных и агрессивных идей – обязательное дошкольное и высшее образование. Любой, кто родился сегодня, будет жить 150-200 лет, а объем получаемого нами образования не меняется".

Я хотел было спросить его, почему он так уверенно пророчествует, но возникает насущный вопрос: где он, если станет президентом, возьмет деньги на все это?

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Если роботы займут рабочие места людей, как пророчит Иштван, что будут делать политики?

"Мы в Америке тратим на тюремную систему в четыре раза больше, чем на образование. На военные цели мы тратим почти в 10 раз больше, чем на образование. Тюремная индустрия (это даже не система, а целая отрасль промышленности) должна исчезнуть. Вместо того чтобы тратить деньги на людей за решеткой, лучше финансировать образование. На первый взгляд это утопия, но с финансовой точки зрения это обоснованно. Если сократить численность заключенных только на 20%, мы сможем обеспечить финансирование всех колледжей в стране".

Такие слова запросто могли исходить политика традиционного толка. Какой же в этом трансгуманизм? Но Иштван еще не закончил.

"Если мы пользуемся дронами, роботами и прочими подобными технологиями, в будущем нам придется вообще отказаться от тюремного заключения. Проще отправить дрон для слежки за преступником, особенно если это – мелкий преступник, чем переполнять тюрьмы. Вместо того чтобы кормить их, содержать охрану, поручим дронам следить за ними и заставлять их работать".

Технологический оптимизм

Общаясь с Иштваном, я снова и снова вижу, насколько прихотливо его мировоззрение: это нетрадиционная смесь либерализма и консерватизма, прагматизма и откровенной фантастики, утопизма и довольно зловещих пророчеств.

Мы говорим об этом по пути на мероприятие Всемирного банка Athgothon 2015 (состоялось 12-15 августа – Ред.), где он должен выступать.

Это был инновационный форум, участники которого могли узнать, как "создать стратап за три дня", а также "под руководством лидеров индустрии научиться превращать инновационную идею, навык или страсть в коммерчески выгодный и социально ответственный бизнес".

Хотя на мероприятии преобладали студенты и недавние выпускники колледжей, это было эксклюзивное мероприятие – стоимость билетов превышала 500 долларов.

Присутствующие занимались главным образом установлением контактов, слушали вдохновляющие выступления с рецептами, как добиться успеха, и рассуждали о том, что придет на смену Uber и Facebook.

Все это в целом представлялось платформой для пропаганды идей либертарианства, ценностей Кремниевой долины, философии предпринимательства и трансгуманизма - всего того, что заставляет меня чувствовать себя в определенной мере циником и… немного не в своей тарелке.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Чтобы не увеличивать число заключенных в тюрьмах, Иштван предлагает применять дроны для слежки за преступниками после их освобождения

Иштван, напротив, был как дома, а слушатели тепло принимали все, что он имел сказать о будущем автоматизации, робототехники и ожидающей всех вечной жизни в его мире технологических утопий.

Потом он спросил, как мне его выступление, все ли было в порядке, и в этом вопросе опять проявилась более деликатная, слегка ранимая сторона его натуры.

Время после обеда уходит главным образом на фотосессию.

Фотограф из Трансгуманистической партии делал новые рекламные снимки Иштвана у главных достопримечательностей столицы – мемориала Линкольна, памятника Вашингтону и собственно Белого дома.

Иштван снова на высоте. Все выглядит очень патриотично, и я думаю: останется ли место для государств в той постгуманистической утопии, в которой всем нам суждено жить вечно, загружая собственный разум в компьютерные сети?

Его ответ – это снова странная смесь идей, либеральных и слегка зловещих.

"Я думаю, что Америка великая страна, потому что я из эмигрантской семьи и воспитан в этом духе. Но я полностью поддерживаю идею гигантского мирового правительства. Мы должны избавиться от пут наших стран. Я также поддерживаю тотальную миграцию, откуда и куда угодно. Никаких вопросов. Никаких границ. Нужна, однако, система идентификации и слежки с помощью вживленных чипов".

Фотосессия окончена, и у нас остается еще час-другой до вылета Иштвана в Калифорнию. Времени как раз хватает на чашку кофе и еще несколько вопросов.

Оказалось, что мы с Иштваном одного возраста, 42 года.

Сколько себя помню, нам все время обещали одно и то же, что технологический прорыв – передовая робототехника, пришествие искусственного интеллекта, конец труда – наступит через 20 лет. А воз и ныне там.

Верит ли Иштван в собственные пророчества? А что если ошибается насчет науки?

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Способен ли искусственный разум управлять такой страной, как США? Иштван считает, что да

"Начнем с того, что технологический оптимизм - это одна из моих ораторских банальностей, - признает он. - В отличие от Трампа, который говорит: "Америка великая страна", я говорю: "Величие в технологии". Виноват. Может быть, я отстаю от графика".

"Если на то пошло, каждые 10 лет происходит экспонентный рост, и случается нечто подобное. Одни технологии появляются значительно быстрее, чем другие".

"Мы же практически ничего не знали о трехмерной печати каких-то пять-шесть лет назад. Это – новый тип технологий, способных, как интернет, дать новый импульс гигантским новым отраслям".

"С другой стороны, где мой реактивный ранец для перемещения? Мы говорим об этом уже целую вечность".

"То же самое с искусственным интеллектом. Возможно, он не появится в ближайшие 50 лет. Быть может, окажется, что человеческий мозг сложнее, чем мы думали".

"Но мы все сможем получить органы, напечатанные на 3D принтере, что легко позволит нам жить гораздо дольше".

"Одни технологии появляются как раз вовремя, представления о других оказываются слишком оптимистичными. Вот тут-то, если честно, и выходит на сцену политик. Я играю в эту игру, пытаясь убедить людей. Я верю в то, о чем говорю, но понимаю, что такие люди, как я, ошибались в прошлом".

Латентный демократ

Вызвав его на откровенность, я спрашиваю Иштвана, к чему он, как политик, стремится на самом деле.

Действительно ли он считает, что победит, а если нет, то каким он видит будущее Трансгуманистической партии?

"В этот раз реальных шансов на победу нет, если только что-то не изменится. Мои люди рассылают другим кандидатам электронные письма с вопросом: "Вы хотите, чтобы Золтан стал при вас вице-президентом?" Может быть, случится что-то вроде этого. Кто знает, может это сработает?"

"Я сам отправил предложение членам команды Хилари Клинтон: "Не ищете ли вы советника по технологиям? Может быть, в будущем вам понадобится кто-то на должность в Белом доме, связанную с технологиями или наукой?" Это был бы неплохой способ просунуть ногу в дверь".

Не первый раз он упомянул Хилари Клинтон в разговоре со мной. Считает ли он себя демократом?

"Если честно, будь у меня такой шанс, я бы снова голосовал за Обаму. Знаю, что многие с этим не согласятся, но мне нравится, что происходит в стране сейчас. Мне не нравится то, что звучит в дебатах республиканцев. Мне нравится Берни Сандерс (кандидат в президенты США, сенатор от штата Вермонт, независимый, член Демократической партии с 2015 года - Ред.) и то, за что он борется. Но боюсь, что позиции Китая в Америке становятся все прочнее, и нам нужен кто-то из центра, кто бы толкал науку вперед… Нужно соблюдать осторожность, мы вступаем в очень опасное время".

И опять я слегка удивлен.

Правообладатель иллюстрации Zoltan Istvan
Image caption Возможно, это не больше чем игра на публику, но Иштван вкладывает серьезный смысл в затею с "Автобусом бессмертия"

Он смеется: "Да уж. Многие их тех, кто читал мою сумасшедшую книгу, удивятся, узнав, что я мог блокироваться с Демократической партией или голосовать за нее. Ничего не имею против, если вы упомянете об этом. Но у меня есть амбиции по поводу 2024 года и 2020 года".

"Не уверен, что снова буду выдвигаться от Трансгуманистической партии. Было здорово создавать ее и работать в интересах движения, но я действительно хочу победить. Я хочу брать ответственность на себя".

"Глядя на Белый дом, я не могу отделаться от мысли: "Боже, окажись я там, я бы внедрил столько научных и технологических новшеств. Я бы прекратил войны". Мы бы прекратили заниматься чепухой. Мы бы сократили тюремную систему на 80% и вложили деньги в образование. Каждый получил бы такое образование, о котором всегда мечтал".

Тут подъезжает его такси, и ему пора ехать. Мы обмениваемся рукопожатием, и я говорю, как был рад провести этот день с ним.

Я могу не соглашаться со всеми его идеями, но он сам не может не вызывать симпатию. Он очень прямодушен и честен, говорю я ему.

"Надеюсь, что это хорошо, - смеется он в ответ. – Или это подведет меня под монастырь?"

Будь он политиком в традиционном смысле слова, думаю, так оно и было бы.

Но Золтан Итван кто угодно, только не это.

Прочитать оригинал этой статьина английском языке можно на сайте BBC Future.

Новости по теме