Сезон документальных драм из России пришел в Лондон

  • 14 января 2016
Логотип проекта Правообладатель иллюстрации Sputnik
Image caption Творческое объединение Sputnik регулярно привозит в Британию русские пьесы

"Власть, политика и перформанс в России" – так называется серия драматургических вечеров, которые проходят на этой неделе в лондонском журналистском клубе Frontline Club.

По сути это сценические читки произведений российских драматургов на актуальные темы сегодняшней жизни в России, и с этой точки зрения Frontline Club, где в основном проходят встречи и дискуссии, выбран очень удачно.

Идея показать британской публике новинки российской драматургии принадлежит совместно театру Royal Plymouth и режиссеру Ноа Биркстеду-Брину, основателю и художественному директору творческого объединения Sputnik, которое занимается именно тем, что переводит и ставит на британской сцене современные русские пьесы.

Вербатим с осмыслением

Как возникла такая "узкая специализация" с акцентом именно на пьесы из России?

"Это все случайно случилось. Я услышал об очень интересной пьесе Олега Богаева "Русская народная почта" и решил ее привезти и поставить в Лондоне, - рассказывает Ноа на прекрасном русском. - И постепенно я понял, что это не единственная хорошая пьеса в России, а наоборот – там очень много талантливых современных драматургов, и просто захотелось их привозить. Это как бы стало "моим делом", и теперь я пишу докторскую работу о современной драматургии в России и очень часто привожу пьесы; стараюсь хотя бы одну [российскую] пьесу в год поставить в Лондоне, когда есть такая возможность".

В Лондоне очень много разнообразных сценических площадок, поэтому я поинтересовалась, почему выбран именно Frontline Club: из-за политической составляющей текстов или из-за того места, которое Россия стала занимать в нынешнем британском дискурсе?

Оказалось, что это отчасти эксперимент и стечение обстоятельств.

"Я два года назад ставил там читку, и появились хорошие отношения с клубом и ощущение, что, поскольку есть особое отношение к России, то внимание к проекту будет чуть больше, если это будет в клубе. А поскольку сюжеты относятся к современной России, будет повод для дискуссии. И мы надеемся, что это даст зрителям другой взгляд на Россию, не только тот, который они читают в газете, но чуть глубже", - поясняет Биркстед-Брин.

Image caption Русские драматурги не так буквально понимают дух документальных пьес, полагает режиссер Ноа Биркстед-Брин

Но это не просто "вербатим", то есть зачитывание со сцены документальных свидетельств какого-либо события. Для каждой читки есть режиссер и свои сценические подпорки и решения, хотя, как признается Ноа, репетиции шли один день, поэтому все на живую нитку, поскольку самым главным было представить произведения публике.

Кстати, он отмечает, что сама техника документального театра вербатим (то есть "дословно"), завезенная в конце 1990-х из Британии, получила в России несколько иную форму.

"Русские драматурги не так буквально понимают дух документальных пьес, как у нас. Пьеса документальная у нас – это только те слова, которые персонажи, то есть настоящие люди, реально говорили. А в России не совсем так – там более креативный подход, с художественным осмыслением", - говорит режиссер.

По его словам, когда российские драматурги собираются препарировать современную ситуацию у себя стране, то они, в отличие от британских драматургов, не ограничивают себя исключительно жанром документальной пьесы, они пишут разностилево, и режиссеру это особенно интересно, поскольку это позволяет "поиграть" со сценическим воплощением.

Через призму России

В числе четырех пьес, показываемых на этой неделе лондонскому зрителю, "Доктор" москвички Елены Исаевой (пьеса, являющая собой фактически монолог российского провинциального врача), "Жанна" также молодого драматурга из Екатеринбурга Ярославы Пулинович, "Война еще не началась" Михаила Дурненкова и "Внуки" (на российской сцене известной как "Второй акт. Внуки") журналиста Михаила Калужского и Александры Поливановой.

Представление в четверг устроители посвятили памяти умершего актера Алана Рикмана.

Последняя же пьеса – это своего рода проект-рефлексия, основанный на взятых авторами интервью с внуками (правнуками или даже детьми) бывших управленцев-сталинистов, на чьих плечах, возможно, лежит ответственность за то, что сегодня называется "преступлением против человечности". Что чувствуют их потомки сегодня, ощущают ли груз ответственности на своих плечах, чем наполнена их память – безразличием, виной, любовью?

Эти вопросы обращены к вполне конкретному отрезку в истории России и вполне конкретным людям, но они интересны и, как ни печально, вновь актуальны сегодня, причем для зрителей в разных странах мира.

"У меня ощущение, что всем нравится увидеть другую перспективу на себя через Россию, - размышляет Ноа Биркстед-Брин, – с одной стороны, узнать о России, с другой, посмотреть пьесу, которую только русский драматург мог бы написать".

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Frontline Club часто проводит полемические вечера

Новости по теме