Светлое виртуальное будущее?

  • 24 февраля 2016
Facebook, новая кнопка Лайк Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Больше эмоций: теперь при удержании кнопки "Мне нравится" в Facebook пользователи могут выбрать смех, злость, печаль, удивление или любовь...

Очередная новость из мира социальных сетей: за сравнительно небольшие деньги вы можете нанять себе виртуальную "подружку".

Она с удовольствием будет писать вам записки и оставлять сообщения на автоответчике, комментировать ваши фотографии в "Фейсбуке", а вы, в свою очередь, можете сообщить всем заинтересованным лицам, что у вас теперь есть девушка, и пытаться женить вас на родственнице или знакомой теперь не удастся.

Разумеется, всем вышеперечисленным могут воспользоваться и представительницы прекрасного пола.

Возникает впечатление, что социальная жизнь человечества окончательно переместилась в виртуальное пространство...

________________________________________________________________

Ведущий "Пятого этажа" Михаил Смотряев беседует с докторантом Лондонской школы экономики Григорием Асмоловым и разработчиком мессенджера FireChat Антоном Меркуровым.

Загрузить подкаст программы "Пятый этаж" можно здесь.

Михаил Смотряев: Еще одна новость из мира социальных сетей взбудоражила виртуальное пространство – социальная сеть "Фейсбук", самая крупная по количеству подписчиков и вниманию рекламщиков расширила функционал кнопки "лайк".

Туда добавлены эмоции – можно выбирать "мне нравится" со смехом, злостью, печалью, удивлением или с любовью.

То есть функции реальной жизни все больше утекают в виртуальное пространство. Вплоть до того, что вы можете себе завести там виртуальную девушку.

Насколько близко мы подошли к совсем виртуальной жизни?

Григорий Асмолов: Сегодня разделение на виртуальную и реальную жизнь не совсем объективно. Имеет место конвергенция виртуального и физического пространства. Мы постоянно находимся и там, и там.

Физическая жизнь не останавливается, она становится более сложной, но и более разнообразной. Комментаторов надо разделить на киберутопистов и антиутопистов.

Первые говорят, что бы движемся к лучшей жизни, а вторые относятся к информационным технологиям скептически. Жизнь действительно меняется, а в лучшую или худшую сторону, каждый решает для себя.

Антон Меркулов: Можно вспомнить фильм "Газонокосильщик", который вышел на экраны лет 25 назад, где человек надевал шлем и куда-то действительно погружался. А социальные сети и мессенджеры – часть коммуникационного процесса.

М.С.: Это больше, чем просто коммуникационный процесс. Американская статистика на конец прошлого года говорит, что 50% людей от 18 до 24 лет начинают утро с "Фейсбука".

Я не очень хорошо представляю себе этот механизм изнутри. Но из полутора миллиардов его пользователей более миллиарда – пользователи с мобильных устройств. И он, как газ, занимает весь имеющийся объем.

А.М.: Перебью, потому что вы начинаете уже совсем неправильные вещи говорить. Молодежь уже не сидит в "Фейсбуке", они пользуются мессенджерами и приложениями типа "Снапчат" и так далее.

Социальные сети начинают терять молодежную аудиторию, им там скучно. Что касается времени суток, то мы живем в глобальном мире, и всегда у кого-то утро или день.

И, в третьих, "Фейсбук" – это большой, но все-таки отдельный сервис. С газом можно сравнивать весь интернет, а не какое-то приложение.

Г.А.: Я хотел бы обратить внимание на другую проблему. Та информация, которую мы читаем на "Фейсбуке", определяется алгоритмами, о принципах которых мы знаем далеко не все.

Поэтому такие платформы имеют большое влияние на то, что мы знаем и не знаем. Даже друзей своих мы видим далеко не всех. И наша картина мира все больше определяется невидимыми для нас алгоритмами.

То же касается и нового формата лайков. Весь спектр наших эмоций решением "Фейсбука" сведен до этих пяти категорий. Надо критически относиться к тому, как платформы структурируют нашу жизнь, ту информацию, которую мы получаем.

М.С.: Платформы упрощают нас или мы упрощаем платформы?

Г.А.: Это взаимосвязанный процесс, но, если говорить о сегодняшних новостях, то платформы упрощают нас. Вместо того, чтобы написать комментарий, поговорить, мы пользуемся лайком.

М.С.: На июнь прошлого года 980 тыс. человек ежедневно заходят в "Фейсбук", за год – рост 17%. Наиболее активный сегмент – от 25 до 34 лет, не самые молодые, это правда.

Но и молодежь, прямо с детского возраста, тоже живет в мессенджерах и тому подобном. Не знаю, кто снимает сливки за размещенную там рекламу. Практически все возрастные группы, включая совсем уже пожилых людей, пользуются социальными сетями.

А.М.: Возвращаясь к лайкам и пяти эмоциям – происходит, наоборот, усложнение. Причин, по которым человек нажимает "лайк" - множество. Большинство из них не носит характера, имеющего прямое отношение к записи.

Мне кажется, это не самая удачная затея. Если у вас в ленте что-то странное, то это повод задуматься о том, кто ваши друзья. Следите за своим аккаунтом и проводите там регулярные чистки.

Доверять сервису, что он уберет ненужные ссылки, удалит ненужных людей – не стоит.

М.С.: Мне кажется, что это фейсбуковское нововведение прежде всего усложнит жизнь фермам по собиранию лайков, которые представляют собой компьютерные программы, а не живых людей.

Профили в "Фейсбуке" создаются каждые несколько секунд, но в статистику попадают только те страницы, где есть хотя бы 10 лайков. Но, если походить по интернету, почти на каждом сайте есть такая кнопка. Для чего эта накачка виртуального авторитета для частных лиц?

Г.А.: Репутация для людей всегда была важна. Кроме того, сегодняшняя экономика интернета диктует зависимость ваших возможностей в виртуальном пространстве от горизонтальных связей.

Помимо этого, многие конторы, которые принимают людей на работу, проверяют информацию о кандидате через интернет.

А.М.: Можно добавить, что сейчас развивается кредитование частных лиц частными лицами. Чем качественнее ваши аккаунты, тем больше к вам доверия, и тем выше кредитный рейтинг. Репутация в интернете может иметь массу бытовых применений.

М.С.: Ну это о юридических лицах. У меня, физического лица, нет учетных записей ни в одной социальной сети. О моем существовании современной молодежи неизвестно, даже если я перед ними стою живьем.

Если посмотреть, чем обменивается большая часть физических лиц в социальных сетях, воображения это не поражает. Так что, возможно, богатство их эмоций можно свести к пяти разным лайкам.

Интересно, что, после долгих дебатов, кнопку "мне не нравится" "Фейсбук" так и не установил.

А.М.: Вы уже несколько раз сказали, что у вас нет аккаунта, и мне хочется сказать, что человек, связанный с коммуникацией в широком понимании, просто обязан иметь аккаунты в социальных сетях.

Что касается контента, подписывайтесь на тех, кто пишет качественные вещи.

М.С.: Учту ваши руководящие пожелания. Мне, правда, казалось, что, чтобы производить качественный журналистский контент здесь на Би-би-си, наличие аккаунта в социальной сети не является необходимым.

В стародавние времена молодежь проводила время в библиотеках и на шахматных турнирах, а на выходе их поджидала другая молодежь, которая читать умела не очень, но любила подраться.

Такого рода деление никуда не делось и перекочевало в виртуальное пространство?

Г.А.: В социальных сетях, как и в жизни, представлены самые разные слои населения. С точки зрения журналистики, социальные сети становятся одним из профессиональных инструментов, который позволяет формировать целевую аудиторию.

Это не только место, где новости распространяются, но и место, где новости часто происходят.

М.С.: Это позволяет дотягиваться до аудитории, которая скрывается в закоулках социальных сетей, согласен.

Г.А.: Люди, которые подписываются на вас, интересуются именно вашими материалами, а не просто радиостанцией. Доверие к вам зависит от того, что вы не только голос или подпись в конце статьи, но и реальный человек, вам можно задать прямой вопрос. От этого зависит ваша профессиональная репутация.

М.С.: И не только профессиональная, а и любая другая, да и любого человека, у которого есть профиль в социальной сети. Как было справедливо сказано, все, что попадает в интернет, если оно имеет хоть какую-то ценность хоть для кого-то, при это неважно, позитивную или негативную, из интернета уже не девается никуда.

И то, что вы в запале сказали 10 лет назад, при случае, в самый неподходящий момент вам припомнят. Многие пользователи об этом забывают. В этом тоже есть некая опасность.

Г.А.: Поведение в интернете требует определенной ответственности. Это часть информационной грамотности. Чем больше мы пользуемся платформами, тем лучше мы это узнаем.

А.М.: В своей книге глава Google говорит, что через 10 лет нынешним подросткам придется менять имена, потому что им будет стыдно за то, что они писали в интернете. Я сталкиваюсь с этим довольно часто, потому что раньше участвовал в таких эпизодах.

Что делать, надо учиться ответственности. И никакими законами личную ответственность не заменишь.

М.С.: Абсолютно. Но одно дело – объяснить это людям от 18 до 24, или от 24 до 35, которые осознают, что в любой ситуации случайно вырвавшееся слово может потом обернуться визитами к дантисту. А в 10-12 лет?

А.М.: Поверьте, как пользоваться интернетом, они знают лучше вас и даже нас. Современные дети 10-12 лет на порядок умнее взрослых. Проблемы с взрослыми.

М.С.: Я не готов согласиться, наверное, все-таки зависит от детей. В некоторых регионах лучшая игрушка в этом возрасте – автомат Калашникова. Глядя на них, будущее человечества представляется не очень радужным.

Но молодежь, конечно, осваивает всякие платформы и гаджеты гораздо быстрее, и в определенной степени задает направление дальнейшего развития.

Г.А.: В лондонской школе экономики, где я провожу исследования, есть большой проект, связанный с безопасностью детей онлайн. Но нельзя использовать проблему безопасности детей, чтобы вводить крайние формы цензуры в интернете.

М.С.: Отталкиваясь от того, что делает, и что предпочитает делать в интернете молодежь, разработчики определенным образом выбирают векторы развития тех или иных платформ.

Г.А.: Есть гораздо более проблемные участники этих процессов, так что я предпочел бы, чтобы дети диктовали, чем министры тех или иных государств. Это делает интернет все более интересным.

А.М.: Учитывая опыт заседания в комиссии при Совете Федерации, где обсуждались всякие ужасы, на которые подстрекают детей, и как это все надо запретить, я считаю, пусть дети все решают, а взрослым не так долго уже жить осталось. Пусть молодым дадут дорогу.

М.С.: В смысле новорожденным?

А.М.: В том числе.

М.С.: Новорожденные, как известно, без помощи тех, кто постарше, не выживают, или выживают плохо и недолго. Запретительные инициативы на уровне государства и правительства понятны – там привыкли так регулировать.

Мы вчера уже обсуждали противостояние ФБР и Apple, никто не хочет терять колоссальные доходы. Сверхъестественная популярность "Фейсбука", как в свое время и Google, - это очень удачная бизнес-стратегия.

Г.А.: Во всех этих проектах есть жесткая и сильная коммерческая составляющая. Но они и приносят массу позитивных моментов в нашу жизнь. И важен баланс между нашими и коммерческими интересами.

А.М.: Ни Facebook, ни Google не начинали с бизнес-модели, а с достойного желания изменить мир и сделать нашу жизнь лучше. Таких "фейсбуков" было много, и только по счастливой случайности именно эти стали такими большими бизнесами.

М.С.: Но выросли бы они до такого состояния, и говорили ли бы мы сегодня, что они меняют нашу жизнь, если бы они в какой-то момент не монетизировали свое желание поменять мир?

А.М.: Сегодня появляются сервисы, нацеленные на миллиардную аудиторию. Когда они ее наберут, тогда речь идет о монетизации.

М.С.: То есть как всегда в истории современного капитализма. А мне по итогам разговора, придется или немедленно утопиться, или открыть аккаунты во всех социальных сетях.

Новости по теме