"В 12 лет у меня выросла борода и начались месячные"

  • 22 апреля 2016
Алек Батлер Правообладатель иллюстрации Jezebel Valentine
Image caption Такие люди, как Алек, по его словам, существовали всегда, несмотря на все попытки стереть их с лица Земли

В 1959 году, когда родился Алек Батлер, все приняли его за девочку. Его так и воспитывали - девочкой. Но сейчас Алек, писатель, сценарист и лауреат премий, считает себя интерсексуалом - человеком, чей организм - анатомически, гормонально и генетически - не является полностью мужским или женским.

Мне было лет 12, когда это проявилось в полную силу. У меня одновременно начала расти борода и начались месячные. Меня это совершенно сбило с толку.

Родители мои реально начали психовать. Они водили меня к врачам, но никто в маленьком канадском городке, где я рос, понятия не имел об интерсексуальности.

Один из врачей сказал: "Нам придется направить ее в психиатрическую больницу и держать там, пока она не научится одеваться как девочки и краситься". И это в 12 лет, когда даже обычных девочек не заставляли этого делать.

К счастью, мои родители возмутились и сказали мне: "Мы на это не пойдем. Мы будем тебя любить, и ты сможешь сам выбрать, кем ты хочешь быть".

Это был подарок. Многие интерсексуальные дети не могут рассчитывать на такое отношение.

У меня была очень любящая семья. Энергия из меня била ключом, и всем было очень весело, когда я изображал Элвиса Пресли. Меня всегда тянуло к искусству и литературе.

Я помню, как в детстве увидел картину Ваг Гога. Она меня ошеломила. Мои родители принадлежали к рабочему классу, и единственными книгами в доме были энциклопедии, которые я прочел от корки до корки.

"Почему ты себя не убьешь?"

Моя семья принимала меня таким как есть, тяжело было в школе и среди других людей.

Как только мне позволили постоянно носить брюки, я начал это делать. В те годы это было нелегко - быть девочкой и носить штаны.

Меня убеждали начать принимать женские гормоны, чтобы я выглядел более женственным, несмотря на то, что сам я старался казаться более мужественным. Я хотел быть мальчиком.

В школе ко мне постоянно цеплялись. Я боялся, что меня будут называть сумасшедшим, поэтому старался быть как все и не искать проблем на свою голову. Но я все равно раздражал людей.

Мне нравилась девочка, и я ей тоже нравился. Но ничего хорошего их этого не вышло, ведь я был интерсексуалом, то есть, наверное, не вполне мальчиком.

Меня называли лесбиянкой, дети кричали мне: "Ты больная! Ты больная!" В классе мне передавали записки. Например, такие: "Почему ты себя не убьешь?"

В то время мой отец служил в армии, и мы жили на военной базе в Оромокто на востоке страны.

Школа там была огромная, меня все дразнили, и отец сильно за меня беспокоился. Поэтому он ушел в отставку, потеряв большую часть пенсии.

Мы переехали на Кейп-Бретон, остров в Новой Шотландии (провинции на востоке Канады).

Но там было еще тяжелее, потому что место это очень изолированное, и люди там были еще более невежественны.

После окончания школы в 1978 году мне было трудно найти работу. Я переехал в Торонто, чтобы жить там в ЛГБТ-сообществе и попытаться осуществить свою мечту.

Тогда я представлял себя как мужеподобную лесбиянку. Так можно было обзавестись кругом знакомых, которые меня поддерживали, и почувствовать, что меня принимают. Тогда я еще не встречал других интерсексуальных людей.

"Борода - это круто"

Легкой жизнь не была. Я встречал на улице людей, которые угрожали меня убить. В меня бросали разные предметы. Однажды на гей-параде меня окружили геи и пригрозили спустить мне штаны. Иногда было действительно страшно.

Мужеподобные лесбиянки очень часто сталкиваются с ненавистью в свой адрес, даже сейчас. Сейчас я чаще представляюсь как мужчина, отчасти потому, что мне трудно было справляться с насилием и ненавистью в свой адрес.

Правообладатель иллюстрации Alec ButlerSunday Harrison
Image caption Жизнь лесбиянки в Торонто в те годы была нелегкой, вспоминает Алек Батлер

Между тем мои пьесы ставились, и я приобрел известность в нашем сообществе.

В начале 1990-х я заботился о друзьях, умиравших от СПИДа. Это было напряженное, сумасшедшее время.

Я не хотел, чтобы люди знали, что у меня растет борода, но тогда у меня просто времени не было на бритье. Поэтому появилась щетина, и один из моих друзей сказал: "Вау, у тебя борода! Это круто, отращивай ее!"

Когда мои друзья умерли, я действительно отрастил бороду - в память о них и в знак признательности за то, что они меня приняли.

Но все снова пошло не так: в лесбийских барах бороду не оценили.

Женщины спрашивали меня: "Что ты делаешь в лесбийском баре?" Я отвечал: "Ну, я тоже лесбиянка, у некоторых из нас есть борода".

О своей интерсексуальности я узнал только в середине 1990-х. Один человек, которого я знал уже несколько лет, как-то сказал мне: "Ты не думаешь, что ты интерсексуал?"

"А что это такое?"- спросил я.

Тут же я начал активно искать в интернете информацию об интерсексуальности и подумал: "Да, это это про меня".

Позже я вспомнил, как моя мама говорила мне, что во время беременности принимала лекарство, содержащее прогестин. Я нашел в интернете упоминания о том, что прогестин вызывает интерсексуальность у младенцев. Так что, я думаю, именно это со мной и случилось.

В конце 90-х я сменил свое имя на Алек. Я и мой партнер стали транссексуалами - из любовниц-лесбиянок мы превратились в братьев!

Для нашего сообщества это было шоком. Мне не надо было ничего делать, кроме смены имени, поскольку я выглядел довольно мужественно. И мне нравится мое тело таким, каким оно есть, у меня нет желания его менять.

Мне нравится носить бороду. И мне нравится иметь грудь. Мне это просто нравится. Чаще всего я чувствую себя комфортно.

Сложные отношения

Но отношения начинать трудно, потому что все это слишком необычно. Иногда любовникам трудно с этим свыкнуться, но я ценю людей, которые делают этот шаг и ломают эти преграды.

Людям очень трудно понять суть интерсексуальности. Из-за этого интерсексуальным людям приходится нелегко. Если они решаются на операции, им советуют это скрывать, им стыдно.

Многие ассоциируют себя с тем или иным полом. Наверное, так жить легче - решить быть женщиной или мужчиной и придерживаться этого выбора.

Правообладатель иллюстрации Alec Butler
Image caption Фильм "Борода Одри" повествует о том, как Алек Батлер отказывался от своей жизни в роли лесбиянки

Сейчас создаются союзы между небинарными трансгендерными людьми и другими интерсексуалами.

Это дает надежду тем, кто рождается интерсексуалами. Хирургическая операция теперь уже не важна. Многие родители осознают, что, выбирая тот или иной пол для своего ребенка, они, прежде всего, пытаются справиться со своими страхами.

Дети к этому обычно относятся легче. Я не расстраивался, когда меня принимали за мальчика или девочку, иногда было даже весело дурачить людей.

О таких, как я, я говорю в мужском роде или во множественном числе. Иногда про меня говорят "она". Я в принципе не возражаю, но это зависит от того, кто говорит.

Если звучит грубо, мне не нравится. Но вообще я не против: это ведь всего лишь местоимение!

Сейчас я изучаю историю коренных народов Канады в Университете Торонто. До колонизации у канадских индейцев трансгендеры, мужественно выглядевшие женщины и женственные мужчины считались вдвойне благословенными, потому что обладали духом и женщины, и мужчины.

Это были люди с двумя душами. Это противоречивый термин, но эти люди играли очень важную роль в обществе - были учителями, брачными советниками. Им поручались особые роли на церемониях.

О своем собственном происхождении я узнал при довольно тяжелых обстоятельствах.

Когда моя мать умирала, я спросил ее, почему в 12 лет она ушла из школы. Она сказала, что не могла больше терпеть того, что ее называли маленькой грязной индианкой.

Я спросил, правда ли это. Она не ответила, потому что не могла об этом говорить. Людей приучили стыдиться своей принадлежности к коренным народам.

Но по тому, как она на меня посмотрела, я ясно понял, что ответ был "Да, наши предки - представители коренных народов".

Для меня приятно считать себя человеком с двумя душами; это означает, что я чувствую себя хорошо от осознания того, что в моем теле живут мужчина и женщина.

Я вернулся в школу именно для того, чтобы вернуть это осознание своих двух душ, это соответствует моей интерсексуальности.

Для меня это как решение головоломки о том, кто я такой в этом мире: я не фрик, я часть человечества. В мире существуют такие же, как я. Они существовали всегда, несмотря на все попытки стереть нас с лица Земли.

Правообладатель иллюстрации Alec Butler Tobaron Waxman

"Гордитесь собой"

Сейчас я принимаю тестостерон - не потому что мне нужно больше походить на мужчину, просто из-за здоровья. Почему-то у меня все еще идут месячные, и мой врач говорит: "У тебя уже должна была наступить менопауза".

Но она не наступает. Мне физически тяжело из-за месячных. У меня сильные боли, и это мешает моей творческой жизни. Поэтому теперь я на тестостероне, чтобы это прекратилось.

Мне кажется, это здорово, что все больше канадцев считают себя небинарными. Было бы лучше, если бы так было 40 лет назад, в моем детстве, тогда моя жизнь была бы менее тяжелой.

Новое движение вселило в меня уверенность. Сейчас мне правда нравится проводить время с людьми, раньше я это не особенно любил. Было просто слишком сложно и неуютно.

Ко мне подходили люди, щипали меня за грудь и говорили: "Ой, они настоящие". А я говорил: "Да, они настоящие - необязательно было это делать".

Поэтому, возможно, принятие небинарных людей улучшит ситуацию - люди не должны думать, что можно просто так трогать человека или говорить ему все что угодно. Нельзя даже заранее утверждать, что человек мужчина или женщина, и это хорошо.

Я хочу сказать своему сообществу - интерсексуальному, небинарному и коренному - гордитесь тем, что вы смешанного пола и смешанной расы. Вот чему я научился - гордиться собой.

Новости по теме