"Это вам не в храме плясать": реакция на приговор Павленскому

  • 8 июня 2016
Павленский Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Павленский сказал, что пока не планирует новых акций

Мещанский суд Москвы в среду оштрафовал художника-акциониста Петра Павленского на 500 тысяч рублей (7,6 тысячи долларов) за поджог двери здания ФСБ на Лубянке.

32-летний художник прославился прибиванием своих гениталий к брусчатке Красной площади, поджогом покрышек в Санкт-Петербурге, публичным зашиванием рта, отрезанием мочки уха и оборачиванием в колючую проволоку.

Павленского задержали в ноябре 2015 года после поджога двери здания ФСБ. Изначально его обвиняли в вандализме, но затем статью переквалифицировали на "уничтожение культурных ценностей". Эта статья предусматривает до трех лет лишения свободы.

Сам художник до оглашения приговора предупреждал, что не собирается платить штраф.

Однако не все художники испытывают к Павленскому чувство цеховой солидарности. Русская служба Би-би-си спросила деятелей российской политики, культуры и искусства об их отношении к решению суда.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Горящая дверь на Лубянке пришлась по вкусу не всем живописцам

Владимир Милов, председатель партии "Демократический выбор":

Я не очень внимательно следил за этим делом, но я был удивлен тем, что его отпустили, ведь поджечь дверь ФСБ - это вам не в храме сплясать. За такие вещи, за "покушение на святое" в нашей системе координат, я думал, что они будут жестоко наказывать, поэтому я был очень удивлен, что там все отделалось штрафом, да его еще и выпустили.

Никас Сафронов, художник, галерист:

Я расскажу вам одну притчу: в храм зашел хулиган, раздвинул толпу прихожан, сел на первую скамейку, начал петь песни похабные, кричать, перебивать священника, грызть семечки, плеваться в него. Священник дочитал молитву и ушел.

И подошла старушка и сказала: "Вокруг вас много мусора, я уберу". И на следующий день он пришел и покаялся.

Любая негативная реакция создает еще больший ажиотаж и дает ему [Павленскому] то, к чему он стремился, развивая в нем низменные чувства. Через жесткость, зашивание рта, прибивание гениталий к брусчатке.

Надо его не замечать, не обращать внимания. Сейчас он станет героем, все будут говорить о нем. Ну поджег, покрасили [дверь] - и забыли бы. А всякая реакция вызывает негативный резонанс и негатив к России, а я люблю Россию и считаю, что это - духовная православная страна, где должны быть позитивные православные движения.

Если б тех девочек из Pussy Riot просто отпустили, а не посадили бы, покричали-покричали - не было бы ажиотажа. Сказали бы им: "Девочки, служба закончилась, идите!"

А они дали почву для Запада, для противовеса российской власти. Получилось, что получилось: они стали героями, жертвы приносящими, а они не герои, не художницы, а всего лишь люди с улицы, хотевшие обратить на себя внимание.

Когда они снимали трусики на Красной площади, их не замечали. Таких людей, наверное, надо лечить. Не принудительно, но психиатр должен быть. Страна сейчас в таком сложном положении, что не знает, как реагировать на такие выпады.

Это должен решать суд, который понимает, что этот хулиганский поступок перешел границы. Если б я был на решающем моменте, я бы закрыл тему и не дал почву, чтобы подогреть его устремления: он [Павленский] - художник средний, не [Анри] Матисс, не [Рене] Магритт, не [Пит] Мондриан и не [Пабло] Пикассо. В Москве 275 тысяч художников по статистике, и не хуже него.

Image caption Павленский находился в неволе более полугода

Анатолий Осмоловский, теоретик современного искусства, художник, акционист:

Сложно я к нему отношусь. Как мне кажется, эта акция [с дверью] - банально неудачная. Это утвердительно. Акция - это работа, которая ставит вопросы, а не дает ответы. А эта работа построена по принципу утверждения.

Приговор, по-моему, абсолютно соразмерен. Мне нравится то, что он сделал на Красной площади - это действительно поступок художника. Основное для художника - создать неидентифицируемое явление.

С дверью ФСБ многие себя идентифицировали, а прибить яйца на Красной площади может только Павленский, и никто другой. Это была по-настоящему серьезная акция, и внутри акционизма она - героическая. А поджечь дверь ФСБ в России, наверное, каждый десятый хочет, поэтому эта акция была малоинтересной.

Петр Верзилов, популяризатор деятельности Pussy Riot:

Я считаю вердикт большой победой для гражданского общества. И вообще это редкостно радостное событие, какие мы нечасто видим в последние годы.

Это закономерно успешный итог: все предыдущие акции Петра Павленского привели к тому, что власть не считает возможным поднимать его действия и акции на следующий уровень, поэтому она посчитала возможным отпустить его на свободу и не присуждать ему тюремный срок.

Мы видели на этом процессе много интересных, смешных и важных высказываний, в том числе было запомнившееся всем признание со стороны прокуратуры, что культурная значимость места определяется тем, что там держались выдающиеся деятели культуры.

Этот и другие перлы повлияли на ход этого процесса и сделали его важным событием с таким сегодняшним триумфальным концом. Художник должен удивлять, и думаю, Петр продолжит делать неожиданные и общественно значимые вещи, а уж в каком виде они будут, время покажет.

Новости по теме