Давид Кумариташвили: "Я говорил сыну - тормози"

  • 15 февраля 2010
Нодар Кумариташвили
Image caption Нодар Кумариташвили должен был быть знаменосцем грузинской команды на церемонии открытия Игр

Тело грузинского саночника Нодара Кумариташвили, разбившегося во время тренировочного заезда за несколько часов до торжественной церемонии открытия XXI Зимних Олимпийских игр в Ванкувере, будет доставлено из Канады в Грузию в среду.

Спортсмен будет похоронен в родном городе Бакуриани - горном курорте Грузии, где Нодар жил и тренировался. Отец погибшего саночника Давид Кумариташвили согласился сказать несколько слов программе "БибиСева".

Давид Кумариташвили: Перед Олимпиадой он мне позвонил, говорит: "Папа, там боюсь только одного виража". Вы знаете, наверное, где он погиб. "Вот только этого боюсь, папа, больше ничего". А я ему говорю: "Тормози. Бросай ноги" (термин в санном спорте – Ред.). А он мне говорит: "Папа, как тебе не стыдно. Что ты мне говоришь? Я на Олимпиаду поехал – как же тормозить, как бросать ноги? Ты же сам бывший саночник. Я в десятку хочу попасть". И вот рискнул.

Би-би-си: Что именно произошло, как вы думаете? Чья вина, что так трагично это все закончилось?

Media playback is unsupported on your device

Д. К.: Я не смотрел [кадры]. Я не хочу смотреть, как он разбился. У меня сердце сразу лопнет. Ребята говорят, он стартанул как пуля. И попал. Эти железки, которые там были, не должны были располагаться близко к трассе. Именно на этом [опасном] участке он набрал скорость то ли 145, то ли 150 километров в час. Если бы их [железок] там не было, он бы сломал или руку или ногу, но живой остался бы. А он попал прямо на этот столб. Я даже не знаю, зачем они [железные столбики] были там. Мне как саночнику интересно – зачем?

Би-би-си: Как вы узнали о том, что случилось?

Д. К.: По телевизору объявили, что в пять часов утра начинается трансляция, и я говорю жене: "Давай поспим, в пять часов встанем, посмотрим". И весь Бакуриани ночью стоял возле моего дома два часа, никто не хотел [зайти]. Кто тебе скажет, что сын умер? Два часа стояли во дворе. Потом заходит врач – без всякого стука. И жена говорит: "Я врача не вызывала, в чем дело?" Я сразу понял. Я почувствовал, что мой Нодар уже… все.

О трагедии на санной трассе в Ванкувере - читайте здесь

Би-би-си: Вы подумали, что он разбился сильно?

Д. К.: Нет, я сразу подумал, что его нет. Если бы разбился, такого бы ничего не было. Или позвонил бы сам, сказал бы [что случилось]. А так сразу хором зашли ребята. Ночью. Весь Бакуриани здесь стоял.

Би-би-си: Наверное, у вашего сына многие друзья тоже спортсмены. Что они говорят? Они боятся выходить на трассу или считают, что надо продолжать?

Д. К.: Наша фамилия Кумариташвили – все спортсмены, все саночники. Я трехкратный чемпион Советского Союза. Я очень часто бился, много раз был на грани гибели. Я бы не отпустил его, если бы сам боялся. Что поделать.

Би-би-си: Мы приносим наши соболезнования и скорбим вместе с вами.

Новости по теме