Русский барон под флагом Лихтенштейна

  • 28 февраля 2010
барон фон Фальц-Фейн
Image caption 96-летний барон фон Фальц-Фейн представлял Олимпийский комитет Лихтенштейна на 16 Играх

Высоко в горах над Вадуцем, столицей княжества Лихтенштейн, барон Эдуард фон Фальц-Фейн смотрит олимпийскую трансляцию из Ванкувера.

В день моего визита 98-летний эмигрант из России ждет начала соревнований по гигантскому слалому. Как и все жители Лихтенштейна, он мечтает о победе Марка Бушеля. "Бушель – отличный спортсмен, он победил в Австрии два года назад", - говорит барон.

Барон Эдуард фон Фальц-Фейн и сам принимал участие в зимней Олимпиаде. Было это в Германии в 1936 году.

За год до этого Фальц-Фейн вошел в число основателей Олимпийского комитета Лихтенштейна. Всего за прошедшие с тех пор 75 лет барон побывал на 16 Олимпиадах.

Сначала Лихтенштейн, потом - Россия

Барон фон Фальц-Фейн является ярым поклонником Лихтенштейна. Он с гордостью говорит о том, что такая маленькая страна выиграла девять олимпийских медалей.

Но на втором месте после Лихтенштейна для Фальц-Фейна остается Россия – страна, в которой он родился.

Image caption Со стен альпийского дома барона смотрят портреты его российских предков

Из огромного окна в кабинете барона открывается вид на заснеженные Альпы. А стены увешаны портретами Фальц-Фейнов и генералов Епанчиных (его предков по матери). Книги, православные иконы, фотографии дореволюционной России. И цветочные горшки и гирлянды плюща.

"Мне нравится сидеть и смотреть на растущие растения, - говорит барон. – Они приносят ощущение весны".

Эдуард фон Фальц-Фейн много лет проработал в спортивной журналистике и знает, как проходят интервью. Он внимательно изучает, как я устанавливаю микрофон, и предлагает план беседы. "Я, конечно, расскажу вам про Олимпиаду, - успокаивает меня Фальц-Фейн. - Но сначала всем будет интересно узнать, как я стал бароном в Лихтенштейне".

Фальц-Фейны покинули Россию за несколько дней до февральской революции 1917 года. Сначала семья поселилась в Берлине, а позже переехала в Ниццу.

Эдуард поступил в Парижский университет, и именно там и началась его спортивная карьера – в 1932 году он выиграл парижский студенческий велопробег.

Студенческие спортивные успехи Фальц-Фейна привлекли к нему внимание редактора французского спортивного журнала L'Auto (сейчас это – главная французская спортивная газета L'Equipe). Эдуарда пригласили к сотрудничеству.

Единственным препятствием был его статус беженца, который мешал ему свободно ездить на соревнования в разные страны. И тогда Фальц-Фейн вспомнил о давнем друге отца, князе Лихтенштейна Франце I, который до революции был послом в Санкт-Петербурге.

Франц I даровал Эдуарду не только гражданство Лихтенштейна, но и баронский титул. Благодаря этому Фальц-Фейн стал спортивным корреспондентом L'Auto в Берлине. Это было в 1936-м – году, когда нацистская Германия принимала и зимнюю, и летнюю Олимпиады.

"А! Вы из страны, у которой нет солдат!"

Image caption На зимней Олимпиаде 1936 года Фальц-Фейн удостоился рукопожатия Гитлера: "Меня всего передернуло!"

IV зимние Олимпийские игры состоялись в Баварии, в Гармиш-Партенкирхене. Барон говорит, что не мог себе и представить в то время, что через три года Германия начнет Вторую мировую войну. Не знал он и об антисемитской кампании, которую собирались развернуть германские национал-социалисты.

"Я знал, что Гитлер был антисемитом. Но в олимпийскую сборную Германии 1936 года пригласили спортсменов еврейского происхождения, - поясняет барон фон Фальц-Фейн. - Мы знали, что евреи в то время уже не могли участвовать в политической жизни Германии, но не думали, что расистская политика нацистов стала распространяться и на спорт".

На зимней Олимпиаде-1936 Фальц-Фейн был не только репортером. Он участвовал и в соревнованиях по бобслею.

"Мы были любителями и не выиграли никаких медалей, но даже просто участвовать в Олимпиаде было прекрасно, - вспоминает барон. – К тому же я мог говорить на четырех языках – французской, английском, немецком и русском – и очень много общался с другими спортсменами".

"На церемонии открытия Гитлер лично приветствовал знаменосцев всех команд. Я был знаменосцем сборной Лихтенштейна, и Гитлер подошел ко мне и пожал руку", - рассказывает Фальц-Фейн.

"Я помню, он сказал мне: "А! Вы из страны, у которой нет солдат!" Фальц-Фейна передернуло от пристального взгляда фюрера. "Это было ужасно!" – говорит он.

Image caption Летная Олимпиада-1936 в Берлине стала уже второй, на которой барон работал в качестве репортера

Так же как и в этом году в Ванкувере, перед открытием Игр 1936 года в Гармиш-Партенкирхене почти не было снега. Но ночью накануне церемонии открытия начался снегопад, и в результате Германия принимала белую Олимпиаду.

Барон вспоминает, что некоторые восприняли это тогда как доказательство могущества нового германского лидера: даже природа была заодно с Гитлером!

1936-2010: многое изменилось…

Я показываю Фальц-Фейну фотографии той Олимпиады, и его лицо заметно оживляется, особенно когда он доходит до снимков, сделанных на соревнованиях по бобслею.

"Да, бобслей в 1936 году по сравнению с нынешней Олимпиадой – это день и ночь! Сегодня используют машины с закрытыми бортами, которые защищают вас от ударов. Мы же спускались на открытых бобах, и каждый спуск причинял нам столько боли!"

На соревнованиях по бобслею в Гармиш-Партенкирхене Эдуард фон Фальц-Фейн и его товарищ по команде Вильгельм Блехшмидт заняли 18-е место.

Image caption Многие десятилетия Фальц-Фейн "болеет" за две страны: Лихтенштейн и Россию

После зимней Олимпиады 1936 года барон вернулся в Берлин, где в том же году освещал и летние Игры. Он вспоминает эйфорию, которая охватила в те дни столицу Германии, эйфорию от ощущения могущества нации, которая сменила послевоенную депрессию.

"Но мне и в голову не могло прийти, что произойдет всего через два-три года после Олимпиады. В те дни я проводил все время на стадионе и посылал спортивные репортажи для L'Equipe".

Перед началом Второй мировой войны Фальц-Фейна отозвали во Францию. Оккупацию он провел в Ницце вместе с матерью.

Сейчас Гармиш-Партенкирхен подал совместную заявку с Мюнхеном на проведение Олимпийских игр 2018 года. Однако многие выражают сомнение в уместности проведения Олимпиады в этом баварском городке менее чем через 90 лет после "нацистских Игр".

У барона фон Фальц-Фейна есть и другой аргумент на этот счет. Он считает, что предпочтение в выборе хозяина Олимпиады всегда должно отдаваться новым городам. Что касается Гармиш-Партенкирхена и Мюнхена, то они уже получили свой шанс…

В течение многих десятилетий Эдуард фон Фальц-Фейн посетил множество Олимпийских игр – и в качестве представителя Олимпийского комитета Лихтенштейна, и в составе делегаций МОК.

Сейчас он следит за Олимпиадой по телевизору – на столе рядом с ним я заметила подробное расписание телевизионных трансляций из Ванкувера.

Не сомневаюсь, что с особым вниманием он смотрел соревнования по бобслею. И восхищался, с какой скоростью блестящие новые машины спускались по трассе – совсем не так, как в 1936-ом!