Пресса Британии: Медведев "выгнал московского мэра"

  • 29 сентября 2010

В обзоре британских газет:

Контратака Медведева: Кремль начинает и выигрывает

"Одна из самых занимательных политических мыльных опер в России внезапно оборвалась отставкой мэра Москвы Юрия Лужкова, переживающего нелегкие времена", - так начинает Guardian статью о главном российском политическом событии вторника.

Увольнение московского градоначальника с формулировкой "в связи с утратой доверия" издание называет "самым смелым шагом за весь срок президентства Медведева". Точно такую же формулировку использует и обозреватель Times Ричард Бистон в своей авторской колонке, комментируя громкую отставку.

По мнению Guardian, выход Лужкова из правящей партии "Единая Россия", одним из создателей которой являлся московский мэр, - это открытый вызов Кремлю, как и его обещание начать кампанию за возвращение прямых выборов глав российских регионов.

Издание рассказывает о письме Лужкова Медведеву, направленном в понедельник в канцелярию президента и опубликованном журналом New Times, в котором "Лужков уподобляет свою судьбу судьбе диссидентов при советском строе". "Ответом Медведева [Лужкову] стало избавление от него", - заключает Guardian. Такого же мнения придерживается и Independent, также упоминающая о публикации письма в российском журнале.

Financial Times помещает материал об увольнении Юрия Лужкова на первую полосу под заголовком "Медведев выгнал влиятельного мэра Москвы".

"Российский президент пошел на рискованный шаг, уволив мэра Москвы Юрия Лужкова, одного из немногих влиятельных российских политиков, остающихся независимыми от Кремля", - пишет издание.

Газета напоминает, что отставке Лужкова предшествовали несколько недель давления со стороны подконтрольных государству СМИ, после того как он "выступил с критикой президента". Мэра обвиняли в коррупции и злоупотреблениях служебным положением и пытались заставить уйти добровольно, однако его увольнение, пишет газета, стало для многих сюрпризом - большинство наблюдателей было уверено, что Лужков с Кремлем договорятся.

Рискованным этот шаг, по мнению Financial Times, является потому, что может дестабилизировать обстановку как в российской столице, так и в правящей партии "Единая Россия", а кроме того - спровоцировать конфликт между членами правящего тандема, президентом и премьером, в котором Медведев является "младшим членом", напоминает газета.

Однако оставить Лужкова на посту после "нападения на президента" Медведев тоже не мог, считает издание.

Сейчас мнения наблюдателей разделились по поводу того, как известие об отставке Лужкова воспринял Владимир Путин и как дальше будут развиваться отношения внутри правящего тандема. Газета приводит слова пресс-секретаря президента Натальи Тимаковой, которая утверждает,что Медведев заранее известил Путина о принятом решении.

Daily Telegraph, считает, что увольнение Лужкова - попытка российского президента "доказать, что он не является куклой, которой управляет Путин". По мнению аналитиков Guardian, однако, такое решение просто не могло быть принято без согласия российского премьера.

"Для россиян эта отставка стала эхом политических чисток и путчей советской эры. Для иностранцев - очередным напоминанием о том, что Россию нельзя назвать нормальной страной", - заключает издание.

Медведев набирает силу

Еще две отдельные аналитические статьи Financial Times посвящает разбору того, как отставка Юрия Лужкова может повлиять на баланс отношений между Дмитрием Медведевым и Владимиром Путиным.

В одной из них предполагается, что последней каплей, переполнившей чашу терпения обоих российских лидеров, стало интервью, которое жена московского мэра Елена Батурина дала на прошлой неделе журналу New Times. В нем, по мнению издания, Батурина "совершила непростительную ошибку", публично посеяв раздор между президентом и премьером и заявив, что травля ее мужа - дело рук Дмитрия Медведева.

"Ей никогда не следовало заявлять об этом публично", - ссылается газета на мнение неназванного московского бизнесмена, добавляя, что обсуждение возможных разногласий между Путиным и Медведевым в московской политической и бизнес-элите является негласным табу.

В другой публикации обозреватель Financial Times Чарльз Кловер напоминает, что увольнение Лужкова - может быть, самое громкое, но далеко не единственное в череде недавних отставок региональных руководителей-тяжеловесов, в том числе президента Татарстана Минтимера Шаймиева и главы Башкирии Муртазы Рахимова.

Назначая новых лидеров субъектов федерации, Кремль консолидирует власть в своих руках, а вместе с ней растет и личная власть президента Медведева, подчеркивает издание. Если прежние руководители чувствовали поддержку жителей своих регионов, но новые лидеры понимают, что обязаны своим назначением Кремлю и полностью зависят от него.

Активно обсуждаемые планы разделить полномочия Лужкова и назначить вместо него двух человек - мэра и главу московского правительства, - по мнению обозревателя Financial Times, связаны с тем, что Кремль не хочет появления "второго Лужкова" - сильной политической фигуры, которой будет сложно управлять.

Отставка столичного мэра - первый случай, когда президент воспользовался своим конституционным правом уволить главу региона, и это, подчеркивает издание, показатель "политической эволюции" Дмитрия Медведева.

"В нашем иерархическом обществе, чтобы тебя воспринимали серьезно, нужно одолеть какую-нибудь влиятельную фигуру", - приводит газета мнение главного редактора "Независимой газеты" Константина Ремчукова. Он сравнивает увольнение Лужкова Медведевым с арестом Михаила Ходорковского в 2003 году, что, по мнению Ремчукова, было такой же демонстрацией власти со стороны тогдашнего президента Владимира Путина.

Однако Лужков - не Ходорковский, напоминает издание. Это не какой-то политический аутсайдер, а один из основателей возглавляемой сейчас Путиным правящей партии "Единая Россия", и его увольнение может вызвать серьезные разногласия как в партии, так и во всей властной верхушке, и погрузить политическую элиту страны в междоусобицы, которые в преддверии предстоящих через год парламентских, а затем и президентских выборов, власти совершенно не нужны.

Именно поэтому, предполагает издание, по мере того, как между мэром и президентом разгорался конфликт, Владимир Путин предпочитал в него не вмешиваться, не поддерживая публично ни одну из сторон.

Теперь весь вопрос в том, кто сменит уволенного столичного градоначальника, считает Financial Times. "Медведев показал, что у него есть власть уволить, но еще не показал, есть ли у него власть назначить кого-либо без согласования с Путиным", - пишет газета.

То, будет ли кандидатура нового мэра согласована с премьер-министром, станет основным показателем истинных отношений внутри правящего "тандема", считает издание.

С ним согласна и Daily Telegraph: "Если кресло, обладатель которого контролирует бюджет, превышающий лондонский, достанется кому-нибудь из окружения Владимира Путина, надежды Медведева на второй [президентский] срок окажутся крайне малы".

"Мое поколение" Эда Милибэнда

Главная тема всех британских газет - первое программное выступление новоиспеченного лидера Лейбористской партии, бывшего министра по вопросам климата и энергетики Эда Милибэнда, прозвучавшее на партийной конференции в Манчестере.

Газеты отмечают, что речь нового главы лейбористов имеет намного большее значение, чем может показаться на первый взгляд. За отсутствием очевидных политических сенсаций, резких заявлений и общей обтекаемостью формулировок прячется главное - дистанцирование от наследия своих предшественников, Тони Блэра и Гордона Брауна, а фактически - отмежевание от всего курса "Новых лейбористов", объявленного в 1997 году.

Речь Эда Милибэнда продолжалась час, пишет Independent, и в ней содержалось несколько ключевых моментов, которые позволяют считать это обращение поворотным моментом в истории партии.

"Новые лейбористы" стали заложниками собственной уверенности. Вторжение в Ирак было ошибкой. Партия переусердствовала, внедряя в жизнь идеи свободного рынка и самоустраняясь от контроля за промышленностью, и находилась в слишком большой зависимости от прибыли финансового сектора. Указание на ошибки в курсе партии было тщательно сбалансировано перечислением огромного количества успехов, которых партия смогла добиться за 13 лет во власти.

Самыми главными повторяющимися словами в обращении, определяющими его общий тон, были "оптимизм" и "новое поколение", что, согласно общему мнению наблюдателей, вполне логично дополняет картину смены партийной элиты и новый курс. Кроме того, отмечает Independent, почти к каждой теме новоиспеченной лидер лейбористов переходил, используя формулировку "давайте будем честны", как бы споря со своими предшественниками Тони Блэром и Гордоном Брауном и обсуждая темы, которые те предпочитали замалчивать.

Партия должна иметь мужество признать свои ошибки, пишет Guardian и приводит цитату из речи нового лидера: "Это не всегда будет легко. Возможно, вам не всегда будут нравиться мои слова. Однако вы избрали меня своим лидером, и я поведу вас вперед".

Guardian также подчеркивает, что в своей речи Милибэнд постарался откреститься от навязанного ему газетами ярлыка "красный Эд", намекающего на его левые взгляды и поддержку профсоюзов. Новый глава лейбористов заявил, что не намерен сопротивляться всем попыткам сокращения правительством бюджетных расходов и поддерживать "волну безответственных забастовок".

Все газеты отмечает, что старший брат и главный соперник Эда Милибэнда на внутрипартийных выборах, бывший министр иностранных дел страны Дэвид Милибэнд, не смог скрыть своего недовольства речью нового лидера.

Один эпизод удостоился отдельного внимания журналистов. Когда Эд Милибэнд заявил, что Тони Блэр был неправ, развязав войну в Ираке, ему зааплодировала его заместитель Хэрриет Харман. К ней тут же повернулся Дэвид Милибэнд и спросил, почему она аплодирует этим словам, если сама в свое время голосовала за вторжение в Ирак. "Я аплодирую, потому что, как ты знаешь, я его поддерживаю", - парировала Харман.

"Эд Милибэнд постарался подвести черту под эрой Блэра-Брауна, заявив, что он представляет "другое отношение, другие идеи, другой подход к политике", - отмечает Times. Однако он несколько успокоил сторонников Блэра, пообещав отстаивать в партии интересы "основного большинства", а также серьезно отнестись к сокращению государственного долга.

Издание также подчеркивает, что новый глава лейбористов "протянул оливковую ветвь либерал-демократам, пообещав поддержать референдум об изменении выборной системы, который пройдет в следующем году".

Дэвид Милибэнд, в свою очередь, как пишут все издания, по всей видимости, уходит из большой политики. По данным Daily Telegraph, он был разъярен своим проигрышем младшему брату и не может простить ему того, что тот использовал войну в Ираке для того, чтобы заработать политические очки и использовать их против Дэвида.

Миграция в Евросоюзе вышла из-под контроля

Разрастающийся скандал, связанный с депортацией из Франции румынских цыган, поставил под вопрос одно из основных прав граждан Евросоюза - право свободно передвигаться в пределах стран-членов конфедерации, пишет Financial Times.

Спор между Францией и Европарламентом является не только первым прецедентом принципиального законодательного конфликта между Брюсселем и одной из крупнейших стран блока, но и напрямую затрагивает краеугольный камень европейской внутренней политики - право всех 500 млн граждан Евросоюза жить, работать и учиться на территории любого из 27 государств, входящих в ЕС.

Согласно приводимой изданием статистике, сейчас за пределами своих стран живут примерно 12 млн европейцев - для сравнения, примерно столько же составляет население Бельгии или Греции. Внутренняя миграция между странами ЕС значительно усилилась, после того как в 2004 году в Евросоюз вошли восемь восточноевропейских стран и их жители потоком хлынули в более обеспеченные страны западной Европы.

Газета приводит мнение сотрудника Центра европейских реформ Хьюго Брэйди: "Свобода передвижения в каком-то смысле похожа на евро. Это то, что ЕС придумал, создал - и напрочь забыл о нем, полагая, что в будущем с ним не будет никаких проблем".

Однако проблемы появились, и особенно остро они стали ощущаться в период глобального экономического кризиса, когда жители наиболее пострадавших от кризиса стран стали уезжать работать за рубеж.

Статистика свидетельствует сама за себя. В Германии сейчас проживает 2,5 млн граждан других стран ЕС (для сравнения - за рубеж уехало лишь около 700 тыс немцев), в Испании - 2,3 млн (против 360 тысяч), в Британии - 1,8 млн (900 тысяч), во Франции - 1,3 млн (480 тысяч). Основными поставщиками иммигрантов являются Румыния (за пределами страны сейчас живут около 1,9 млн ее граждан), Польша (925 тысяч) и Португалия (910 тысяч).

В среду 27 еврокомиссаров должны решить, подавать ли официальный иск в Европейский суд по правам человека против Франции, обвиняя правительство страны в дискриминации по национальному признаку.

Позицию президента Николя Саркози, между тем, разделяют другие европейские политики. Министр внутренних дел Италии Роберто Марони уже заявил, что ищет пути более легкого выдворения из страны иностранцев, не имеющих достаточно средств. А новый лидер британских лейбористов Эд Милибэнд, в свою очередь, высказал обеспокоенность тем, что уровень зарплат в Великобритании снижается из-за потока более дешевой дешевой рабочей силы из Польши.

В мае следующего года Германия полностью откроет свои границы для граждан Чехии, Польши и других восточноевропейских стран, предоставив им право работать на немецких предприятиях. В преддверии этого правительство страны уже пытается законодательно закрепить минимальные зарплаты в некоторых областях промышленности, чтобы не дать иммигрантам сбить стоимость труда.

Газета напоминает также, что в Швеции и Нидерландах к власти уже пришли партии, высказывающиеся резко против бесконтрольной иммиграции. И несмотря на то, что речь преимущественно идет о выходцах из мусульманских стран, не входящих в Евросоюз, у многих жителей западной Европы "уже сформировался образ польского сантехника, "ворующего" местные рабочие места".

Обзор подготовил Николай Воронин, bbcrussian.com.