Глава Форин-офиса: дружить с Москвой, но не за счет соседей

  • 5 октября 2010

Министр иностранных дел Британии Уильям Хейг ответил на вопросы аудитории Всемирной службы Би-би-си в прямом эфире интерактивной программы World Have Your Say.

Уильям Хейг говорил в прямом эфире со слушателями Би-би-си из разных стран, находясь на конференции британской Консервативной партии в Бирмингеме.

Ниже вы можете прочитать некоторые вопросы и ответы на них Уильяма Хейга.

О РОССИЙСКО-БРИТАНСКИХ ОТНОШЕНИЯХ

Би-би-си: Вопрос прислал журналист и преподаватель университета Михаил Кречмер из Томска, Россия. Что могут сделать новые технологии и интернет для сближения наших стран и лучшего взаимопонимания между людьми в ближайшие годы? И еще: откуда вы сами предпочитаете получать информацию: из газет, радио, телевидения или интернета?

Уильям Хейг: Интернет, действительно, может играть важную роль в сближении людей и налаживании общения по всему миру. Кстати, то, как мы можем более эффективно общаться на тему технологий и бизнеса, станет одной из тем, которые будут обсуждаться во время моего предстоящего визита в Москву в октябре.

Я надеюсь, что с течением времени мы сможем достичь некоторого улучшения британо-российских отношений, которые в последние годы были непростыми. Я приеду в Москву, чтобы постараться положить начало этому процессу.

Откуда я черпаю новости? Обычно, когда в мире происходит что-то важное и стремительное, если я узнаю об этом из СМИ, значит, я опоздал. Я должен был раньше об этом узнать - от наших послов, от Форин-офиса. А вообще я получаю новости из самых разных источников. У меня такая работа, что порой у меня просто нет времени читать газеты, что в принципе не так уж плохо для политика. Я часто узнаю новости из интернета, в частности, с сайта Би-би-си.

Би-би-си: Многие люди спрашивают, что изменилось, почему Британия вдруг стала стремиться улучшить отношения с Россией, которые в последнее время были довольно прохладными. Люди думают, может, Россия изменилась? Но они не видят там никаких изменений.

У.Х.: Британия и Россия являются двумя из пяти постоянных членов Совета безопасности ООН. Мы работаем вместе над решением таких вопросов, как распространение ядерного оружия, включая, в данный момент, иранскую ядерную программу, поэтому между Лондоном и Москвой должны быть рабочие отношения, насколько это возможно. Это не означает, что все трудности исчезнут сами собой. Я не хочу, чтобы у людей были иллюзии на этот счет. Я думаю, мы будем улучшать отношения медленно и поступательно, но, я надеюсь, терпеливо.

Джордж, Грузия: Мой вопрос касается России и того, что Россия годами делает в Грузии. Российские солдаты все еще находятся на грузинской земле, 20% страны находится под оккупацией. Кремль продолжает нарушать международное соглашение из шести пунктов, достигнутое при посредничестве президента Франции и других западных лидеров. Я хочу спросить, что вы думаете по этому поводу? Что правительство консерваторов будет делать для того, чтобы обеспечить выполнение Россией ее обещаний, особенно на фоне нынешнего потепления британо-российских отношений.

У.Х.: Это как раз очень хорошая иллюстрация того, о чем я говорил, когда отвечал на предыдущий вопрос. В отношениях между Британией и Россией, да и между Россией и многими европейскими странами, сохраняются существенные трудности. То, что произошло в Грузии, является одной из таких трудностей. Мы не были согласны с тем, что произошло в Абхазии и Южной Осетии. Мы твердо поддерживаем демократию в Грузии и территориальную целостность Грузии. Так что это остается усложняющим фактором, в этом нет сомнений. И улучшение отношений с Россией не должно происходить за счет ее соседей. Я безусловно могу заверить вас в этом. Это остается камнем преткновения в отношениях Европы и России.

О ПЕРЕГОВОРАХ ИЗРАИЛЬТЯН С ПАЛЕСТИНЦАМИ

Джоэл Бранолд: Я отвечаю за внешние связи палестино-израильской организации One Voice, которая выступает за урегулирование израильско-палестинского конфликта, основанное на двух государствах. Многие говорят, что если переговоры, которым на этой неделе пытаются не дать умереть дипломаты, сорвутся, это станет концом переговорного формата в этом конфликте, и дальше начнется что-то еще. Как министр иностранных дел Британии, видите ли вы какие-то другие возможности, если переговоры не будут продолжены. И, если вы не видите таких возможностей, тогда что нужно сделать для того, чтобы переговоры не сорвались?

У.Х.: Это очень важный вопрос, особенно в данный момент. И я считаю, что работа вашей организации очень важна. Тут не существует большого спектра возможностей. Стороны должны поговорить и вместе найти решение. Мне кажется, обнадеживает то, что все, кто участвовал в переговорах в течение последнего месяца между израильтянами и палестинцами, говорят, что переговоры шли очень хорошо, что обе стороны очень искренни.

Image caption Хейг ответил на вопросы аудитории во время конференции тори

Би-би-си: Но переговоры могут не продолжиться. Ведь в последние дни многие лидеры Лиги арабских государств заявили, что поддерживают выход палестинцев из переговоров.

У.Х.: Да, но я пока говорил о том, что обнадеживает. Конечно, разочаровывает то, что месяц спустя переговоры столкнулись с проблемой – закончился мораторий на строительство поселений на Западном берегу. Я считаю, что правильным решением будет, если Израиль продлит этот мораторий. Я знаю, что с политической точки зрения для Израиля тяжело это сделать. Но я хотел бы, чтобы израильское правительство нашло в себе силы продлить мораторий, чтобы это не стало угрозой для продолжения прямых переговоров. Я очень твердо донес эту позицию до израильского премьера [Биньямина Нетаньяху] неделю назад. Мы находимся в постоянном контакте с израильскими властями по этому вопросу. Это наша твердая позиция. И я надеюсь, что они найдут способ решить эту проблему. Потому что других подходов к ней нет. И если прямые переговоры сорвутся, это будет иметь катастрофические последствия.

Би-би-си: Вопросы от слушателей Арабской службы Би-би-си. Али Хусейн спрашивает в социальной сети Facebook, оказывает ли Британия какое-либо давление на Израиль, чтобы тот перестал строить новые поселения. Многие слушатели спрашивают, каковы этические принципы британской внешней политики, когда речь идет о Ближнем Востоке?

У.Х.: Наша позиция состоит в том, и премьер-министр [Дэвид Кэмерон] доносил эту позицию до премьера [Израиля Биньямина] Нетаньяху, что мораторий на строительство поселений должен быть продлен. Это очень важно. Мы говорим Израилю, что в интересах долгосрочной безопасности Израиля необходимо в ближайшее время достичь соглашения об урегулировании, основанном на двух государствах. Иначе в течение следующих лет это сделать будет гораздо сложнее.

Би-би-си: Что вы говорите, когда вы поднимаете телефонную трубку и беседуете с вашим коллегой [главой МИДа Израиля] Авигдором Либерманом?

У.Х.: Я говорю ему ровно то же самое.

Би-би-си: А он что вам отвечает?

У.Х.: Ну, я не буду уж совсем нарушать дипломатическую конфиденциальность. Конечно, мы с ним не совсем сходимся во взглядах на то, в каком темпе должны идти прямые переговоры, или на мораторий на строительство поселений. Это для израильской коалиции очень сложный вопрос.

ОБ "АЛЬ-КАИДЕ" И АФГАНИСТАНЕ

Файзал, Кабула, Афганистан: Вы уверены в успехе Британии в войне с "Аль-Каидой"?

У.Х.: Это остается наисложнейшей задачей, самым сложным вопросом внешней политики для нашего правительства. Я не хочу никоим образом преуменьшать сложность этого вызова для наших военных, для людей, которые занимаются гуманитарной помощью, и для наших дипломатов в Афганистане. Они потрясающе справляются, учитывая, в каких трудных условиях им приходится работать. Но мы твердо намерены добиться успеха в Афганистане, и посредством увеличения военного давления на талибов, и посредством увеличения объема гуманитарной помощи (в этом году, на данный момент мы увеличили размер помощи на развитие Афганистана на 40%, чтобы они могли развивать собственные структуры), и поощрения политического примирения в стране.

Би-би-си: А как вы определяете, что будет означать успех в Афганистане?

У.Х.: Я не думаю, что успех – это обязательно когда поднимают белый флаг, когда война официально заканчивается таким образом, как закончилась Вторая Мировая война. Успех – это означает, что афганцы смогут самостоятельно вести свои дела так, чтобы это не представляло опасности для остального мира. Это не означает, что во всех районах Афганистана будет полный порядок. Стоит пролететь над Афганистаном, увидеть пустыни и горные цепи, чтобы понять, какая это разнообразная страна.

Бари, Зимбабве:Я хочу спросить, почему войска в Афганистане не предпринимают больше усилий для того, чтобы уничтожить маковые поля, ведь наркопроизводство финансирует талибов.

У.Х.:Мы очень многое делаем для этого. Это не так просто, как это может показаться. Если вы приедете в Афганистан и увидите, какой там ландшафт и какая это огромная страна, вы поймете, что не так-то просто взять и уничтожить весь опийный мак. Один из методов, которые мы используем, – давать людям альтернативные продукты. Например, в Гильменде мы даем людям пшеницу, в провинции Герат на западе Афганистана, где я побывал несколько недель назад, люди выращивают шафран, это альтернатива опийному маку, которая, к тому же, является более дорогой.

Би-би-си: Но вы уже многие годы это делаете, если честно, неужели вы думаете, в итоге это полностью уничтожит опийный мак?

У.Х.: Полностью - нет. Конечно, полностью уничтожить торговлю опийным маком очень трудно. Но по последним цифрам за прошлый год, прогресс в уменьшении урожая опия есть. Так что мы должны продолжать работу, которую мы делаем.

ОБ УГРОЗЕ ТЕРАКТОВ В ЕВРОПЕ

Би-би-си: Свани пишет в социальной сети Facebook: США рекомендовали своим гражданам быть бдительными во время путешествий в Европу в связи с угрозой терактов. Как Британия обеспечит безопасность американских туристов?

У.Х.: Мы предпринимаем огромные усилия для того, чтобы сделать нашу страну безопасной, и активно сотрудничаем в этой связи с США и европейскими странами. В воскресенье США внесли изменения в рекомендации для тех, кто путешествует, Британия также внесла в свои рекомендации некоторые изменения относительно путешествий в некоторые европейские страны. Эти изменения подчеркивают, что людям необходимо быть бдительными. Террористическая угроза в Британии оценивается как очень высокая, так же как во Франции, или Германии, или Испании. Это означает, что нападения считаются очень вероятными, в какой-то момент. Это не означает, что теракт неотвратим. Это не означает, что мы знаем, что завтра в определенном месте произойдет теракт. Но это означает, что теракт, попытка теракта являются очень вероятными.

Би-би-си: Несколько германских политиков в понедельник заявили, что такие рекомендации не приносят пользы. Вы согласны с этим?

У.Х.: Я считаю, что от них есть польза. Что касается британского МИДа, мы даем такие рекомендации относительно путешествий в страны по всему миру. И люди прислушиваются к этим рекомендациям. Люди могут исходить из собственной оценки ситуации, когда они собираются в Европу или США, но для путешествий в более дальние страны наши рекомендации могут быть полезными. Мне кажется, это дает властям возможность сказать людям, что это серьезно, что угроза международного терроризма не исчезла. Людям следует быть бдительными и быть на чеку в своей повседневной жизни, потому что часто именно благодаря тому, что кто-то заметил что-то подозрительное, нам удается предотвратить теракт.

О ВСЕМИРНОЙ СЛУЖБЕ БИ-БИ-СИ

Би-би-си: Хусейн из Тегерана спрашивает: это правда, что Форин-офис финансирует телевидение Би-би-си на фарси? Вы не считаете трансляцию из Британии в Иран иранских новостей вмешательством во внутренние дела Ирана? Если бы власти Ирана сделали то же самое, вы приветствовали бы этот шаг?

У.Х.: Мы не против, когда кто бы то ни было транслирует правду, где угодно в мире. Всемирная служба Би-би-си, включая Персидскую службу, является ярким примером этого. Мы считаем правом людей по всему, знать правду и о своей стране, и о других странах.

Би-би-си: Но вы бы этого не делали, если бы вы не считали, что вам это на руку, не правда ли?

У.Х.: Мы не контролируем редакционную политику Би-би-си. Очень важно иметь в виду, что британские власти не определяют содержание программ. В нашей стране то, что Би-би-си, решает сказать, не зависит от правительства. Иногда Би-би-си настолько независима от властей, что их это приводит в ярость. Но так и должно быть.

Новости по теме