Лондон и Москва готовы забыть взаимные обиды

  • 12 октября 2010
Уильям Хейг (6 октября 2010 года)
Image caption Уильяма Хейга примет президент России Дмитрий Медведев. Хотя он не обязан это делать

Министры иностранных дел Великобритании не такие частые гости в Москве, как многие их коллеги из других стран ЕС.

Причиной тому были сначала недовольство Москвы по поводу предоставления политического убежища Борису Березовскому и Ахмеду Закаеву, а затем – гибель в 2006 году бывшего сотрудника КГБ и британского гражданина Александра Литвиненко в результате отравления радиоактивным веществом – полонием.

Королевская прокурорская служба Великобритании подозревает в убийстве Литвиненко другого бывшего сотрудника КГБ, ныне депутата Государственной думы от ЛДПР Андрея Лугового.

Именно с требования Лондона выдать Лугового и отказа Москвы сделать это и начался, пожалуй, самый непростой период в отношениях России и Великобритании за последние 20 лет.

Смена правительства в Британии

Приезд в Москву в 2009 году министра иностранных дел в предыдущем, лейбористском правительстве Дэвида Милибэнда ничего принципиально не изменил в двусторонних контактах.

Во-первых, потому что в Москве всерьез обиделись на сделанное когда-то Милибэндом предложение России "поменять собственную конституцию", чтобы иметь возможность выдать Лугового британцам.

А во-вторых, потому что уже в прошлом году многие в Москве были уверены в грядущем поражении лейбористов на парламентских выборах, а потому заранее готовились иметь дело с новым правительством во главе с консерваторами.

Кстати, эти расчеты были крайне рискованными – после парламентских выборов в мае 2010 года у власти вполне могла оказаться коалиция лейбористов и либерал-демократов, а не консерваторов и либдемов.

И тем не менее, новый глава Форин офиса Уильям Хейг приезжает в Москву. Он хочет способствовать перезагрузке двусторонних отношений, подобной той, которую стремится осуществить администрация Барака Обамы для российско-американских отношений.

Замять Лугового

Официально в Лондоне никто не собирается отказываться ни от обвинений против Лугового, ни от требования выдать его британскому правосудию.

Останется в силе и ордер на его арест, серьезно осложняющий поездки депутата за границу.

Однако неофициально обеим сторонам давно хочется найти выход из тупиковой ситуации и забыть "проблему Лугового". Судя по всему, именно об этом договорились премьер-министр Дэвид Кэмерон и президент Дмитрий Медведев во время их встречи на саммите "Большой восьмерки".

В Кремле такое желание демонстрируют с помощью не самого обычного жеста – Хейга примет сам Медведев, хотя по протоколу он совершенно не обязан этого делать.

Глава департамента Восточной Европы и Центральной Азии министерства иностранных дел Великобритании Лори Бристоу уже отметил, что в Лондоне оценили это решение российского лидера.

Впрочем, Бристоу тут же добавил, что на переговорах с министром иностранных дел Сергеем Лавровым и президентом Медведевым Хейг не будет уклоняться от изложения британской позиции по тем вопросам, где с Москвой существуют разногласия.

Помимо "дела Литвиненко" это и стандартная для всех стран ЕС поддержка "территориальной целостности Грузии" – то есть несогласие с действиями России на Кавказе и признанием Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии.

Другие приоритеты

Британская пресса, причем как левой, так и правой ориентации, опубликовала ряд комментариев, суть которых сводится к тому, что поездка Хейга может быть воспринята российскими правящими кругами как признак слабости и сдачи Лондоном своих позиций.

Поэтому комментарии Форин офиса настойчиво напоминают: никаких принципиальных изменений не будет.

Image caption Многим россиянам трудно получить британскую визу

Однако очевидно, что правительство Дэвида Кэмерона сфокусировано прежде всего на решении экономических проблем. В конце октября оно обнародует новый бюджет, который, судя по всему, будет содержать меры очень жесткой экономии государственных расходов.

Во внешней политике оно отдает приоритет Афганистану, проблеме Ирана, борьбе с терроризмом мусульманских радикалов.

По всем этим вопросам в Лондоне предпочитают видеть Москву партнером, а потому именно эти темы будут главными для Хейга в Москве. Тем более что в результате гибели Литвиненко контакты британских спецслужб с ФСБ по теме международного терроризма были сведены до минимума.

Москве тоже выгодно

Для Москвы "размораживание" отношений с Лондоном тоже выгодно по ряду причин.

Российское руководство развернуло дипломатическую кампанию за отмену виз с ЕС. Эта тема пользуется особым вниманием Дмитрия Медведева.

Между тем, Соединенное Королевство остается противником введения безвизового режима. Очевидно, в Кремле и на Смоленской площади надеются повлиять на ситуацию в свою пользу.

Да и сложности с получением британской визы для россиян, особенно с официальным статусом, продолжают оставаться проблемой для Москвы (равно как и аналогичная ситуация с визами для британцев – для Лондона).

Наконец, и для России, и для Великобритании выгодно "подтолкнуть" развитие делового сотрудничества, которое, впрочем, несильно пострадало из-за напряженности последних лет. Президенту Медведеву нужно расширение круга партнеров в деле претворения в жизнь лозунга модернизации, а британскому кабинету немаловажно показать, что оно заботится об интересах британского бизнеса за рубежом и создании новых рабочих мест.

Думается, визит Уильяма Хейга будет объявлен успешным обеими сторонами, а неудобные вопросы последних лет – надолго, если не навсегда, забыты.

Новости по теме