Times: экс-полковника КГБ хотят отравить ртутью

  • 20 ноября 2010
Британская пресса

Бывший полковник КГБ Виктор Калашников, покинувший российскую разведку в 1992 году, заявил в интервью лондонской Times, что его пытаются отравить ртутью, чтобы отомстить за конфликт с спецслужбами.

Берлинский корреспондент Times Роджер Бойс пишет, что Калашников пришел к нему вместе с супругой Мариной и рассказал, что в их крови обнаружено необычно высокое содержание токсичного металла.

Калашников считает, что охоту за ним открыли его бывшие коллеги. "Это как братство. Если ты от них отвернешься, не будешь с ними соглашаться, это вызывает обиду, - цитирует издание Калашникова. – Эта обида вызывает желание наказать, отомстить. Именно это с нами и происходит".

Журналист пишет со ссылкой на результаты анализов, проведенных в одной из ведущих берлинских клиник, что содержание ртути в его крови составило 53,7 микрограмма на литр, а в крови его жены – 56 мкг на литр.

"Это больше, чем вдесятеро выше уровня, который считается опасным, - сказал Times Франк Мартенс, токсиколог из клиники. – Поскольку в данном случае, видимо, нельзя говорить о заражении через обычные источники ртути, нам приходится очень серьезно задумываться о возможности отравления третьими лицами".

Многоразовое поражение?

Times утверждает, что 58-летний Калашников, дальний родственник изобретателя знаменитого советского автомата, за последние четыре месяца потерял 15 кг веса. На руках у его жены, в свою очередь, появились симптомы экземы. Они жалуются на постоянную бессонницу, жжение кожи, острые головные боли и боли в позвоночнике.

По словам журналиста газеты, нет причин предполагать, что Калашников получил большую одноразовую дозу ртути – в таком случае речь бы шла о явном поражении желудка.

Издание предполагает, что тяжелый металл неоднократно попадал в организм Калашникова через дыхательные пути, либо через кожу. "Например, в марте мы поехали ночным поездом из Варшавы в Москву, и как только моя кожа прикоснулась к простыням, у меня сразу началось раздражение. Простыни были пропитаны", - говорит Марина Калашникова.

"После того, как их выгнали с работы комментаторов в российской прессе, они переехали в Польшу, Украину и Эстонию, где продолжили писать статьи, - сказано в статье корреспондента Times. - Большинство из них могли вызывать раздражение правительства Владимира Путина, или бывшего КГБ. В одной из статей Калашников говорил о связи между исламистскими боевиками и российскими спецслужбами".

"Было ли этого достаточно, чтобы спровоцировать операцию против супругов? – спрашивает Роджер Бойс. – Марина Калашникова, которая имеет степень доктора Московского института США и Канады, говорит: ее знакомые в правительстве предупреждали, что если она не начнет писать о Путине хорошо, все закончится "несчастьем".

Эхо дела Литвиненко

Как утверждает издание, что в поисках нового дома они путешествовали по Европе, и "на каждой остановке – будь то гостиница в Таллине или кафе в Брюсселе – у них появлялось какое-либо физическое недомогание, симптомы которого похожи на отравление".

Как сказано в материале Роджера Бойса, в декабре прошлого года анализы в немецком военном госпитале, проведенные в декабре прошлого года, установили присутствие в крови Калашниковых следы полония-210. Однако его концентрации было недостаточно, чтобы объяснить странные симптомы, которые появлялись у супругов, продолжает журналист.

В связи с историей Калашникова Times вспоминает о деле Александра Литвиненко – бывшего сотрудника российских спецслужб, умершего в Лондоне от отравления полонием-210, а также других случаях, когда интоксикация приводила к смерти различных врагов российских или советских властей.

"Советский Союз сделал отравление чем-то вроде фирменного приема", - пишет в связи с этим Роджер Бойс и напоминает о смерти сотрудника Болгарской службы Би-би-си Георгия Маркова, которого в 1978 году в Лондоне укололи зонтиком со смертельным ядом рицином.

Times публикует портреты Николая Кольцова (биолога, создателя советского биологического оружия, которого в 1940 году якобы отравили советские спецслужбы), Данилы Скоропадского (украинского политика, умершего в Лондоне в 1957 году от предполагаемого отравления сотрудниками КГБ), боевика Хаттаба (якобы получившего в 2002 году отравленное письмо), Романа Цепова (бывшего приятеля Путина, который умер в 2004 году от предполагаемого радиоактивного отравления), а также бывшего президента Украины Виктора Ющенко, отравленного диоксином в 2004 году.

"Братство"

Лондонское издание пишет, что Калашников начал работать в КГБ в 1985 году, и после обучения его отправили в Брюссель, где у советских спецслужб "был один из их главных агентов – Райнер Рупп – немец, который работал в НАТО". В конце 1980-х Калашникова перевели на работу в Вену.

Как сказано в публикации Times, в 1992 году Калашников написал своему руководству письмо с жалобами на коррупцию – как в посольстве, так и в "службе". Тогда его вызвали в Москву, а затем перевели на другую работу.

Вскоре после этого Калашников уволился из спецслужб и начал работать экспертом в администрации тогдашнего президента Бориса Ельцина. "К нему заходили бывшие коллеги по КГБ, чтобы попросить о разных одолжениях. Калашников им отказывал", - утверждает Times.

Издание продолжает, что его исследовательский отдел вскоре взяли под контроль военные и он продолжил карьеру вначале в нефтяной компании, а затем стал работать журналистом, комментируя различные события в газете "Коммерсант" и по телевидению.

"Но вновь и вновь "братство" пыталось затянуть его назад в спецслужбы, а он отказывался", - пишет корреспондент Times.

Кто виноват?

Далее Times рассуждает о том, кто мог стоять за событиями вокруг Калашникова и Литвиненко.

"Одна из самых сложных задач в деле об отравлении Литвиненко и попытках отравить Калашникова – определить, стали ли они объектами нападения самостоятельно действовавших агентов, или же приказ (возможно, не более, чем поощрительный кивок) был отдан на высших эшелонах российской власти", - утверждает корреспондент издания.

Упоминая о недавнем провале группы российских агентов в США, которое было вызвано предательством одного из сотрудников, корреспондент Times предполагает: "В российском разведывательном сообществе что-то происходит: идут разговоры о слиянии внутренней службы безопасности ФСБ и агентства по внешней разведке – СВР. Другими словами – о воссоздании КГБ. Возможно, сейчас идет некая тайная игра, направленная на дискредитацию СВР, которая и так попала в неприятную ситуацию в связи с задержанием 11 агентов в США".