Абрамович рассказал, как "разводили" Дерипаску

  • 3 ноября 2011
Роман Абрамович Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption По словам Абрамовича, он намеренно формировал общественное мнение о том, что Березовский был владельцем различных активов

В ходе судебных слушаний в Лондоне по иску опального олигарха Бориса Березовского российский миллиардер Роман Абрамович рассказал о некоторых подробностях "алюминиевых войн" конца 1990-х, после которых он стал совладельцем крупнейших сибирских металлургических предприятий.

Абрамович выступает ответчиком по иску, поданному Березовским, который утверждает, что владелец футбольного клуба "Челси" вынудил его продать принадлежавшие ему пакеты акций компаний "Сибнефть" и "Русский алюминий" ниже рыночной стоимости.

Роман Абрамович настаивает, что Березовский никогда не был акционером этих компаний, а лишь предоставлял политическую протекцию, которую миллиардер в суде постоянно называет "крышей".

"Он [Березовский] назначил себя политическим лидером крупного бизнеса. Мы все ему в этом помогали, все на это работали, – объяснял Абрамович свою позицию, добавив, что за эти услуги российские бизнесмены платили Березовскому значительные суммы, – Я платил десятки миллионов долларов. Платили многие, но, в основном, я".

"Он был волнорезом, – сказал владелец "Челси" о Березовском. – Он все проблемы снимал. Именно за это мы ему и платили".

"После 1996 года [президент России Борис] Ельцин плохо себя чувствовал, и очень важна была роль окружения, – объяснил Абрамович. – И поскольку у Березовского были хорошие связи с президентским окружением, он имел большой вес".

"Говоря по-русски, его разводили"

Адвокат Бориса Березовского Лоуренс Рабиновиц подробно расспрашивал Абрамовича о том, как он и бизнесмен Олег Дерипаска встречались с Березовским и его бизнес-партнером Бадри Патаркацишвили в Лондоне в марте 2000 года.

По словам Рабиновица, на этой встрече Абрамович и Дерипаска, прибывшие в Лондон на частном самолете, намеревались согласовать слияние своих активов с Березовским и Патаркацишвили.

Однако владелец "Челси" утверждает, что на самом деле цель его поездки в Лондон была совсем иной: он якобы хотел положить конец так называемым "алюминиевым войнам", то есть борьбе за контроль над Красноярским алюминиевым заводом (КрАЗ) между структурами Дерипаски и компанией Trans World Group (TWG).

"Я не имею в виду, что там лились реки крови. Дело было в противостоянии между TWG и Дерипаской – в основном вокруг КрАЗа", – так Абрамович попытался объяснить английскому суду суть понятия "алюминиевые войны".

При этом Абрамович вспомнил, что заранее не предупредил Дерипаску о присутствии на лондонской встрече Патаркацишвили, с которым у того были очень плохие отношения. И тут же объяснил причину отсутствия дружбы между двумя бизнесменами.

"Березовский вызвался помогать Олегу [Дерипаске]. И под это дело взял кредит и часть денег для ОРТ. Через некоторое время Бадри [Патаркацишвили] стал помогать TWG. Кредит Олегу не вернули, – сказал Абрамович. – И он был этим, если в мягкой форме сказать, недоволен. Говоря по-русски, его разводили. И он был этим недоволен. Другими словами, его обманывали".

Рабиновиц на эту реплику не ответил, однако сам Березовский, услышав слова Абрамовича, широко заулыбался.

"Там каждые три дня кого-то убивали"

До этого Абрамович признался, что без поддержки Патаркацишвили, который выступил посредником при сделке, он не смог бы приобрести металлургические активы в Сибири. В 2000 году он стал владельцем КрАЗа, а также Братского алюминиевого завода и Ачинского глиноземного завода.

"Без Бадри я бы никогда не полез туда. Там каждые три дня кого-то убивали. Мне такой бизнес был не нужен", – заявил Абрамович.

При этом бизнесмен попытался убедить судью, что все отношения между участниками сделок по покупке алюминиевых заводов были неформальными. Хотя предварительный договор о продаже в числе прочих подписал Патаркацишвили, тот не стал акционером, а был лишь посредником, уверяет Абрамович.

"Я понимаю, что с точки зрения английского юриста это трудно понять, но роли подписантов определяются за пределами договора", – заявил российский миллиардер.

Кроме того, ответчик объяснил, почему в обществе сложилось представление о том, что настоящим владельцем "Сибнефти" является Березовский.

В ответ на доводы Рабиновица, цитировавшего газетные публикации 2000 года о том, что структуры "Сибнефти" и Березовский якобы купили металлургические предприятия в Сибири, Абрамович сказал: "На рынке всегда считалось, что "Сибнефть" принадлежала Березовскому, мы этого никогда не отрицали. Именно в этом заключалось понятие "крыша".

Споры о "крыше"

"Я никогда не говорил, что я – единственный акционер "Сибнефти". Главным образом по соображениям безопасности. Я не хотел, чтобы все об этом знали. Мы поэтому всё время говорили "акционеры", чтобы не называть меня", – признался Абрамович.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Роман Абрамович назвал Березовского "волнорезом, который снимал все проблемы"

На вопрос Рабиновица о том, что в определенный момент в конце 1990-х Березовский стал терять влияние и Абрамович якобы перестал обращаться к нему за "крышей", Абрамович сказал: "Традиционное понимание "крыши" не подразумевает расторжения [соглашений] в одностороннем порядке. Надо было вдвоем договориться и выйти из этого состояния".

Абрамович, дающий показания в лондонском суде уже четвертый день, утверждает, что у него не было никаких юридически обязывающих соглашений с Березовским о разделе долей в "Сибнефти" или других активах.

Впрочем, он признал, что не мог стать владельцем "Сибнефти" в 1995 году без помощи Березовского, но категорически отрицал его участие в каких-либо других своих бизнес-проектах.

В зале суда также цитировалась расшифровка записи разговора между Березовским и Абрамовичем в аэропорту Ле-Бурже в 2000 году, которая, как пояснили адвокаты бывшего олигарха, была сделана по распоряжению Андрея Лугового (который в тот момент возглавлял службу безопасности телеканала ОРТ).

В ходе этого разговора Березовский сказал, что хочет "легализовать" свое участие в алюминиевом секторе. Согласно записи, в ответ на это Абрамович возразил, что в таком случае подобной "легализации" захотят и другие имеющие отношение к бизнесу лица: "и Миша, и Олег, и Антон".

В ответ на уточняющий вопрос адвоката о фамилиях этих людей, Абрамович подтвердил, что "Миша" – это известный израильский бизнесмен Михаил Черной, а "Олег" – это Олег Дерипаска.

При этом миллиардер заявил, что не знал фамилии "Антона" и может только догадываться о правдивости предположений Рабиновица, что здесь речь шла об Антоне Милевском – человеке, которого в прессе называли "авторитетным бизнесменом" и связывали с Измайловской организованной преступной группировкой.

Березовский обвиняет Абрамовича в нарушении доверия и контрактов и требует с него более 6 млрд долларов.

Ожидается, что Абрамович продолжит давать показания до конца недели, а сам суд может завершиться после нового года.

Новости по теме