Луговой "нервничал перед тестом на детекторе лжи"

  • 26 апреля 2012
Андрей Луговой Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption В 2007 году Андрей Луговой говорил, что обмануть полиграф не так уж сложно

Британские эксперты из компании UK Lie Tests, специализирующейся на проведении тестов с использованием детектора лжи, провели экспертизу депутата Госдумы Андрея Лугового, являющегося основным подозреваемым по делу об убийстве в Лондоне экс-офицера ФСБ Александра Литвиненко.

По их словам, тест показал, что Луговой непричастен к этому преступлению.

Результаты исследования и подробности проведения теста в интервью корреспонденту Русской службы Би-би-си Николаю Воронину прокомментировал полиграфолог Брюс Берджесс, который непосредственно проводил экспертизу Лугового в московском отеле Radisson.

Би-би-си: Кому принадлежала инициатива проведения экспертизы? Кто был ее организатором?

Брюс Берджесс: Организатором - человеком, который изначально со мной связался, - был Александр Коробко, российский журналист, который до этого взял у Андрея Лугового интервью и был уверен в его невиновности. Он связался со мной и попросил провести тест. При этом сам я не знал, кого придется тестировать, и находился в полном неведении. Я узнал, что это Андрей, только когда встретился с ним. Раньше, до приезда в Москву, я ничего о нем не знал.

Би-би-си: Вы не слышали о "деле Литвиненко"?

Б.Б.: Я ничего не слышал о человеке, которого мне предложили тестировать. О самом деле я, безусловно, слышал - в 2006 году это была большая новость. И когда мы встретились с Андреем и мне объяснили, в чем суть проводимого теста, я вспомнил это дело.

Би-би-си: Что это был за тест? Как он работает?

Б.Б.: Это стандартный тест с использованием полиграфа, детектора лжи. Мы задаем ряд вопросов - значимых и просто контрольных вопросов. Значимых вопросов три - это те самые вопросы, ради которых проводится исследование. Кроме них, мы задаем еще ряд вопросов, на которые мы знаем ответы и на которые испытуемый, скорее всего, ответит честно. Три самых важных вопроса, которые мы задали Андрею, звучали так: "Делали ли вы что-либо, что привело к смерти Александра Литвиненко?", "Были ли вы каким-либо образом причастны к смерти Александра Литвиненко?" и "Имели ли вы когда-либо контакт с полонием?"

Эти вопросы сформулировал я вместе с моим партнером Тристаном, потому что вопросы, которые нам дал изначально организатор, Александр Коробко, не подходили для теста на полиграфе. Нам нужно было, чтобы вопросы были точными и по делу. Вопрос должен звучать так, чтобы на него можно было ответить "да" или "нет" - тогда испытуемый может сразу ответить на него честно, без всяких задних мыслей. И так должны звучать все вопросы.

Би-би-си: Судя по документам, исследование заняло два с половиной часа. За это время вы задали всего три вопроса?

Б.Б.: Нет. Сам тест, когда испытуемый подключен к полиграфу, длится всего около 20 минут. Однако существенную часть теста составляет так называемое предварительное интервью. А поскольку Андрей не очень хорошо говорит по-английски (на самом деле, он не говорил по-английски вообще), мы решили прибегнуть к услугам переводчика. Все вопросы, которые я задавал по-английски, она задавала Андрею по-русски.

Однако всю ситуацию нужно было обсудить еще до теста. Нам нужно было собрать информацию о его прошлом, просто поговорить с ним, чтобы он немного расслабился и почувствовал себя более уверенно. Кроме того, нам нужно было объяснить, как работает полиграф.

Очень важным при проведении исследования на детекторе лжи является то, что испытуемый должен четко осознавать, что именно сейчас будет происходить. Он должен понимать, что это профессиональный тест, должен доверять проводящему его эксперту и не сомневаться в его квалификации, он должен понимать, что, если он будет честен, он получит честный результат.

И, напротив, если испытуемый намерен лгать, то мы должны заранее его предупредить, что, если он солжет, мы это поймем. Это очень важный момент: испытуемый, говорящий правду, не будет как-то по-особенному реагировать на вопросы, потому что он говорит правду. В то время как человек, который лжет, будет реагировать, потому что он знает, что мы его поймаем.

Би-би-си: И каков был результат? Какое заключение сделали эксперты?

Б.Б.: Просмотрев графики показателей полиграфа, мы пришли к выводу, что они не указывают на обман. А это означает, что Андрей Луговой честно отвечал на все заданные нами вопросы.

Би-би-си: Насколько можно доверять результатам такого исследования?

Б.Б.: Если вас интересует процентное соотношение, то ни один тест не дает стопроцентный результат, этого мы утверждать не можем. Мы даем результат с вероятностью 97-98%, как показывают последние исследования. Но вот что я вам скажу: я выдаю заключение только в том случае, если я сам уверен, что оно правильное.

Если я не уверен, правду или нет говорил испытуемый, я напишу в заключении "неубедительный результат", что по сути есть отсутствие результата. В данном конкретном случае результат был вполне убедительным. Андрей Луговой честно отвечал на заданные вопросы, в этом нет никаких сомнений.

Би-би-си: В 2007 году, вскоре после смерти Александра Литвиненко, Андрей Луговой заявлял, что он готов пройти тест на детекторе лжи, однако полиграф дает неточный результат, и его несложно обмануть.

Б.Б.: Если Андрей Луговой действительно такое говорил, то я ничего об этом не знаю. Однако даже если он делал такое заявление, то я не понимаю его мотивов. Могу вам сказать, что, когда Андрей вошел в комнату и сел - когда я впервые его увидел - он очень нервничал по поводу предстоящего теста. Он хотел как можно больше о нем узнать. Он хотел, чтобы его убедили в том, что, если он скажет правду, тест это покажет.

Более того, я не верю, что кто-либо будет лгать в ситуации, когда существует реальная угроза обнаружения этой лжи. Единственный способ изменить показания датчиков - это попытаться специально контролировать свое дыхание, сердцебиение, пульс, потоотделение. Но если бы он так делал, то не было никакой реакции и результат бы получился неубедительным - то есть результата бы не получилось.

Есть еще один способ - это сжимать и разжимать мышцы, пытаться вызвать боль при ответе на контрольный, не значимый вопрос. Однако это тоже довольно бесполезно, потому что сразу дает нестандартные реакции, и я неоднократно с этим сталкивался. Я знаю, когда испытуемый пытается обмануть полиграф. Мое личное глубокое убеждение состоит в том, что ты не можешь пройти тест, если находишься в ситуации, когда по его результатам ты можешь серьезно проиграть.

Би-би-си: Вы сказали, что Андрей нервничал перед тестом. Вы не могли бы более подробно рассказать, как он себя вел?

Б.Б.: Он объяснил, что нервничает и переживает по этому поводу. Спросил, как отразится на результатах его состояние - если он будет нервничать во время ответов на вопросы. Я ответил ему, что нервничает любой человек, которого проверяют на детекторе лжи. Независимо от того, насколько честно он собирается отвечать на вопросы, он все равно будет нервничать.

Поэтому перед тем, как задавать значимые вопросы, я задавал обычные вопросы - так называемый "тест простых чисел", - чтобы измерить средние показатели дыхания, сердцебиения, потоотделения. Таким образом, еще до проведения теста у меня были базовые показатели, уже отражавшие общее нервное напряжение.

Би-би-си: Британские суды не принимают результаты тестирования на детекторе лжи в качестве доказательства, не так ли?

Б.Б.: Действительно, не принимают. Пока, во всяком случае, таких прецедентов не было. Однако если бы их принимали - будь то в британском или российском суде - и меня бы вызвали в качестве свидетеля по делу, я бы свидетельствовал, что Андрей Луговой говорил правду.

Би-би-си: Существуют ли такие прецеденты - в Британии или в России?

Б.Б.: Я о них не знаю. Я никогда не выступал свидетелем в британских судах. По гражданским делам - да, но по уголовным - никогда.

Новости по теме