О чем Кэмерону нужно поговорить с Путиным

  • 10 мая 2013

Накануне встречи в пятницу премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона с президентом России Владимиром Путиным мы попросили правозащитника Льва Пономарева и журналиста Дмитрия Бабича высказаться о вопросах, которые стоило бы обсудить двум лидерам.

Лев Пономарев: Россия скатывается к тоталитаризму

Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон едет в Россию в очень знаковое время. По мнению российских правозащитников к концу первого года третьего срока своего президентства Владимир Путин принципиально заканчивает демонтаж конституционного строя России.

Следует напомнить, что первые две главы конституции РФ были написаны в 1993 году по лучшим образцам демократических стран и формально Конституция надежно защищает права человека в России. Однако, после событий на Болотной площади 6 мая прошлого года был принят целый ряд законов, которые направлены на ревизию конституционных прав граждан.

Эти законы нарушают права граждан в разных сферах: право на проведение митингов и демонстраций, на свободное распространение информации в интернете, права сексуальных меньшинств, свободу слова, свободу совести.

Но два наиболее важных антиконституционных закона: это закон об иностранных агентах, по которому некоммерческие организации (НКО), в первую очередь правозащитные, получающие зарубежное финансирование, должны зарегистрироваться как иностранные агенты; и закон о государственной измене, по которому каждый гражданин, общающийся с иностранцем или иностранной организацией и сообщивший нелицеприятную информацию о российской власти, может быть обвинен в государственной измене и получить тюремный срок более пяти лет.

Была некая надежда, что эти два закона, принятые в спешке и небрежно составленные, не будут фактически исполняться. Однако в марте этого года закон об иностранных агентах был принят к исполнению генеральной прокуратурой. Были проведены незаконные прокурорские проверки, противоречащие не только Конституции, но и законодательству. Были проверены сотни НКО, и более 20 организаций сейчас принуждаются к регистрации в качестве иностранных агентов. Поскольку все организации отказались регистрироваться, очевидно, они будут ликвидированы.

Есть ощущение, что и по отношению к закону о госизмене не стоит ожидать, что он не будет исполняться. Когда он начнет работать, тысячи граждан России - оппозиционные активисты, журналисты, гражданские активисты, правозащитники и т.д. - получат многолетние сроки тюремного заключения.

Вот политический пейзаж, в котором будет происходить визит Кэмерона в Россию. Бесспорно, большинство этих фактов ему известны. Но пока что никаких комментариев по этому поводу мы от него не слышали, также, как и от других руководителей демократических стран (за исключением канцлера Германии Ангелы Меркель).

Естественно, что геополитические проблемы, связанные с международной безопасностью, должны быть приоритетными для премьер-министра Великобритании. Но процессы, идущие в России, если будут идти в таком же виде, в ближайшее время приведут к возникновению тоталитарного режима в стране. И с большой вероятностью страной будет тогда руководить уже не Путин, а человек, более жестко настроенный к Западу, открытый сторонник изоляции России. И тогда Россия перестанет быть союзником Запада в решении геополитических проблем, более того, она сама станет одной из этих проблем.

Чтобы предотвратить такое развитие событий, именно сейчас руководителям демократических стран, прежде всего, входящих в Восьмерку, а также Кабинету министров Совета Европы следует провести публичное расследование ситуации с правами человека в России и убедиться в том, что Россия нарушает ключевые документы ПАСЕ, которые Россия публично подписала, входя в эту структуру. Следующим шагом, очевидно, должно быть требование к России прекратить нарушения прав человека.

В настоящий момент особенно важно следить за политическим уголовным процессом, возбужденным по событиям 6 мая на Болотной площади год назад. Очевидно, что Следственный комитет во главе с Александром Бастрыкиным получил задание или сам поставил перед собой задачу довести до конца уголовное дело по массовым беспорядкам. Так как суды сейчас в России штампуют все обвинения, это значит, что все задержанные по "Болотному делу" получат многолетние сроки. Также многолетние сроки получат некоторые лидеры оппозиции. Очевидно, это делается для того, чтобы запугать оппозицию и граждан и раз и навсегда уже прекратить оппозиционные акции в России.

С другой стороны, все экспертное сообщество в России категорически утверждает, что никаких массовых беспорядков 6 мая 2012 года не было. Более того, Уполномоченный по правам человека в РФ и Совет по правам человека при президенте РФ также придерживаются этого мнения.

Поэтому международное внимание к процессу и соответствующая экспертиза "Болотного дела" крайне необходимы.

Дмитрий Бабич: Западу нужно не давить, а понимать

Нынешний визит британского премьера Дэвида Кэмерона в Сочи для встречи с российским президентом Владимиром Путиным посвящен прежде всего ситуации вокруг гражданской войны в Сирии. Тем не менее еще до всякого анализа позиций сторон стоит отметить, что за сам приезд в "отпускную" резиденцию российского президента Кэмерону приходится платить определенную политическую цену.

Почему? Да потому, что Путин сейчас - не самая популярная фигура в британской прессе, и Кэмерону очень нежелательно именно сейчас представать в роли просителя или даже партнера Путина.

Может быть, именно поэтому, по данным Moscow Times, британское правительство постаралось не разглашать никаких деталей подготовки визита, хотя готовился он на самом деле уже несколько месяцев.

Причины очередного обострения "путинофобии" в британской прессе имеют прежде всего российское происхождение. Проверки ряда российских неправительственных организаций, а также требование, чтобы те из них, которые занимаются политикой (и получают финансирование из-за рубежа - ред.), приняли самоназвание "иностранный агент"; судебный процесс по делу Навального, а заодно и дело по событиям 6 мая 2012 года - все эти темы были в последние месяцы едва ли не главными в репортажах из России.

Не прерывались и сообщения по другой не самой благоприятной для России тематике - о якобы массовых поставках российских вооружений в Сирию, для армии очень не любимого Западом (и в первую очередь Великобританией и Францией) сирийского президента Башара Асада.

Все эти обстоятельства создают неблагоприятный фон для вроде бы положительного явления - визита британского премьера, который мог бы рассматриваться как еще один шаг к возврату российско-британских отношений на тот достаточно высокий уровень, на котором они находились до 2006 года.

Напомним, что именно в том году начался скандал со смертью от радиоактивного заражения Александра Литвиненко - человека, который в разные периоды своей жизни, как теперь выясняется, успел послужить и российским, и британским спецслужбам.

Кэмерона призывают надавить на Путина. Но вот вопрос: может ли Путин, даже если бы он очень этого хотел, удовлетворить как минимум тройной набор чаяний британского премьера? Все три желания британского премьера понятны, и выполнение хоть одного из них вполне "окупило" бы для Кэмерона поездку в Сочи.

Кэмерон хочет, чтобы Путин сделал примерно следующее: прекращением любых поставок из России заставил Асада уйти со своего поста или хотя бы дал вооруженной оппозиции возможность говорить с Асадом с позиции силы; отказом от идеи с "иностранными агентами" дал бы "второе дыхание" протестному движению в самой России, потихоньку трансформируя его в реальную альтернативу самому себе; каким-нибудь широким жестом (скажем, экстрадицией в Великобританию подозреваемого британцами Андрея Лугового) признал бы правоту британской стороны по делу Литвиненко (в Лондоне, как известно, подозревают в смерти Литвиненко агентов российских спецслужб).

Увы, все три желания Кэмерона вряд ли выполнимы. Во-первых, так ли уж критически важны для Асада поставки оружия из России? Вряд ли такие поставки могут осуществляться регулярно: Россию отделяет от Сирии воздушное пространство помогающей антиасадовским боевикам Турции.

Спонсорам боевиков - Саудовской Аравии, Катару, той же Турции - поставлять оружие своим клиентам в Сирии намного легче. Тем не менее война продолжается уже фактически два года, и пока она идет с переменным успехом, не принося однозначной победы оппозиции.

Западные правительства явно недооценили политическую и военную "живучесть" сирийского режима. Очень может быть, что тот же Кэмерон переоценивает и влияние "умеренных" оппозиционеров, которым он как раз перед визитом в Москву вновь пообещал начать поставки британского оружия, обойдя каким-то образом установленный ЕС запрет на вооружение извне любой из сторон в сирийском конфликте.

New York Times недавно выступила со статьей, в которой отметила, что именно отряды связанных с "Аль-Каидой" исламистских организаций составляют хребет борющейся с Асадом вооруженной силы. Влияние же светских демократов, которых англичане хотели бы поддержать в первую очередь, сейчас в Сирии уже почти не просматривается. Таково неутешительное состояние дел в Сирии - и на предложенных Кэмероном путях Путин тут вряд ли поможет.

Другое дело - дипломатия: в отличие от Британии, Россия не стала разрушать все связи с Дамаском, и это делает Москву хорошим посредником. Но чтобы такой посредник заработал, нужна перемена в подходе к сирийскому кризису и со стороны Лондона, и со стороны всего западного сообщества "друзей Сирии". Этой перемены пока нет: глава американской дипломатии Джон Керри опять заявил, что не видит для Асада места в будущем переходном правительстве Сирии.

Во-вторых, степень поддержки Запада российским некоммерческим организациям (НКО) пока, увы, сильно превосходит влияние этих самых НКО на внутрироссийскую жизнь. Ни одному из этих НКО пока не удалось стать харизматичным "народным заступником", хотя и попытки власти объявить "иностранными агентами" то респектабельную Московскую школу политических исследований, то социологический центр имени Юрия Левады часто работают как раз на оппозицию своей очевидной неуклюжестью.

Правда, и "очистить" российскую политическую жизнь от иностранных влияний власти тоже вряд ли удастся: ведь американская сторона после закрытия российского отделения USAid прямо заявила о своем намерении продолжить финансирование гражданского общества в России другими путями. И, скорее всего, у Вашингтона это получится.

Времена, когда доллары "иностранным агентам" приходилось контрабандой тащить в СССР в чемоданах с двойным дном, давно прошли. В современном мире деньги пересылаются одним нажатием кнопки компьютера - было бы желание их послать. Получается, что игра с поддерживаемыми извне НКО в России попадает в состояние "вечного шаха": у власти не получается перекрыть им кислород, а у самих НКО никак не получается опереться на сколько-нибудь структурированную и влиятельную оппозицию внутри России.

Ставить деловые связи России и Британии в зависимость от этого "вечного шаха" было бы неразумно, хотя именно этот вариант предлагают Кэмерону сторонники увязки экономических связей с правами человека в России. Экономические связи Британии и США с Россией и так отстают от аналогичных связей нашей страны с Германией или Китаем.

Помещение этого вечно чахлого ребенка в конфликтую среду под названием "сфера взаимодействия России и Запада по вопросам прав человека" пока может дать только нежелательный результат. Ребенок или умрет, или не разовьется: бизнес России и Британии просто не пойдет друг к другу в гости, рассматривая тяжбу вокруг прав человека как дополнительный риск.

В итоге российско-британские отношения так и не получат сколько-нибудь влиятельных "акционеров" - пресловутых стейкхолдеров. А значит, не вырастет и потенциал Британии в деле демократизации России. Между тем именно в роли такого "демократизатора" родину Дэвида Кэмерона и рассматривают столь любимые им критически настроенные к власти российские НКО.

Что же касается третьей темы - дела Литвиненко, то накопившиеся вокруг него наслоения лжи и абсурда стали убедительным примером бесплодности попыток Британии и России научить чему-либо друг друга одним лишь грубым давлением. Попытки британских властей засекретить "чувствительную" для них часть расследования, в котором они сами несколько лет требовали полной открытости от России, - это повод для обиды с российской стороны.

Таким же образом ухарские обвинения отнюдь не ангельски выглядящего в этой истории Андрея Лугового в адрес Британии - это повод для обид уже на противоположной от России стороне Европы. Похоже, дело Литвиненко все-таки придется окончательно вынести за скобки российско-британских отношений. В конце концов, Дмитрий Медведев в бытность свою российским президентом вместе с только что тогда вступившим в должность Кэмероном уже "согласились не соглашаться" по этому поводу - еще в 2011 году.

Будет очень неплохо, если Путин и Кэмерон, давая новый старт российско-британским отношениям, возьмут с собой из прошлого и этот накопленный капитал, а не только обиды и разочарования, разрушившие когда-то столь много обещавшую дружбу Тони Блэра и того же Владимира Путина.

Новости по теме