В Лондоне открылся Театр при свечах Сэма Уонамейкера

  • 27 января 2014
интерьер театра
Image caption В новом театре нет ни одной бутафорской свечи

Зачем в Лондоне еще один старинный театр, когда уже есть действующий шекспировский "Глобус"?

Чтобы ответить на этот вопрос, требуется совершить недлинный экскурс: распахнувший свои двери в 1997 году "Глобус" стал результатом усилий одного энтузиаста - американского актера Сэма Уонамейкера, который с самого начала планировал построить в Лондоне сразу два театра шекспировской эпохи: открытый и закрытый, как это было в начале XVII века.

"Глобус" - театр без крыши, и потому представления в нем идут не круглый год, а только с апреля по октябрь, и вот теперь, спустя 16 лет, у него появился компаньон, который носит имя Сэма Уонамейкера и который позволит продлить и расширить репертуар "Глобуса" на весь год.

Театральная коробочка

Строго говоря, это не отдельно стоящий театр, а что-то вроде новой сцены внутри самого "Глобуса": входишь туда через фойе "Глобуса" и попадаешь будто внутрь деревянной коробочки, освещенной огромным количеством горящих свечей. Настоящих, восковых, не электрических. Именно свечи сразу стали главным предметом обсуждения журналистов и встретившей нас творческой команды, что неудивительно, учитывая, насколько строги в Британии меры противопожарной безопасности.

Новые технологии, усовершенствованная система вентиляции, а также хорошо спланированные пожарные выходы сумели убедить лондонских пожарных, но для театральных энтузиастов на этом вопросы, связанные со свечами, не закончились: какое воздействие эти свечи окажут на спектакль? Сгорят ли они полностью за время спектакля, будут ли они освещать зрительские ряды, будет ли видно сцену и актеров?

По случаю нашего визита все свечи зажжены. Ими украшены люстры на цепях, которые могут подниматься и опускаться в зависимости от требований как драматических, так и чисто технических: за свечками нужен регулярный уход, тем более когда их столько!

На шести люстрах умещается 72 свечи, плюс к этому свечки попарно расположены на специальных подсвечниках, установленных на колоннах, поддерживающих галерейные своды.

По старым чертежам

Интерьер театра очень прост, и если бы не расписной потолок с изображением амурчиков и богини Луны, то все, что мы видим - это небольшой портал сцены, с трех сторон окруженной простыми скамьями.

Внизу три ряда партера, по бокам ярусы, или "господские ложи", - за такие 400 лет назад люди платили хорошие деньги, чтобы не только посмотреть пьесу, но и себя показать, потому что именно здесь, а не в партере, ты как бы становишься частью действа. Такие же места есть и в "Глобусе", и именно они самые дорогие.

Правообладатель иллюстрации Mark Douet
Image caption Открыла сезон пьеса "Герцогиня Мальфи"

Наверху галерея (или раёк, как говорили в России в старину) со стоячими местами по 10 фунтов каждый: встаешь между двух поручней, как на аттракционе, и дивишься на сцену. Что, может быть, даже удобнее, чем сидячие места, поскольку ни спинок, ни подлокотников на сиденьях нет. Ступаешь на сцену и сразу понимаешь, насколько близко находятся зрители, и как в связи с этим выстраивается взаимодействие между актером и зрителями.

"Видно также, как хорошо соотносится друг с другом по размеру пространство сцены со зрительным залом, что соответствует замечательным чертежам, обнаруженным в Вустерском колледже, которые легли в основу нашего проекта", - рассказывает исполнительный директор "Глобуса" Ник Констебль, который проводит нас по всему театру, показывает каждый закуток - и кулисы, и гримерную, и музыкантскую ложу, и, естественно, галёрку.

Упомянутые чертежи театра, найденные случайно в Вустерском колледже Оксфорда в 1960-ые годы, как установили ученые, принадлежали архитектору Джону Веббу и относились к 1660 годам. Брать за основу проекта их не стали, поскольку идея была в том, чтобы построить такой крытый театр, который безошибочно узнал бы как свой сам Шекспир, окажись он вдруг в Лондоне в наши дни.

Поэтому решено было от найденных чертежей оттолкнуться и построить не копию реально существовавшего в XVII веке театра, а его архетип.

Жанровые стены

"Безусловно, нас переполняет чувство начала чего-то большого. Ощущение такое, что мы создали площадку, на которой возможно все, что угодно - мы даже сами еще не знаем, что здесь можно сделать, так что нас ждет масса открытий", - признается Доминик Дромгул, главный режиссер теперь уже двух театров - "Глобуса" и нового театра Сэма Уонамейкера.

Кстати, театр носит имя американского актера не просто потому, что тот вдохновил английскую столицу на восстановление театров шекспировской эпохи, но и потому, что таково было условие анонимного дарителя, пожертвовавшего новому театру 1,5 миллиона фунтов. На его постройку, как и на содержание "Глобуса", являющегося благотворительной организацией, не пошло ни копейки государственных денег.

"У нас масса всего запланировано на ближайшие месяцы, хотя просеивать материал приходится очень тщательно, тем более у нас открытие первого сезона. Поэтому мы решили попробовать разные жанры, посмотреть, что работает, что нет", - говорит режиссер. При этом Доминик Дромгул признается, что дело даже не в жанре, а в том, как именно эти пьесы преподнести.

Правообладатель иллюстрации Mark Douet
Image caption Присутствие свечей создает особое ощущение

Открылся самый первый сезон с мрачной пьесы "Герцогиня Мальфи" лондонского драматурга Джона Вебстера, современника Шекспира.

В ее основе реальная история рано овдовевшей итальянской аристократки Джованны Арагонской, ставшей после смерти мужа в возрасте 19 лет правительницей региона Амальфи и попавшей в водоворот страсти и интриг. На сцене нового театра эту роль играет английская актриса Джемма Артертон.

За макабрической "Княгиней Мальфи" вскоре последует шумная, причудливая, шаловливая, как говорит Доминик Дромгул, "в духе Аристофана или даже "Монти Пайтон", пьеса Франсиса Бомонта "Рыцарь пламенеющего пестика", а затем Оперный театр предложит для новой сцены свою постановку старинной оперы венецианца Франческо Кавалли "Орминдо".

А когда весной в "Глобусе" начнется очередной драматический сезон, новая сцена предложит зрителям музыкальные вечера: уже запланированы концерты гитариста Джона Вильямса и певицы Анушки Шанкар.

Недостающее звено театральной истории

"Тон здесь задает само помещение, и, конечно, тональность пьесы. И наша премьера "Княгини Мальфи" - это наш ответ как раз на требования самой сцены. Если принести сюда гран-гиньоль, что-то чрезвычайно драматическое, то это будет что-то невыносимое, вы уже через минуту от этого действа устанете. Здесь один барабан может сыграть за весь военный оркестр, любая акробатика сразу все собой заполонит. Поэтому этот театр требует легкости, изящества, быстроты" , - поясняет главный режиссер.

По его замыслу, новый театр поможет восстановить пробел в истории британского театра и понять, как произошел переход от городских открытых балаганов и театров, таких как "Глобус", к закрытым подмосткам.

А отбор пьес современников Шекспира - драматургов яковианской эпохи Бомонта, Вебстера и Марстона - лучше раскроет контекст эпохи, в которую жил и творил великий классик. "Вот это дерево, этот дуб - он заставляет тебя быть честным, вдумчивым, что не всегда происходит, когда работаешь с другим материалом, в других условиях. Ты должен быть стремительным, потому что энергия мысли отскакивает здесь от стен, как бумеранг, и весь зал слушает тебя внимательно", - говорит Дромгул. Но, конечно, это не означает, что, поскольку театр построен по образу и подобию крытых подмостков шекспировской эпохи, то и пьесы здесь будут ставиться исключительно старинные. Возможно, современные драматурги предложат что-то новое, написанное специально для этого интимного пространства, которое, несмотря на свой небольшой размер, дает огромный простор для разных драматургических экспериментов.

Новости по теме