Британия: партийные маневры вокруг миграции

  • 21 мая 2015
  • kомментарии
Иммиграционная полиция Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Дэвид Кэмерон пообещал, что правительство будет тщательно контролировать и сокращать миграцию

Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон объявил о новых жестких мерах в борьбе с нелегальной иммиграцией. Правительство, в частности, намерено объявить для иностранных мигрантов работу в стране без соответствующей рабочей визы или другого официального разрешения уголовным преступлением.

Заработанные таким образом деньги будут конфискованы.

Министры считают, что конфискация зарплат затруднит пребывание нелегальных мигрантов в Великобритании.

Так ли это?

Ведущий "Пятого этажа" Михаил Смотряев беседует с профессором университета Бирмингема Эдрианом Кэмпбеллом.

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Mихаил Cмотряев: Две недели прошло с тех пор, как мы с вами обсуждали результаты выборов. Выборы закончились. Делать страшные обещания нет необходимости - следующие выборы, скорее всего, не раньше, чем через пять лет. Тем не менее, господин Кэмерон предложил отбирать у нелегальных мигрантов деньги, заработанные ими нелегально, без уплаты налогов, в обход британского казначейства. Не очень понятно, как это будет осуществляться технически, помимо всего прочего. Зачем, спустя две недели после выборов эта тема опять попала на лидирующее место?

Эдриан Кэмпбелл: Тому есть две причины. Первая напрямую связана с выборами. Хотя Партия независимости Соединенного Королевства (UKIP) получила в парламенте только одно место, но они получили 3 млн голосов. Эти голоса - за счет лейбористов, это поражение Лейбористской партии, многие традиционные избиратели которой перешли на сторону Партии независимости. Это значит, что среди рабочего класса вопрос миграции приобрел большое символическое значение.

Вторая причина внутри самой Консервативной партии. Для Кэмерона главной проблемой будет Европа и, конечно, Шотландия [имеется в виду вопрос о членстве в ЕС и расширение автономии Шотландии]. Он должен разобраться с этими конституционными проблемами. По этим вопросам он может бояться раскола в своей партии, как было у Джона Мейджора в 90-х годах, когда правые, которые возражали против вступления в ЕС, разрушили консервативное правительство того времени. Поэтому он показывает свои консервативные зубы с самого начала. Теперь он может это делать, а через четыре года такие действия будут слишком правыми, и он может потерять популярность, например, у интеллигенции и среднего класса. В начале же своего срока он может показать свой радикализм в ярких красках.

А, в-третьих, вряд ли будут большие практические последствия у этого шага. Обычно все шаги, связанные с миграцией, вызывают большой шум, а потом оказывается, что для того чтобы обеспечить эти мероприятия, недостаточно сотрудников, или возникают затруднения юридического характера. Так что главное - это шум в начале. Я думаю, что лично Кэмерона миграция не волнует - она не на таком уровне, чтобы повредить стране.

М.С.: Получается, что, если референдум по членству Британии в ЕС, который Кэмерон обещал, будет им проигран - или выигран, это как посмотреть, - то границу можно будет обнести высокой стеной, как в Израиле. Не будет мигрантов, не будет и проблемы.

Э.К.: Кэмерон знает, что это не так. Он не хочет выхода из ЕС. Но этого хочет часть его партии. Он должен провести референдум, но он будет агитировать за то, чтобы остаться в ЕС. Но он может это сделать только в том случае, если покажет, что способен достигнуть каких-то компромиссов - перестать платить пособия детям мигрантов из Европы в течение четырех лет. Это, в общем-то, небольшие деньги. И тогда он скажет, что членство в ЕС не вредит стране.

М.С.: Но Европа не оценит такого рода жесты Кэмерона. В Европе в большинстве стран у власти левые правительства, которые с мигрантами обращаются более осторожно. Любят их не больше и не меньше, чем везде, но штрафовать, отнмать зарплату - об этом разговор не идет.

Э.К.: Кэмерон не против мигрантов, но такая тенденция в общественном мнении существует, она есть и в Европе: во Франции, в Германии. Хотя это против духа и логики ЕС. Европейские лидеры - например, Меркель - поймет, что Кэмерону нужны какие-то жесткие символические действия, чтобы обеспечить продолжение членства Британии в ЕС, а для Германии это очень важно. Ради этого они пойдут на какой-то компромисс, который и можно будет предъявить более правым членам Консервативной партии.

М.С.: Но тут встает вопрос следующих британских выборов. С одной стороны, Кэмерон сказал, что планы по противодействию миграции у него были готовы еще пять лет назад, но либеральные демократы, партнеры по коалиции, мешали. С другой стороны, лейбористы сегодня сказали, что эти планы борьбы с миграцией Кэмерон украл из их манифеста (они употребили другое слово). То есть консенсус по этому вопросу есть, разве что кроме либеральных демократов, которые так разгромно проиграли выборы, в том числе и потому, что предвыборные обещания, данные Ником Клеггом пять лет назад, не были выполнены. Если предполагать, что после шумной кампании обо всем этом забудут и результатов никаких не будет, то на следующих выборах Кэмерону это обязательно припомнят, и это сильно снизит шансы консерваторов остаться во власти.

Э.К.: Но он сказал, что в следующих выборах он не будет лидером партии. За лидерство будут бороться Борис Джонсон и Тереза Мэй. Тереза Мэй, министр внутренних дел, жестко выступает за ограничение миграции, а Джонсон, как мэр Лондона, занимает другую позицию: Лондону, как финансовому центру, нужен приток мигрантов. Консерваторы хотят избежать раскола среди своего корпуса депутатов, они всегда будут выглядеть более жестко, чем лейбористы.

М.С.: У них, конечно, есть еще пять лет. Но за эти пять лет многое может измениться. Пока же предположить, что эту проблему удастся быстро решиить, невозможно, потому что статистика последних лет показывает рост мигрантов в Британии. Как следствие, эта проблема в ближайшие годы никуда не денется. Как часто и в каких обстоятельствах к ней будут возвращаться?

Э.К.: Это старая проблема. Тэтчер, когда первый раз победила на выборах, говорила, что будет жестко решать проблему миграции. Она вводила какие-то ужесточения: законы, связанные с браком, и так далее. Но больших изменений не было. Однако символические жесты были сделаны, и иногда этого хватает. Люди понимают, что не так легко остановить экономические процессы, которые способствуют миграции. На этих выборах было интересно, откуда Партия независимости Соединенного Королевства получила голоса. Она их получила от лейбористов. В конце концов, консерваторы всегда могут сказать: да, мы не сделали того, что вы хотели, но вы же не хотите, чтобы выиграли лейбористы? И тогда те, кто голосовал за UKIP, вернулись бы к консерваторам на выборах.

М.С.: Это мы узнаем через пять лет. Меня интересует, что будет происходить в ближайшие годы. Меня интересует вот что: многое, о чем сегодня говорил Кэмерон, направленно на нелегальную иммиграцию. Если предположить, что они взялись за это серьезно, то где взять деньги? Британский бюджет предусматривает расходы на борьбу с миграцией?

Э.К.: Они говорили даже о сокращении. Вот почему можно не очень серьезно относиться к этим предложениям. Министерству внутренних дел предстоят сокращения, так что трудно представить, что в итоге удастся провести большую кампанию. Борьба с нелегальной миграцией велась всегда. Было бы гораздо хуже с экономической точки зрения, если бы Кэмерон начал нападать на приток иностранных студентов, специалистов, медсестер и так далее. Такой популизм вредил бы национальным интересам. А борьба против нелегалов - никто не знает, сколько их, где они, и так далее. И будет очень трудно доказать, насколько успешно он выполнил эту задачу - неизвестно сколько таких людей в стране.

М.С.: С точки зрения укрепления своего политического положения Кэмерон делает все правильно, за него можно не волноваться, у него хорошие советники.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме