Пресса Британии: Евросоюз должен начать все сначала

  • 17 августа 2015

В обзоре британских газет:

  • "Финансовый кризис подорвал влияние ЕС"
  • История России вместо истории Украины?
  • Рецессия в России и проблемы бизнеса

Все сначала?

Financial Times публикует статью бывшего министра иностранных дел и обороны Польши Радека Сикорского.

Автор вспоминает, как в августе 2008 года, будучи гостем на праздновании годовщины свадьбы тогдашнего министра иностранных дел Швеции Карла Бильдта и его жены Анны-Марии, почувствовал себя персонажем голливудского фильма о международном кризисе.

Как только госпожа Корацца-Бильдт произнесла тост, у всех присутствующих зазвонили телефоны: Россия только что вторглась на территорию Грузии.

Шведский министр срочно поехал на Кавказ, а польский – позвонил Бернару Кушнеру, министру иностранных дел Франции (эта страна председательствовала в ЕС), и он срочно созвал совет по международным делам ЕС.

Уже через пару дней Николя Саркози был в Москве, вел переговоры от имени ЕС. Эти переговоры имели некоторый успех: благодаря полномочиям от всех стран ЕС было достигнуто перемирие, которое положило конец боевым действиям и позволило сохранить демократическое правительство в Грузии, в чьем выживании в тот момент не было уверенности.

С тех пор, однако, ситуация ухудшилась. Южная Осетия и Абхазия, две территории, претендующие на "независимость", по-прежнему остаются в состоянии замороженных конфликтов.

Люди, которые там живут, по словам Сикорского, не имеют перспектив, граница остается спорной, а Грузия и Россия находятся в перманентном противостоянии. Если и существует европейская внешняя политика в отношении Кавказа, она не слишком успешна, считает автор.

"Неоднозначность" – не то слово, которое мы должны бы были использовать, говоря о европейской внешней политике, через шесть лет после вступления в силу Лиссабонского договора. В то время, когда договор обсуждался, мы правильно заключили, что, по сравнению с другими державами в мире, все европейские страны малы и могут оказывать реальное влияние, только действуя вместе, полагает бывший глава польского МИДа.

Сикорский напоминает, что пост президента Совета Европы (который сейчас занимает Дональд Туск) появился для того, чтобы от имени все государств-членов говорил один представитель. И министры иностранных дел европейских стран осознанно пошли на некоторое понижение собственных позиций ради общеевропейского блага.

Первый высший представитель ЕС по международным вопросам баронесса Эштон достигла несколько значимых договоренностей, и, казалось бы, высокая европейская дипломатия начала работать.

Но в последнее время некоторые государства-члены ЕС вернулись к прежнему положению вещей, высказывает мнение Радек Сикорский: Сирия, Ливия, израильско-палестинский конфликт, беженцы – при решении всех проблем государства-члены ЕС более заметны, чем сам ЕС, несмотря на все усилия комиссара по внешней политике Федерики Могерини.

В переговорах по Украине ЕС даже не представлен. Вместо этого Германия и Франция (ни у одной из которых даже нет общих границ с Украиной) взяли на себя "инициативу по урегулированию российской агрессии", однако добились лишь частичного успеха, пишет Сикорский.

Причины понятны, полагает автор: "Финансовый кризис подорвал влияние ЕС и показал, что эти государства-члены являются, безусловно, "кошельками", а потому и принимают решения. Тем не менее, то, что было необходимо для разрешения кризиса еврозоны, не имеет смысла во внешней политике. Россия использует свои возможности внутри Европы, чтобы создать разобщенность, прилагает особые усилия, чтобы по отдельности оказать свое влияние на страны, которые имеют меньше веса".

Теперь, когда, несмотря на минские соглашения, боевые действия на востоке Украины продолжаются, мы вернулись туда, где начали десять лет назад, констатирует Радек Сикорский.

По его словам, лидеры России, Китая и США готовы выслушать лидеров крупнейших государств Европы, однако вовсе не склонны действовать в соответствии с услышанным. И если они хотят позвонить "в Европу", остается неясным, какой номер нужно набирать.

Европа по-прежнему не в состоянии влиять на события в своих интересах в той степени, которая бы отражала ее статус крупнейшей экономики. Если задача внешней политики – помощь в управлении свободным миром, мы должны вернуться к правилам, установленным Лиссабонским договором, полагает польский политик.

В каждом конкретном случае государства-члены должны определять, каким образом подойти к решении существующих проблем - в одиночку или всем ЕС в целом.

И если будет принято решение о коллективных действиях, то, независимо от внутреннего сопротивления, нужно придерживаться уже определенных договором правил. Германию, в частности, должен удовлетворить такой подход. Греческий кризис доказал, что если вы играете центральную роль в решении проблемы, вы же становитесь и главным виновником ее. Если на Украине что-то пойдет не так, в этом опять обвинят Германию, полагает Сикорский.

Политика Европы должна быть едина и проводиться избранными лидерами, заканчивает свою статью Радек Сикорский: "Мы должны вернуться к основам и расширить права президента и верховного представителя по внешней политике. Только тогда мы сможем оценить их достижения".

Вместо истории Украины

Guardian публикует материал своего корреспондента Джека Лоша, посвященный грядущим изменениям в программе средней школы как в непризнанных Донецкой и Луганской народных республиках, так и в Крыму.

Новые власти меняют не только школьную программу, но и отказываются от украинской 12-балльной системы оценок в пользу российской пятибалльной. Газета цитирует одного из школьных учителей Донецка, просившего не называть его имени, который утверждает, что и в курсе географии, и на уроках истории будут, прежде всего, изучать Россию.

"Уроки украинского языка остаются в школьной программе, но количество часов сократится с восьми до двух в неделю. В то время как уроков русского языка и литературы станет больше, чем прежде", - заявил педагог изданию.

Комментируя переход с украинской системы оценок на российскую, директор колледжа имени Абакумова в Донецке Олег Русаков отмечает, что у школьники смогут выбирать, по какой системе им будут выставляться оценки, но пятибалльная система будет иметь "больше веса".

Выпускники школ получают теперь российские аттестаты, которые позволяют ими или учиться в местных университетах или по другую сторону границы.

Советник министра образования Украины Михайло Винницкий критикует возвращение к пятибалльной системе: "То, что они отказываются от действующей украинской системы оценок, в очередной раз символизирует их отказ от всего европейского и в пользу всего российского, даже советского".

В новой школьной программе по истории, пишет Guardian, похоже, также будет доминировать российский взгляд на Вторую мировую войну, сталинский террор и Голодомор, а Степана Бандеру, скорее всего, исключат из школьных учебников.

Олег Русаков отмечает, что чиновники от образования хотят большего влияния в Донецком регионе: "Раньше мы изучали историю Украины. Теперь мы будем фокусироваться на истории нашего нового государства".

Как отмечает газета, уже объявлено, что в Крыму украинские учебники истории будут заменены на российские, которые совершенно иначе трактуют некоторые наиболее сложные периоды ХХ века.

Михайло Винницкий заявил, что руководители образования в Киеве оскорблены изменениями школьной программы в Крыму и обеспокоены тем, что готовится на сепаратистском востоке: "Я сам реформатор, но мне больно смотреть на то, что происходит. Это пощечина. У нас нет возможности донести ценности реформ до избирателей в Донецке".

Рынок "невероятно активен"

"Рецессия в России ставит компании перед финансовым выбором" - под таким заголовком Financial Times публикует статью своего московского корреспондента Кэтрин Хилл.

И если само название статьи и даже ее подзаголовок - "Западные санкции, снижающиеся цены на нефть и падающий рубль испытывают решимость бизнеса" - еще оставляет сомнение в том, о каких, собственно, компаниях и о каком бизнесе пойдет речь, то уже с первых строк самой статьи ситуация становится предельно ясной.

Речь идет об индустриальном парке "Южные Врата", построенном техасским предпринимателем Крисом Ван Риетом и его компанией Radius Group на южной окраине Москвы.

Полученный от Сбербанка кредит в 200 млн долларов должен был помочь ему создать самый передовой в России производственно-складской комплекс, призванный модернизировать экономику, неспособную выбраться из устаревшей инфраструктуры и хронического недостатка инвестиций.

Но, как только парк наконец-то был построен и в него стали въезжать западные компании, Россия подверглась двойному удару западных санкций и падения цен на нефть. Сегодня Ван Риету приходится изо всех сил стараться удержать свое детище на плаву.

"Наши расходы на существование и аренду помещений на сто процентов долларовые, в то время как пустующие помещения мы сдаем за рубли по курсу намного ниже самых худших наших ожиданий", - говорит он.

Катастрофическое падение курса рубля и снижение западных инвестиций нанесло сокрушительный удар по таким девелоперам промышленной недвижимости, как Radius Group.

По данным за второй квартал нынешнего года, в Москве и ее пригородах пустуют свыше миллиона квадратных метров промышленных и складских помещений.

Это самая высокая цифра за всю историю промышленного развития российской столицы, а средняя цена за аренду помещений упала до 4600 рублей ($71) за квадратный метр, то есть на треть по сравнению с докризисным уровнем.

Рынок также почти полностью перешел на расчеты во внутренней валюте.

"Во время предыдущего кризиса в 2009 году, 99% контрактов заключались в долларах, сейчас же свыше 90% заключаются в рублях", - приводит газета слова Антона Алябьева, директора отдела индустриальных и складских помещений компании CBRE в Москве.

Многие компании пользуются возможностью и переезжают в более дешевые складские помещения или же, наоборот, не повышая стоимости аренды, – в более качественные.

"Рынок сейчас невероятно активен, и главная активность приходится на перемещение с места на место", - говорит Алябьев.

Арендаторы помещений в парке "Южные врата", платящие за свою аренду долларами, по-разному пытаются найти выход из сложившейся ситуации.

Занимающаяся производством сельскохозяйственного и строительного оборудования американская компания John Deere перевела свой московский офис из центра города в индустриальный парк. Более того, она еще и делит персонал с размещенной по соседству французской компанией спортивных товаров Decathlon.

Финская фармацевтическая фирма Oriola и вовсе была вынуждена покинуть свое помещение, и его заняла российская фармацевтическая сеть.

С большой проблемой столкнулась и американская компания General Motors. В феврале она открыла на территории парка огромный, площадью 50 тыс. кв. м, центр по продаже запчастей к своим автомобилям, но уже месяц спустя практически полностью покинула российский рынок.

Автопром пострадал от кризиса чуть ли не больше всех других: по данным Ассоциации европейского бизнеса в России, продажа новых автомобилей за первые семь месяцев 2015 года сократилась на 35%.

В то же время в других отраслях кризис способствует росту. Объявленный Россией запрет на ввоз продовольственных товаров из стран Запада вынуждает супермаркеты расширять свои складские помещения, так как теперь они рассчитывают в большей степени на товары отечественного производства.

Однако, сумеют ли эти проблески экономического оптимизма вылиться в реальные преимущества, зависит от множества факторов, в числе которых не только снижение цен на нефть, но и девальвация китайского юаня.

Пока же кредитное агентство Moody’s предостерегает: "Растет угроза того, что нижняя точка рецессии еще не пройдена, и это означает, что все надежды на экономическое оздоровление нужно перенести на 2016 год".

Обзор подготовила Анна Белевская, bbcrussian.com