Пресса Британии: отношение к геям не зависит от Путина

  • 14 сентября 2015

В обзоре британских газет:

  • Ужасный выбор лейбористов
  • Лейбористы потрафили своим капризам, но стране оказали медвежью услугу
  • Феномен "Корбиномании"
  • До победы Корбина лейбористы были безжизненной партией
  • Нужно признать победу и поражение
  • Отношение к геям не зависит от Путина

Ужасный выбор лейбористов

Все британские газеты отдали целые полосы под материалы, посвященные избранию Джереми Корбина лидером Лейбористской партии. Этой же теме посвящены и редакционные комментарии. И оценивается будущее традиционных основных соперников консерваторов разными изданиями весьма по-разному.

"Ужасный выбор лейбористов", - так назвала свою жесткую редакционную статью Financial Times. Эта победа, по мнению издания, - катастрофа для британских левоцентристов. Во главе традиционной политической партии оказался леворадикальный диссидент. Это гибельное развитие не только для всего 115-летнего лейбористского движения, давшего стране пять премьер-министров с 1945 года, но и для всей британской политики.

Электорат лейбористов проигнорировал мнение большинства граждан, которые не только трижды делали выбор в пользу этой партии в период, когда Тони Блэр провозгласил "новый лейборизм", но и в недавнем опросе общественного мнения выразили желание, чтобы новый лидер партии был похож на него. Под управлением Корбина "новый лейборизм" будет похоронен, а шансы партии вернуться к власти в лучшем случае переносятся на отдаленное будущее.

Лейбористы потрафили своим капризам, но оказали стране медвежью услугу

Избрав Джереми Корбина лидером, лейбористы потрафили своим капризам, но стране оказали медвежью услугу, полагает Times. Оппозиция Ее Величества играет важную конституционную роль – она осуществляет контроль над правительством. Нет никаких оснований считать, что Корбин подходит для этой роли и в состоянии с ней справиться.

Корбин позиционирует свою партию настолько далеко влево от мейнстрима общественного мнения, что центристски настроенные избиратели не смогут воспринимать его серьезно. Партия, которая неспособна представить себя как реалистичная альтернатива правительству, теряет возможность влиять на деятельность этого правительства. Размахивание флагами на митингах протеста не приближает оппозицию к перспективе власти.

Корбин уже заявил, что будет просить и других членов теневого кабинета ставить вопросы перед премьер-министром. Такое заявление не похоже на позицию человека, готового ввязаться в драку.

Лидер оппозиции – непростая, трудная работа. Она подразумевает готовность и способность быстро реагировать на сложные - в том числе бюджетные - инициативы правительства. Г-н Корбин в течение своей долгой политической карьеры не продемонстрировал ни готовности, ни способности брать на себя ответственность за серьезные решения.

Главное поле его деятельности – протесты, указания на то, что неправильно, а не забота о том, как сделать это правильным. Он никогда не подавал голос в моменты принятия парламентом самых сложных и ответственных решений, никогда не выступал на партийных конференциях, никогда не давал заметных и ярких интервью. Пока нет никаких оснований предполагать, что он в состоянии справиться с подобными задачами.

Ему также никогда не приходилось формировать команду. Несколько ведущих членов теневого кабинета лейбористов при Эде Милибэнде вежливо, но твердо известили Корбина, что работать под его началом они не будут.

Поэтому сформированный им кабинет неизбежно будет состоять из людей без опыта работы на таком уровне.

Возможно, из недр Лейбористской партии и появятся политики, способные принимать правильные решения. Более вероятно, однако, что теневой кабинет будет представлять собой случайный набор людей, которые окажутся не только не в состоянии выполнять свою работу, но даже не будут в полной мере понимать, в чем эта работа заключается.

Феномен "Корбиномании"

Убедительная победа Корбина свидетельствует о том, насколько "полевела" в целом Лейбористская партия со времен Тони Блэра, пишет в редакционной статье Daily Telegraph. Да, это демонстрирует, что у него есть поддержка большинства членов партии. Но это не означает, что он имеет такую же поддержку большинства населения страны.

Некоторые комментаторы предположили, что успех Корбина был достигнут за счет убеждения нескольких тысяч человек заплатить три фунта за возможность проголосовать за него. А его искусство публичных выступлений является доказательством уникальной способности выйти за пределы традиционной политической сферы и понравиться ранее аполитичным избирателям. На самом деле, кампания Корбина показала лишь две и без того известные вещи. Во-первых, леворадикальное крыло лейбористов по-прежнему очень сильно в организации "спонтанных" демонстраций. Во-вторых, люди, интересующиеся "левой" политикой, пойдут на митинги, посвященные "левой" политике.

Но если Корбин может легко задавать тон в своем депутатском округе в Лондоне, в "Твиттере" или в редакционных дискуссиях на Би-би-си и в Guardian, то это не значит, что он когда-либо сможет воодушевить электорат страны в целом.

И в обсуждении "Корбиномании", и в британской политике в целом ключевое слово - "говорить". Британия остается консервативной страной, верящей в тяжелую работу и ответственность, знающей, что она должна следовать своему собственному пути и защищать себя в мире. "Г-н Корбин, - подытоживает Daily Telegraph, - может прекрасно говорить от имени разгневанного и разочарованного меньшинства. Но он никогда не будет говорить от имени всей Великобритании".

До победы Корбина лейбористы были безжизненной партией

Independent убеждена, что порожденный этой победой сейсмический взрыв несет в себе для партии и шанс возрождения. До этой победы лейбористы были безжизненной партией. С другой стороны, газета признает, что главная опасность убедительной победы Джереми Корбина для лейбористов – раскол внутри партии.

Начавшаяся с эпохи Тони Блэра и провозглашенного им нового лейборизма жесткая партийная дисциплина была реакцией на раскол 80-х и привела к череде убедительных побед, начиная с 1997 года. Но точно так же как та дисциплина была необходима для преодоления раскола, в последние годы стала очевидной необходимость реакции на жесткий контроль из центра. Победа Корбина и есть такая реакция, которая вносит в партию новую струю жизни и энергии.

В течение длительного времени главным содержанием партийной жизни было противостояние между "блэристами" и "браунистами". Партийные функционеры открыто признавали, что есть департаменты Тони и департаменты Гордона. Любая сторонняя идея воспринималась как угроза.

Теперь становится очевидным, что восхождение Корбина было столь же неизбежным, как и триумф Блэра в 1994 году. Политический ландшафт меняется до неузнаваемости. Битвы между "блэристами" и "браунистами" уходят в далекую историю. У Корбина есть четкое политическое видение, и поэтому его взлет открывает для партии новые возможности. Его критики внутри партии должны будут действовать куда более собраннее в смысле порождения идей, их формулирования и организации. Им придется задуматься, в какой форме выражать несогласие с лидером, одержавшим куда более убедительную победу, чем Тони Блэр в 1994 году. Некоторых из них это заставит стать более серьезными, более значимыми политиками. Им придется действовать в новом политическом поле и порождать новые серьезные идеи, а не оставаться чуть более умеренными подражателями консерваторов Кэмерона и Осборна.

Победа Корбина – это не только победа наивного идеализма, как считают некоторые. Это та же энергия, которая преобразила политический ландшафт в Шотландии и принесла UKIP - Партии независимости Британии - столько голосов на выборах в Европарламент. Корбин взлетел на вершину как бунтовщик. Ему придется там нелегко, как и любому лидеру. Но его победа поможет вдохнуть новую жизнь в безжизненную партию.

Нужно признать победу и поражение

Джереми Корбин одержал убедительную победу. И хотя бы на этом основании она должна быть для начала достойно признана теми, кто так озабочен ее причинами и последствиями, пишет Guardian в редакционной статье. Да, внутренняя система голосования лейбористов несовершенна. Но не в большей степени, чем несовершенна система голосования на всеобщих выборах. И необходимо в обоих случаях уважать чаяния и надежды избирателей.

Нужно признать, что политические последствия победы Корбина огромны и непредсказуемы. Неясно, что в условиях XXI века означает приход столь радикально левого лидера. Неопределенность означает, что наступает время оценивать результаты и с осторожностью, и со смирением. И разочарованные "умеренные" лейбористы ни в коем случае не должны думать о свержении нового лидера. Это было бы преступлением против демократии. "Это просто глупость, - пишет газета. – Он выиграл. Они проиграли. Проехали".

Но и сторонники Корбина, в том числе из профсоюзов, не должны воспринимать его победу как повод радикально переделывать партию по своим лекалам. Последнее, что нужно Лейбористской партии - это внутрипартийная война, хоть в чем-то схожая с той, что велась в конце 1970-х – начале 1980-х годов. Именно такие распри, напоминает Guardian, привели к расколу партии и к четырем последовательным поражениям на выборах.

Отношение к геям не зависит от Путина

Журналист и писатель Мэри Дежевски в Guardian размышляет о том, насколько желание Элтона Джона изменить положение геев в таких странах, как Россия и Украина, действительно выполнимо и зависит от доброй воли руководства этих стран.

Дежевски напоминает, что нетолерантность не только к геям, но вообще к "инаковости" увеличивается "к востоку от Берлина". Можно критиковать запреты гей-парадов или жесткое законотворчество, но эти запреты и законы частично отражают физическую опасность, которая угрожает открытым геям в этих странах не от государства, а от других сограждан.

И на Украине, и в России и в соседних странах Балтии, продолжает автор Guardian, уголовное наказание для гомосексуалистов было отменено сравнительно недавно, после развала СССР. Но декриминализация - это только часть, пусть и ключевая, общего прогресса по направлению к толерантности.

Поведение людей куда труднее поменять, а когда дискриминация интегрирована в догматы доминирующих церквей в этих странах – отношение меняется еще сложнее.

Не только Россия не уникальна в нарушении прав геев, пишет Дежевски. Путин тоже вовсе не единственный злодей, как его часто представляют. Перед Олимпиадой в Сочи он заявил, что не является гомофобом; геи работают в его администрации. Это может странно прозвучать для европейцев, но для российского президента сказать такое публично было до некоторой степени поступком. За пределами больших городов в России и люди, и церковь крайне консервативны.

Между прочим, российский закон, который постоянно цитируется как свидетельство институциональности гомофобии в России, вообще-то мало чем отличается от знаменитой 28-й статьи в Великобритании, которая запрещала "пропаганду гомосексуальности в школах". Когда ее отменили? В Шотландии в 2000 году, и тремя годами позже в остальных частях страны. За 12 лет мы прошли путь от отмены этой статьи до разрешения геям регистрировать браки.

Таким образом, если все же встреча Путина и Элтона Джона состоится, их разговор может быть гораздо более длинным и серьезным, чем предполагает поп-звезда. И сэр Элтон, возможно, узнает, что ему нужно поменять, прежде всего, взгляды не Путина, а широкой общественности. Как и на Украине, и во многих других странах.

Обзор подготовила Анна Белевская, bbcrussian.com