Пресса Британии: без помощи Путина не обойтись

  • 28 сентября 2015

В обзоре британских газет:

  • Путин должен искупить свои преступления
  • Поворотный момент в сирийском кризисе
  • Либо Асад, либо "Исламское государство"
  • Без помощи Путина не обойтись

Контрпредложение Запада Путину

Владимир Путин, который сегодня, впервые за 10 лет, выступит перед Генеральной ассамблеей ООН – тот же самый Владимир Путин, который аннексировал Крым, позволил российским вооруженным формированиям отправиться на восток Украины и упрямо отказывающийся установить, кто несет ответственность за сбитый 14 месяцев назад самолет Malaysia Airlines MH17.

Глядя на его расписание, об этом не догадаешься, пишет газета.

Он выступит в ООН первым из всех приехавших в Нью-Йорк европейских лидеров. Затем он встретится с президентом Обамой.

В обоих случаях его будут чрезвычайно внимательно слушать. На это есть серьезные основания, считает Times.

Он занял столь ведущее положение в ООН благодаря ясным идеям и готовности действовать в Сирии. Он понял, что до того, как там будут сведены какие либо счеты, необходимо одержать победу над "Исламским государством". И он продемонстрировал, что для того, чтобы изменить ситуация на месте, надо на этом месте присутствовать.

Уже более двух недель российские транспортные самолеты доставляют войска и оборудование на находящуюся под контролем правительства военно-воздушную базу в Латакии. На вопрос американского корреспондента, является ли целью этой операции спасение президента Асада, Путин ответил, что это именно так.

Спасение режима Асада - лишь одна из причин, по которой он размещает свои пешки в Сирии, считает Times.

Цель Путина – преодолеть изоляцию на международной арене, а также добиться отмены санкций. Он хочет, чтобы международное сообщество простило ему его преступления в Европе в обмен на его незаменимость на Ближнем Востоке.

Правда состоит в том, что он жаждет быть среди ведущих игроков на международной арене.

Западные лидеры должны сделать ему контрпредложение. Он может вновь стать одним из ведущих игроков, но лишь после того как он сначала искупит свои преступления, пишет Times.

Отсутствие четкого плана действий

Financial Times пишет, что Владимир Путин точно знает, как заставить всех обратить на себя внимание.

На фоне быстрого наращивания российских сил в Сирии Путин оказался в центре внимания в Нью-Йорке, где его соперники и союзники теперь пытаются разобраться в его намерениях.

К его очевидному удовольствию, ему удалось поставить США в неудобное положение.

По прошествии года, во время которого Вашингтон пытался изолировать Путина из-за его интервенции на Украине, президент Обама пришел к выводу, что у него не осталось никакого другого выбора, кроме как встретиться с российским лидером и обсудить с ним ситуацию в Сирии.

Активизация поддержки Россией режима президента Асада началась как раз в тот момент, когда стратегия Вашингтона по разрешению сирийского конфликта оказалась на грани провала.

"Военная значимость наращивания российских вооруженных сил в Сирии пока не ясна, но политическое значение этого чрезвычайно велико", - цитирует газета Джеймса Джеффри, бывшего заместителя советника президента по вопросам национальной безопасности. "Все хотят увидеть, что смогут предпринять США".

В американском правительстве считают, что частично президент Путин просто хочет заручиться успехом своего визита в ООН, отвлечь внимание от войны, которую он поддерживает на Украине, и, возможно, ослабить поддержку наложенным на Россию санкциям.

Эти краткосрочные цели, однако, не представляют собой четкого плана действий перед лицом затянувшейся гражданской войны в Сирии, в которой принимают участие множество сторон.

"Это тактическое поведение, а не стратегия, - говорит бывший заместитель госсекретаря США Строб Талботт. - Тут нет ясного видения эндшпиля".

Financial Times также цитирует Андрея Колесникова из московского центра Карнеги, по словам которого этот сирийский гамбит российского президента рассчитан на внутреннее потребление. Он считает, что призыв к совместной борьбе с ИГ, подкрепленный российскими войсками в Сирии, рассчитан на, то Запад его отвергнет, а это, в свою очередь, позволит Путину подчеркивать, что Россия является как бы осажденной крепостью.

Путин применил именно подобную тактику для того, чтобы заручиться поддержкой населения его политики по отношению к Украине.

Реакция администрации президента Обамы может быть двоякой. На данный момент, Белый дом ведет активные переговоры с президентом Путиным. Однако американские представители признают, что это рискованно, так как пока что президент Путин говорил о совместной борьбе с ИГ лишь в общих чертах.

Но если создастся впечатление, что администрация президента Обамы пошла на слишком значительные уступки Москве и Асаду, то это вызовет резко негативную реакцию среди многих союзников США в регионе и подорвет поддержку политике США со стороны суннитских группировок в самой Сирии.

С другой стороны, администрация Обамы могла бы опередить Россию, начав свою собственную интервенцию в Сирии. "Российская военная эскалация в Сирии – очередное напоминание того, что если США не берут на себя инициативу, другие страны занимают создавшийся вакуум", - говорит генерал в отставке и бывший глава ЦРУ Дэвид Петреус.

Так или иначе, сегодняшняя встреча президента Обамы с российским лидером может оказаться поворотным моментом в сирийском кризисе.

Президент США должен решить, хочет ли он действовать вместе с президентом Путиным или же бросить ему вызов, пишет Financial Times.

Выбор одного из двух зол

Independent в своей редакционной статье вспоминает высказывание Отто фон Бисмарка о том, что серьезные вопросы можно разрешить не речами и желаниями большинства, а лишь сталью и кровью. Бисмарк говорил о воссоединении Германии в XIX веке, но его слова можно также применить и к Сирии.

Несколько лет заявлений и выступлений западных лидеров не привели ни к какому практическому результату, и будущее Сирии теперь практически определяется Россией и Ираном, двумя странами, которых интересуют не слова, а поставки сирийскому режиму танков, войск и оружия.

Западная политика по отношению к Сирии основана на страхе перед ИГ, и поэтому совместная российско-иранская интервенция на стороне президента Асада проходит практически без комментариев со стороны Запада. Поэтому же Великобритания и США всё с меньшим убеждением говорят о скорейшем уходе Асада от власти.

Кроме того, Запад не говорит в один голос. Германия заявляет, что президент Асад должен принимать участие в мирных переговорах, в то время как Франция утверждает ровно обратное. В то же время Франция наносит авиаудары по позициям ИГ, а не Асада.

Может быть, на данный момент нет другой альтернативы, кроме как оставить Асада на своем посту, но при этом трагичен сам факт, что практически никто больше не обращает внимания на умеренную оппозицию режиму, и что нам предоставляют выбор одного из двух вариантов – Асад или ИГ.

Так как ни Асад, ни ИГ не могут принести Сирии мир, этот ужасный конфликт будет тянуться еще долго, пишет Independent.

Альтернативы еще хуже

Financial Times публикует статью своего обозревателя Эварда Люса, пишущего о том, что сложно представить более непохожих друг на друга лидеров, чем президенты Обама и Путин.

Владимир Путин, аннексировав Крым и дестабилизировав Украину, теперь поддерживает режим президента Асада.

Просить помощи у Владимира Путина – плохой ход для американского президента. Но все другие альтернативы еще хуже.

Не нужно слишком много воображения, чтобы понять, к чему приведут еще два года конфликта в Сирии. Сирия превратится в зону постоянных военных действий. Европу охватит менталитет осадного положения. Соседние с Сирией страны постепенно станут неуправляемы. Будут утрачены последние надежды арабской весны.

Президент Обама вполне разумно не испытывает особых надежд в связи с так называемой умеренной сирийской оппозицией. Он также до сих пор не спешил с попытками свергнуть президента Асада, хотя давно уже хотел бы этого. Тем не менее, уроки Ливии и Ирака слишком наглядны.

Перед ним остается лишь она неудобоваримая возможность. США и Россия должны вместе спонсировать переговоры между Дамаском и повстанческими группировками по возможности без участия Асада, но и с ним, если это окажется необходимым. ИГ и "Фронт Нусра" в переговорах принять участия не смогут.

Было бы хорошо, если бы президент Путин осознал с самого начала, что любые переговоры закончатся провалом, если Асад и его приспешники не сойдут со сцены.

Два года назад женевские переговоры закончились безрезультатно, так как повстанцы отказались разговаривать с Асадом. Их можно понять, так как правитель, который применяет химическое оружие и бочковые бомбы против своего собственного народа, неприемлем. Но никакие мирные переговоры не могут привести к успеху, если одна из сторон настаивает на том, чтобы ее конечная цель была одним из предварительных условий.

И вот тут президент Путин может сыграть важную роль. Выживание президента Асада зависит от помощи России, что дает Путину значительные рычаги давления.

Может быть, он сможет убедить президента Асада уйти в отставку после переходного периода, иди даже раньше? Может быть, он сможет убедить его уйти на покой и жить на какой-нибудь черноморской даче?

Но не все карты в руках Путина. Он заявляет, что цель его интервенции в Сирии – борьба с ИГ. Но в России живут около 20 миллионов мусульман, многие из которых недовольны правлением Путина.

Для исламского терроризма Россия – гораздо более удобная мишень, чем Америка. То, что сейчас выглядит гениальным тактическим маневром, может оказаться глубочайшей стратегической ошибкой.

Президент Путин нарисовал мишень у себя на спине, потому что радикалы от Чечни до других регионов почувствуют, что у них появилась еще одна возможность унизить Россию.

Другими словами, Путин также нуждается в помощи со стороны президента Обамы.

Обе страны хотят одержать победу над ИГ. Так как этого невозможно добиться при помощи авиации, и никто не собирается отправлять в Сирию войска, остается лишь дипломатический путь.

Не стоит заглядывать в душу Путина, как это в свое время пытался делать президент Буш. В том, что касается Сирии, американскому и российскому президентам достаточно сходиться во взглядах, пишет Эдвард Люс в Financial Times

Обзор подготовил Борис Максимов, bbcrussian.com