"Пятый этаж": зачем Британии новый закон об интернете?

  • 4 ноября 2015
Клавиатура
Image caption Министр внутренних дел Великобритании давно призывает принять законы, предоставляющие полиции и службам безопасности доступ к данным в интернете

Согласно новому проекту закона, обсуждаемому в Великобритании, интернет-компании должны будут в течение 12 месяцев хранить истории посещений сайтов пользователями.

Правительство обещает жесткие меры, защищающие права пользователей, и предлагает наделить судей полномочиями пересматривать и отменять разрешения на исследование интернет-активности пользователей, выданные правительственными чиновниками.

Критики, в том числе и среди консерваторов, проект, разумеется, не приветствовали, однако полицейское руководство отнеслось к нему более благосклонно, утверждая, что у преступников не должно быть "безопасных мест" в интернете.

Кто прав?

Ведущий "Пятого этажа" Михаил Смотряев беседует с Татьяной Тропиной, исследователем из института Макса Планка и Галиной Мяжевич, преподавателем Департамента СМИ и коммуникаций университета Лестера.

Галина Мяжевич: Здесь есть и плюсы, и минусы. Да, законодательство должно быть упорядочено, потому что интернет – новая сфера, законодательство 2001 года могло быть несовершенным. С другой стороны, нельзя перегибать палку, вмешиваясь в частную жизнь граждан.

Михаил Смотряев:Критики проекта утверждают, что эти поправки не будут гарантировать неприкосновенность частной жизни.

Г.М.: Да, защита прав граждан там прописана только с точки зрения наказания. Остальное о правах граждан четко не прописано. Закон предполагает отмену шифровки, особенно с высокой степенью защиты, пользователи не смогут писать месседжи для смартфонов, не гарантирована конфиденциальность информации для обычного пользователя. Но для передачи информации, например, между банками, я думаю, код шифрования останется в силе.

М.С.:Таким образом простые граждане становятся гражданами второго сорта. Вопросы шифрования привлекают больше внимания, чем желание хранить историю посещений по доменным именам в течение прошедшего года.

Татьяна Тропина: Мое внимание привлекло разрешение использовать оборудование, которое позволит полиции устанавливать жучки на компьютерах и специальное программное обеспечение такого рода. Эти системы позволяют обойти шифрование и получать информацию из компьютера пользователя в реальном времени. Но такие положения существуют уже в законодательстве Франции, Испании, это не новость.

Доступ к этим данным, которые будут храниться 12 месяцев, хотя Тереза Мэй и прочие сторонники закона говорят, что будут гарантии, что местные полицейские не будут иметь к ним доступ, обеспечивается без участия суда. Я не думаю, что предыдущий закон устарел. Он не позволял устанавливать жучки, но возможности правоохранительных органов по доступу к данным были огромны. Реформа требовалась, чтобы во всем этом принимал участие суд. В других странах Европы все это осуществляется с санкции суда. То, что в этом плане предлагается, просто смешно.

М.С.:Судебная система Британии пользуется заслуженным уважением. Как получилось, что ее лишили полномочий принимать участие в прослушке граждан? Речь идет о том, что суды могут отменять впоследствии принятые решения. Если принимается решение о немедленной прослушке для предотвращения теракта, то санкция суда может быть дана задним числом. Это определенным образом расходится с традициями британской судебной системы.

Г.М.: Это действительно несколько странное предложение. Пока предлагается, что для полиции не нужно судебное разрешение, чтобы получить доступ к первичной информации, также вводится некая комиссия, где судья может задним числом наложить вето на такие действия. Похоже, это предложено, чтобы удовлетворить требования групп по правам человека и подобных.

М.С.:Их это вряд ли устроит. Нынешний законопроект есть ужесточение существующего закона. Ну и расширение его, связанное с техническим прогрессом за последние 15 лет. Насколько адекватно законопроект реагирует на возможные угрозы, которые несут шифрованные переговоры через современные технические средства?

Т.Т.: В предыдущем законодательстве не было судебного разрешения на перехват информации. Его выдавали государственные органы. Комиссию предполагается формировать из судей, которые вышли на пенсию. Неясно, какое отношение это имеет к судебной системе. Но правда, что угрозы изменились. Но с помощью анализа хранящихся данных можно поймать только бытовых преступников, а серьезные преступники и террористы телефонные переговоры не используют, как и интернет-соединения, по которым их можно вычислить.

Кроме того, государство может регулировать только тех провайдеров, которые работают на территории этой страны, на которых можно повлиять. Преступники разговаривают через Skype и Whatsup. Их провайдеры не находятся на территории Европы. Полиция не имеет доступа к содержанию разговоров, они видят только список соединений. Поэтому регулярно возникают призывы к решению вопросов шифрования.

М.С.:Проблему надо решать, но существует несколько подходов. В США несколько раз пытались обратиться на официальном уровне к компаниям вроде Apple или Google с предложением вносить в свои программные коды некоторые уязвимости, "задние двери", и потерпели провал. Заставить их у американского правительства не получится, а уж англичанам тем более.

Г.М.: Если мы посмотрим на дело Сноудена, вспомним о программе Темпора, которая начала функционировать в Британии в 2011 году (отслеживание материалов спецслужбами через волоконные кабели), можно сказать, что все это уже существовало несколько лет назад, законодательством не регулировалось, и сейчас это попытка легализировать существующие практики. Большие корпорации были частично в этих конфликтах завязаны, но никаких последствий для них не обнаружилось. Так что при необходимости они пойдут на сотрудничество со службами безопасности стран, где они работают.

М.С.:За 2014 год было подано несколько десятков тысяч запросов от американского правительства в Гугл, удовлетворено было менее 10%. Можно запретить пользоваться шифрованными сообщениями, но значит ли это, что в Британии перестанут продавать телефоны с системой Apple или Android?

Т.Т.: Тут несколько аспектов. Во-первых, запрещение сильного шифрования, второе – это "задние двери" - слава Богу, что этого не будет. Любая созданная уязвимость в сфере безопасности программного обеспечения – как оставлять ключи под ковриком у двери. Третье – в новом законе недостаточна роль суда, недостаточна гарантия прав человека, но с шифрованием можно бороться установкой жучков на оборудование пользователя.

Что касается запрещения телефонов, я не вижу возможности обеспечить выполнение такого закона. Но ведь, кроме шифрования, есть другие способы обеспечить приватность. Я лично пользуюсь PGP. Это достаточно сложно взломать. То есть, если будут приняты законы, что-то запрещающие, это легко будет обойти.

Г.М.: Что бы мы ни делали, все будет происходить так, как планирует правительство, поэтому я тоже тревожусь за права человека. Открытый ключ кодирования и все такое очень хорошо, но если есть код, всегда найдется хакер, который его взломает. Если простой пользователь начнет изучать способы повысить конфиденциальность своих коммуникаций, это вызовет подозрения по его адресу со стороны властей.

М.С.:В смысле "честному человеку нечего скрывать". Одно из положений нового законопроекта разрешает массовое хранение и переработку собранных данных. Сорок два с лишним процента населения на планете находятся в интернете, а Британия сидит в одной из узловых точек всемирного интернета, то, в случае, если даже законодательство будет принято, оно не сможет быть практически применено, потому что выловить из этой массы разговоры злоумышленников не представляется возможным?

Т.Т.: Если есть возможность собирать такое количество данных, то можно использовать какие-то механизмы целевого поиска, что уже, кажется, делалось. Спецслужбы – это не бедный полицейский участок, там есть и технические, и финансовые средства. Раз это принимается, то должны быть какие-то разработки.

М.С.:Уже высказывалось мнение, что от этого закона выиграют регулярные полицейские силы страны, которые охотятся за распространителями наркотиков, педофилами, а спецслужбы большой разницы не почувствуют.

Г.М.: Все упирается в возможности и ресурсы. Мне кажется, механизмы централизованного поиска пока разрабатываются. Храниться информация может, но польза от этого – большой вопрос. Нет гарантий, что она будет использована по назначению.

М.С.:Такое уже бывало, и не раз. Отсутствие должной координации между спецслужбами приводило к катастрофам, например, 9/11. Так что, может быть, лучше научить спецслужбы взаимодействовать друг с другом.