Пресса Британии: что хорошо для Путина, необязательно плохо для Запада

  • 7 декабря 2015

В обзоре британских газет:

  • "Заключим пакт с дьяволом: мы должны сотрудничать с Путиным и Асадом"
  • Пентагон помнит об Украине, несмотря на Сирию

  • Модернизация требует от Кремля действий

"Заключим пакт с дьяволом"

Daily Telegraph публикует статью мэра Лондона и одного из вероятных преемников Дэвида Камерона на посту лидера Консервативной партии Бориса Джонсона под красноречивым заголовком: "Заключим пакт с дьяволом: мы должны сотрудничать с Владимиром Путиным и Башаром Асадом в Сирии". Подзаголовок статьи не менее конкретен: "Пора отбросить ментальность холодной войны и разборчивость в выборе союзников, если мы хотим победить ИГИЛ".

"В последние дни, - пишет Борис Джонсон, - ко мне подходят прямо на улице люди с вопросом: "Борис, почему вы голосовали за войну?" (имеется в виду прошедшее в минувшую среду в британском парламенте голосование о вступлении Британии в боевые действия в Сирии – Би-би-си). Я отвечаю, что я не голосовал за войну. Война в Сирии уже идет, и она уже унесла четверть миллиона жизней. Я голосовал за ее прекращение".

"А как же бомбардировки? Ведь на ваших руках будет кровь невинно погибших людей?". Я отвечаю, что десятки тысяч невинных людей убивают за то, что они женщины, или инвалиды, или гомосексуалисты, или принадлежат не к той ветви ислама. Я не хочу, чтобы их кровь была на моих руках, я не хочу, чтобы психопаты ИГИЛа продолжали строить свой халифат и вершили свою кампанию террора", - продолжает мэр.

"Никто буйно не радовался, когда парламент принял решение о начале воздушных ударов, не было даже привычных для парламента возгласов одобрения. Никто не подходит к этому с патриотическим угаром или даже энтузиазмом, - пишет Джонсон. - Мы хотим самым надежным и быстрым путем прийти к миру в Сирии. И, так как мы знаем, что одними бомбежками этого не достичь, мы должны думать над созданием коалиции".

Что, продолжает градоначальник, подводит нас к проблеме Владимира Путина. "Poutine, notre nouvel ami" ("Путин – наш новый друг") – гласили на прошлой неделе во время визита российского президента в Париж заголовки французских газет под улыбающимся лицом Путина на первых страницах. "Французы считают, что настала пора сотрудничества с новыми друзьями из России. И я думаю, что они правы", - заявляет Джонсон.

"Я вовсе не поклонник Влада, - пишет он. - Скорее наоборот. Хотя внешне он похож на эльфа Добби из "Гарри Поттера", на самом деле он - безжалостный тиран. Означает ли это, что сотрудничество с ним морально недопустимо? Я в этом не уверен. Нам нужно сосредоточиться на достижении своих целей. А цели эти – в ослаблении и, в конечном счете, в уничтожении ИГИЛ. Наша задача – уничтожить этот зловещий культ смерти, лишить эту организацию харизмы и вырвать из-под ее контроля территорию, на которой проживают 10 миллионов человек".

"Добиться этого без наземных войск мы не сможем. Нам нужны солдаты. И, так как мы – так же, как американцы и французы, – своих собственных солдат туда посылать не хотим, быть особенно разборчивыми в выборе союзников мы не можем", - объясняет свою позицию мэр.

Так называемая Свободная Сирийская Армия вместе с другими группами поменьше насчитывает 70 тысяч бойцов. Цифра это может быть преувеличенной, и среди них, может быть, немало джихадистов, идеология которых несильно отличается от Аль-Каиды.

"Кто еще есть в Сирии? - задается вопросом Джонсон. - Ответ очевиден. Есть Асад и его армия, и, по последним данным, они добиваются определенного успеха. Благодаря - по меньшей мере, отчасти - российским воздушным ударам, режим сумел отбить значительную часть провинции Хомс. Плохо ли это? Я так не считаю".

При поддержке российской авиации силы режима приблизились к Пальмире. "Поддерживаю ли я режим Асада и россиян в их совместной борьбе за сохранение и возвращение бесценных сокровищ Пальмиры? Безусловно. Что не означает, что я доверяю Путину и хочу удержания Асада у власти на неопределенный срок. Однако из двух зол приходится выбирать меньшее", - считает Борис Джонсон.

"Пока к нашему участию в происходящем в Сирии мы подходим как к сложной шахматной партии с тремя игроками: мы пытаемся нейтрализовать исламистов и в то же время не допустить укрепления Путина. Гоняясь за двумя зайцами, мы рискуем не поймать ни одного", - полагает мэр.

"Пора отбросить ментальность холодной войны. То, что хорошо для Путина, вовсе необязательно плохо для Запада. И у нас, и у него четкая и однозначная цель – устранить угрозу со стороны ИГИЛ. Все остальное сейчас должно отступить на второй план", - призывает он.

Единственная надежда избавиться от ИГИЛа, по словам Джонсона, – это соглашение между всеми силами: Америкой, Россией, Британией, Францией, Турцией, Саудовской Аравией, - которое позволит одержать победу, определить срок ухода Асада от власти и создания нового правительства в Сирии.

"Когда в 1941 году Гитлер напал на Советский Союз, Черчилль решил отставить в сторону свою закоренелую ненависть к коммунизму. "Если бы Гитлер напал на ад, - сказал он тогда, - то я выступал бы в парламенте за союз с дьяволом. Как он и предвидел, именно русские сыграли решающую роль в нашей победе в той войне", - заканчивает свою колонку Джонсон.

Пентагон помнит об Украине, несмотря на Сирию

Как сообщает вашингтонский корреспондент Financial Times, военное ведомство США готовится в будущем финансовом году к существенному увеличению бюджета в противовес действиям России на Украине.

Речь идет об увеличении финансирования созданной в 2014 году так называемой Инициативы по поддержке Европы (European Reassurance Initiative), смысл которой состоит в сдерживании дальнейшего российского авантюризма, особенно в странах Балтии и в заверении союзников, сомневающихся в долгосрочной приверженности Америки их безопасности.

Подробности нового оборонного бюджета станут известны только в феврале, но в заявлениях чиновников Пентагона сквозит глубокий скепсис относительно России, несмотря на попытки администрации Обамы найти платформу для взаимодействия с Москвой по вопросу Сирии. Прорабатывается целый ряд предложений об увеличении численности воинского контингента США в Европе, в том числе и вероятность его постоянного базирования на территории новых членов НАТО в Восточной Европе.

"Мы увеличим финансирование целого ряда программ, - заявил на слушаниях в Конгрессе заместитель министра обороны Брайан Маккион. – Русские увидят эти программы и поймут, что наша реакция ни в коей мере не способствует их безопасности".

Еще летом Пентагон объявил о размещении танков и другого тяжелого вооружения в странах Балтии и Восточной Европы. Кроме того, возрастет и интенсивность проходящих в этом регионе военных учений.

Министр обороны Эштон Картер заявил, что "в ответ на российские провокации" возрастут инвестиции в новые типы оружия, в том числе лазерного и электронного.

В понедельник и вторник в Киеве будет находиться вице-президент США Джо Байден. Он должен заверить руководство Украины в том, что конфликт в Сирии не отвлекает Вашингтон от украинских проблем.

"Одна их главных задач визита – напомнить украинцам и всему миру, что, несмотря на переключение международного внимания на участие России в войне в Сирии, об Украине мы не забыли", - приводит Financial Times в заключение статьи слова одного из высокопоставленных сотрудников администрации Обамы.

Модернизация требует от Кремля действий

Модернизация требует от Кремля действий, не только слов – таков смысл редакционной статьи Financial Times о состоянии российской экономики.

Наряду с угрозами в адрес Турции, немалая часть послания российского президента парламенту на прошлой неделе была посвящена внутренним, в первую очередь экономическим проблемам.

Российская экономика оказалась прочнее и устойчивее, чем ожидалось. ВВП в этом году сократится на 4%, что это меньше первоначальных прогнозов. А в будущем году она может и вовсе стабилизироваться. Однако если цены на нефть не вырастут, экономическая политика Кремля окажется нежизнеспособной. В последние годы резко возросли военные и социальные расходы, в первую очередь на пенсии. Для поддержания равновесия в будущем году урежут расходы на образование, здравоохранение и инфраструктуру, пишет газета.

В бюджете на следующий год предусмотрен 3-процентный дефицит, и это при том, что рассчитан он из цены на нефть в 50 долларов за баррель – намного выше той, которую давали за нефть в минувшую пятницу. Без урезания социальных трат и расходов на перевооружение Россия в течение ближайших двух-трех лет может столкнуться с серьезными финансовыми трудностями.

Ограничение максимальной загруженности предприятий, чрезмерная зависимость от природных ресурсов, избыточная роль государства в экономике и слабые инвестиции – все это ограничивает возможный рост 1,5-2 процентами. Структурные реформы для роста инвестиций и производительности давно уже не только назрели, но и перезрели, отмечается в статье.

Еще более значительным является впервые отмечаемое за годы правления Путина снижение реального дохода населения. Инфляция, подстегиваемая падением курса рубля и ответными российскими санкциями на импорт продовольствия, по-прежнему превышает 15%. В этом году средний доход населения сократится на 5%.

Все это подрывает негласный общественный договор, лежавший в основе двух первых сроков президентства Путина: отказ от демократических свобод в обмен на повышение уровня жизни. Аннексия Крыма и военное вторжение в Сирию дали новое условие, которое, во всяком случае пока, большинство россиян готовы принять: затяните потуже ремни, а мы возродим славу и величие России. Однако дальнейшие военные эскапады несут с собой огромные затраты и огромные риски.

Сторонники Путина утверждают, что он осознает необходимость реформ, но, пытаясь избежать риска социальной неустойчивости, хочет отложить самые жесткие меры, такие как пенсионная реформа, до выборов 2018 года. Отсрочки, однако, лишь усугубляют дальнейшее отставание России от передовых экономик и приводят к удорожанию инвестиций. Промежуточные меры, вроде ограничения нападок на бизнес со стороны правоохранительных и контрольных органов – шаг правильный, но недостаточный.

Президент Путин должен понять, что военная мощь – лишь одна из составляющих величия, пишет в заключение статьи Financial Times. Экономическое влияние не менее важно. Время, когда Россия, наряду с другими странами БРИКС, рассматривалась как нарастающая сила в мировой экономике, осталось далеко позади. Вместо этого, даже по прогнозам собственного правительства, экономику России ожидает спад. Без фундаментальных экономических реформ – в ближайшее время, а не отложенных до 2018 года – будущее России будет состоять не в возрождении, а в долгосрочном упадке.

Обзор подготовила Анна Белевская, bbcrussian.com