И люди, и звери иногда пускаются в пляс - но по разным причинам

  • 28 февраля 2017
Танцующая пара Правообладатель иллюстрации Thinkstock

Среди нас, людей, немало хороших танцоров. Однако, как отмечает обозреватель BBC Earth, мы в этом далеко не уникальны.

Если вам доводилось быть свидетелем ярких ухаживаний самца райской птицы за потенциальной подругой, то вы согласитесь, что его движения иначе, как танцем, не назовешь.

Чтобы показать себя любопытной самке во всей красе, самец иногда расчищает пространство для пущей свободы движений, убирая с пути весь мусор.

Другие представители животного мира тоже не прочь пуститься в пляс: взять хотя бы знаменитого танцующего какаду по кличке Снежок или морского льва, который движется в такт мелодиям из короткометражного музыкального фильма "Триллер" с участием Майкла Джексона.

И пусть от них не дождешься пируэтов и прыжков, как в классическом балете, но братья наши меньшие вполне способны, потратив на это несколько лет, разучить и сложные танцевальные па.

Несмотря на мастерство, которое демонстрируют животные, вопрос о том, является ли способность танцевать исключительно человеческим талантом или же она уходит корнями в общую для всего царства животных историю эволюции, пока остается открытым.

На данный момент преобладают две теории происхождения танца, но неясно, насколько их можно считать исчерпывающими.

Единого определения танца не существует, что затрудняет сравнение движений, производимых животными, с танго или балетом. Но если разделить танец на отдельные составляющие, становится проще увидеть сходство.

Правообладатель иллюстрации Tim Laman/National Geographic Creative/naturepl.
Image caption У самца райской птицы уходит несколько лет на то, чтобы разучить свой танец

Для танца требуется ряд очевидных навыков. Один из них - умение двигаться ритмично, в такт, что люди обычно делают под музыку или отбиваемый ритм.

Еще один навык - способность синхронизировать свои движения с кем-то еще. Важно также уметь подражать другим, чтобы иметь возможность разучивать более сложные движения.

Но даже эти отдельные навыки зависят одновременно от целого ряда вещей: так, звуковые сигналы обрабатываются слуховым участком мозга, а за движение отвечает двигательная область коры головного мозга.

"Я не знаю, существует ли набор необходимых критериев, позволяющий отделить танец от других видов поведения", - признает Питер Кук, сотрудник Нового колледжа штата Флорида, расположенного в Сарасоте (США).

Сейчас изучать проявления многих составляющих танца в мире животных становится проще. Это заставило нескольких ученых задуматься о том, как происходила эволюция этой весьма специфической активности.

Серьезные исследования по этому вопросу стали проводиться только в последнее десятилетие.

Правообладатель иллюстрации 3D4MEDICAL.COM/SPL
Image caption Звуковые сигналы обрабатываются слуховым участком мозга, а за движение отвечает двигательная область коры головного мозга

В 2007 году, когда в интернете впервые появился видеосюжет, посвященный танцующему какаду по кличке Снежок, ученые пришли в недоумение.

Судя по записи, птица двигалась в заданном ритме - раньше считалось, что такая способность есть только у человека.

В конце концов они пришли к выводу о том, что Снежок танцует потому, что относится к говорящим попугаям. Этот навык и позволяет ему чувствовать ритм.

Это связано с тем, что ключевой элемент обоих этих навыков - подражание. В статье, опубликованной в 2016 году и посвященной обобщению результатов исследований в этой области за истекшее десятилетие, было выдвинуто предположение, что способность к подражанию - основополагающий элемент танца.

"Люди преодолевают эти трудности, задействуя те же нейронные связи, которые используются для подражания", - говорится в статье.

Придя к этому выводу, ученые задались вопросом, почему люди без труда двигаются в такт самым сложным ритмам, тогда как большинство животных, таких как собаки, обезьяны и кошки, к этому не способны.

Возьмем, к примеру, знаменитую картину Эдгара Дега "Урок танцев" (1873-1876 гг.), на которой изображена группа девушек, наблюдающих, как танцуют другие - вероятно, чтобы повторить движения, когда до них дойдет очередь.

Эта работа Дега иллюстрирует превосходные навыки подражания, которыми обладает человек.

Правообладатель иллюстрации Google cultural institute via wikimedia commons
Image caption Эдгар Дега "Урок танцев"

Одним из авторов вышеупомянутой статьи стала научная сотрудница Кембриджского университета (Великобритания) Ники Клейтон. Она исследует поведение птиц и сама увлекается танцами.

Клейтон считает, что "аргументом в пользу тезиса о механическом подражании в животном мире, является тот факт, что лучше всего такое подражание удается человеку, который занимается, скажем, балетом или современным танцем. Для этого требуется не просто скопировать образ, надо почувствовать его всем телом. Здесь важна точность движений".

По той же причине она и ее соавторы утверждают, что способность человека танцевать напрямую связана с обучением через звукоподражание, предполагающим заучивание песен и отрезков устной речи с помощью их самостоятельного воспроизведения.

Это предположение, впервые выдвинутое в 2006 году, называют "гипотезой звукоподражания"; она состоит в том, что "ритмично двигаться в такт музыке" способны только те животные, которые имеют склонность к звукоподражанию.

Объяснить происхождение этого феномена позволяет исследование птичьего мозга, проведенное в 2008 году.

Участки мозга, отвечающие за движение и звукоподражание, расположены рядом, причем последний развился за счет "специализации уже существующего проводящего пути", участвующего в двигательной активности.

Если гипотеза звукоподражания верна, получается, что способностью двигаться в заданном ритме обладает лишь большинство говорящих и поющих видов: попугаи и певчие птицы; китообразные, к которым относятся киты, дельфины и морские свиньи; а также ластоногие, такие как морские львы и тюлени. Большинство этих животных способно к звукоподражанию.

Иными словами, Клейтон с коллегами заключают, что способность к танцу - это просто побочный продукт подражания.

"Возможно, умение танцевать досталось нам просто так, а не сформировалось в процессе эволюции", - полагает Кук.

Однако существуют и другие предположения на этот счет.

Правообладатель иллюстрации Thinkstock
Image caption Попугаи обучаются путем звукоподражания

Кук и его коллега Андреа Равиньяни не согласны с тем, что гипотеза звукоподражания позволяет дать исчерпывающее объяснение этого явления.

В своего рода ответной статье, опубликованной в октябре 2016 года, они утверждают, что хотя подражание, несомненно, имеет большое значение, танец - это все же нечто большее.

Во-первых, научиться притопывать ногой в такт можно и безо всякого подражания. То же касается придумывания новых танцевальных па с нуля, как часто делают импровизаторы.

Кук заявляет о том, что "изменения в мозге, которые позволили людям научиться танцевать", должно быть, происходят из общей способности "воспринимать ритм в социальном контексте".

Эта способность - "не само по себе умение танцевать, но способность ощущать ритм и использовать его в обществе себе подобных" - широко распространена в царстве животных.

Чарльз Дарвин рассуждал примерно так же. В своей книге "Происхождение человека", вышедшей в 1871 году, он написал, что "восприятие музыкальных каденций и ритма, если не получение удовольствия от них, вероятно, свойственно всем животным и, вне всякого сомнения, определяется общей физиологической природой их нервной системы".

Сейчас появляются свидетельства в пользу того, что Дарвин мыслил в верном ключе.

Правообладатель иллюстрации Tim Laman/National Geographic Creative/naturepl.
Image caption Ухаживая за самками, самцы райской птицы исполняют сложные танцевальные па

В статье, опубликованной в 2013 году, Кук сообщает, что калифорнийский морской лев, лишенный способности к обучению путем звукоподражания, продемонстрировал, что может воспринимать ритм.

Животное оказалось неплохим танцором: оно умеет кивать головой в разном темпе в зависимости от заданного ритмического рисунка, а не просто повторяя движения вслед за дрессировщиком, как якобы делают другие танцующие ластоногие.

Среди наших ближайших родственников, приматов, явной способностью воспринимать ритм обладают несколько видов.

Так, обезьяны умеют барабанить по бревнам, а часто и издавать хором ухающие звуки.

Врожденная способность воспринимать ритм проявляется даже у куда более отдаленной родни человека в мире животных.

Кольчатоногие манящие крабы собираются группами и размахивают клешнями, словно танцуют, а лягушки-береговуньи ритмично дрыгают лапками.

По словам Кука, эти и многие другие животные используют ритм в самых разных целях, которые имеют мало общего с танцами.

"Это могут быть действия, связанные с совместной добычей пропитания, или ритуальные движения самцов, соперничающих за внимание самок", - рассказывает он.

"Способность ощущать ритм и использовать его для взаимодействия присуща очень многим".

По мнению Кука, ритмический слух - это основной навык, необходимый для танца, и встречается он в царстве животных повсюду.

Дело лишь в том, что разные животные используют его по-разному, в зависимости от своих приоритетов.

"По сути, мы имеем в виду следующее: говоря об основополагающих чертах животных, которые могут позволить им танцевать, следует отметить, что эта базовая способность сохраняется и что она присутствовала у них на всех этапах развития".

Правообладатель иллюстрации Jane Burton/naturepl.com
Image caption Кольчатоногие манящие крабы собираются группами и размахивают клешнями, словно танцуют

Иными словами, хотя маленькая лягушка-береговунья и не способна станцевать "Лебединое озеро", как говорит Кук, такое умение - это "разновидность того же механизма".

Это предположение не лишено привлекательности, но фактические данные, полученные в последние несколько лет, свидетельствуют о том, что ни одна из этих гипотез не позволяет дать ответы на все возникающие вопросы.

В частности, оказывается, некоторые животные, склонные к звукоподражанию, на удивление невосприимчивы к ритму.

Это говорит против гипотезы звукоподражания, а также, по-видимому, противоречит предположению Кука о том, будто ритмическим слухом обладают все.

К примеру, по итогам проведенного в 2016 году исследования выяснилось, что зебровые амадины с трудом распознают ритмический рисунок и не способны стабильно различать простые ритмические последовательности.

Правообладатель иллюстрации Roger Powell/naturepl.com
Image caption Макаки не очень восприимчивы к ритму

"Многие животные умеют скоординированно и ритмично двигаться, но это не значит, что они восприимчивы к ритму в целом или что они способны подчинять свое поведение какому-либо внешнему ритму", - заявляет один из авторов исследования, научный сотрудник Лейденского университета (Нидерланды) Карел тен Кате.

Макаки-резус, будучи обезьянами, гораздо больше похожи на человека, чем зебровые амадины. Но как ни странно, эти приматы, судя по результатам исследования их головного мозга, воспринимают ритм далеко не так хорошо, как люди.

Чем же объясняются такие недостатки ритмического слуха?

Возможно, разработанные методики исследования не вполне подходят для изучения способностей этих животных. Обезьяны явно демонстрируют определенные навыки восприятия ритма, но, вероятно, ощущают его не совсем так, как люди.

А может быть, необходимо учесть еще один фактор. Как отметила Клейтон со своими коллегами, для исполнения танца требуется высокая степень контроля над своими движениями.

Благодаря большему объему мозга человеку с этим справиться проще.

По мнению Хенкьяна Хонинга из Амстердамского университета (Нидерланды), у обезьян могут быть ослаблены связи между двигательным и слуховым центрами.

Шимпанзе, которые стоят в эволюционной цепочке ближе к человеку, пожалуй, справляются с этой задачей лучше. Исследование, проведенное в 2015 году, показало, что они способны двигаться в такт ритму, который человек отстукивает пальцем, и изучение их ритмического слуха продолжается.

Есть и еще одна возможность. Не исключено, что танец человека и танец животного не настолько похожи, как было изначально принято считать.

У человека танец, как правило, тесно связан с музыкой. Некоторые исследователи даже выдвигали предположение, что одно без другого практически не встречается; слушая музыку, человек всегда пританцовывает, по крайней мере, мысленно.

Правообладатель иллюстрации Roger Powell/naturepl.com
Image caption Обыкновенный лирохвост не поет, когда танцует, и не танцует, когда поет

Эта гипотеза подтверждается тем, что в некоторых культурах и музыка, и танец обозначаются одним и тем же словом.

Однако о птицах, способных танцевать, этого не скажешь. Некоторые виды райских птиц исполняют свои замысловатые пляски без звукового сопровождения, а некоторые поют и танцуют одновременно.

А представители другого биологического вида, обыкновенные лирохвосты, как показало проведенное в 2013 году исследование, не поют, когда танцуют, и не танцуют, когда поют.

Сотрудница Корнелльского университета в Итаке (США, штат Нью-Йорк) Анастейша Диэл раньше полагала, что изучать пение птиц, не учитывая также их танец, невозможно, ведь "они настолько тесно переплетены, и танцевальные движения следуют за особенностями пения".

Однако проведенные ею исследования показали явное "отсутствие связи между вокальными и визуальными выступлениями у птиц".

По-видимому, у птиц музыка и танец не так сильно взаимосвязаны, как у людей. Это наводит на мысль о том, что нейронные связи, участвующие в танце, у птиц и у людей различаются.

Это не так уж удивительно, учитывая огромную разницу между людьми и птицами, однако свидетельствует о том, что танец может развиваться по-разному - предположительно, имея несколько отправных точек.

Возможно, у некоторых видов он начинается с ритма, а потом дополняется другими элементами, а у некоторых - формируется через подражание.

Иными словами, возможно, что единого ответа на все вопросы, связанные с танцем у животных, просто не существует.

Причины, по которым животные пускаются в пляс, могут быть столь же разнообразными, сколь разнообразны танцы, придуманные людьми.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Earth.

Похожие темы

Новости по теме