Заменят ли нас машины, и в чем мы незаменимы

Установка оборудования внутри самолета Правообладатель иллюстрации Getty Images

Уже через несколько десятилетий искусственный интеллект сможет превзойти нас в способностях, которые мы считаем присущими только человеку. Профессор Оксфордского университета Виктор Майер-Шонбергер считает это величайшим вызовом нашей эпохи, справиться с которым можно только отказавшись от рационального подхода.

Одна из самых значимых американских новостей начала 2017 года была не из Белого дома и даже не из "Твиттера" Дональда Трампа.

Она скрывалась в отчете, который был направлен в адрес департамента штата Калифорния по регистрации транспортных средств и опубликован на его веб-сайте.

В этом отчете содержится подробная информация о мерах по развитию автономного транспорта, предпринимаемых компанией Google (или, точнее, ее дочерней компанией Waymo).

Согласно представленным данным, в 2016 году беспилотные автомобили Google проехали 1 023 330 км, и при этом вмешательство человека потребовалось лишь в 124 случаях.

Это означает, что в среднем на целых 8047 км автономного вождения приходится всего одно вмешательство.

Но еще более впечатляющи успехи, которых удалось добиться всего за один год: число вмешательств со стороны человека упало с 0,8 на тысячу миль до 0,2, то есть этот показатель улучшился на 400%.

Если технологии Google продолжат развиваться такими темпами, уже до конца года беспилотные автомобили компании легко превзойдут меня в мастерстве вождения.

Когда-то вождение автомобиля считалось чисто человеческим навыком. Но ведь то же самое мы говорили и о шахматах, пока компьютер не обыграл чемпиона мира, причем несколько раз.

Затем роль лакмусовой бумажки для интеллекта перешла от шахмат к стратегической игре го, но в 2016 году компьютеру удалось одолеть и одного из наиболее выдающихся профессиональных игроков в го.

В 2011 году суперкомпьютер IBM Watson победил в телевикторине Jeopardy (российский аналог - "Своя игра" - Прим. переводчика), участие в которой долгое время считалось прерогативой человека.

Сейчас Watson пробует себя в различных видах деятельности - от распознавания злокачественных родинок до создания креативных рецептов.

Современные компьютеры научились решать задачи, которые, как считались ранее, под силу только человеку - те, что требуют знаний, стратегии и даже творческого подхода.

Так что же в будущем будет отличать человека от бездушной машины?

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption 1934 год. Женщины раскладывают фасоль в банки в графстве Кембриджшир, Великобритания. Сейчас их заменили машины

Кто-то переживает, что беспилотные автомобили лишат работы миллионы профессиональных водителей (что вполне вероятно) и разрушат целые отрасли промышленности (и это не исключено).

Но лично я волнуюсь за своего шестилетнего сына. Какое место отведено ему в мире, где машины постепенно опережают нас в разных сферах профессиональной деятельности?

Чем он будет заниматься, сможет ли поладить с этими постоянно умнеющими машинами? Что он и его ровесники смогут сделать для мира, в котором будут жить?

Он никогда не сможет считать быстрее компьютера. Он никогда не сможет печатать быстрее компьютера, лучше вести автомобиль или даже безопаснее управлять самолетом.

Он вполне может продолжить играть в шахматы с друзьями, но, будучи человеком, не получит ни единого шанса стать лучшим игроком в мире (разве что среди людей).

Он может любить иностранные языки (как сейчас), но в его профессиональной деятельности это мало чем ему поможет, если учесть недавние достижения в области синхронного машинного перевода.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Один-единственный работник наблюдает за работой автоматического сортировочного оборудования на складе супермаркета Sainsbury's

На самом деле все сводится к довольно простому вопросу: что же в нас, людях, особенного, в чем заключается наша непреходящая ценность?

Вряд ли это умение считать или печатать, ведь машины уже преуспели в этом. О рациональности речь тоже не идет, если учесть, что с нашими предрассудками и эмоциями нам часто ее недостает.

Поэтому нам, скорее всего, стоит рассмотреть качества, находящиеся на противоположном полюсе: радикальную креативность, иррациональную оригинальность или даже долю простого нелогичного безумия, а вовсе не трезвую логику.

Пока что машинам с большим трудом удается воспроизводить эти качества - совершать прыжки в неизведанное: с одной стороны, слишком рискованные, чтобы быть предсказанными ботом, с другой - не полностью случайные. Их, машин, трудности - наша возможность.

Я вовсе не призываю отказаться от разума, логики и критического мышления. Именно потому, что я очень уважаю ценности, которые мы ассоциируем с рациональностью и просвещением, я верю в то, что нам может очень пригодиться обратное.

Я также не считаю себя луддитом, скорее наоборот. Если мы продолжим совершенствовать машины для обработки информации и заставим их адаптироваться к окружающему миру и обучаться при каждом взаимодействии с ним, используя каждый бит поступающей информации, то вскоре получим полезных и рациональных помощников.

Благодаря им мы сможем преодолеть чисто человеческие ограничения, не позволяющие нам преобразовывать информацию в рациональные решения. Со временем они будут делать это все лучше.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Женщины из Северной Кореи шьют одежду на южнокорейской фабрике

При таком разделении труда наш человеческий вклад должен заключаться в том, чтобы дополнять рациональность машин, а не соперничать с ними.

Мы будем последовательно отделять себя от них, ведь именно наши различия позволят нам сотрудничать эффективно.

Если я прав, мы должны развивать в своих детях творческий дух, побуждать их к смелым поступкам и даже иррациональным идеям.

Не потому, что иррациональность - это благо, а потому что доля нелогичной креативности станет отличным дополнением к рациональности машины.

В будущем это позволит нам гарантировать себе место под солнцем.

К сожалению, наша система образования пока еще далека от этой грядущей реальности второго века машин.

Словно крестьяне, которые никак не избавятся от доиндустриального мышления, школы и институты пытаются сделать из школьников и студентов покорных слуг рациональности и привить им утратившие актуальность навыки взаимодействия с устаревшими устройствами.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Готовые автомобили на конвейере завода Volkswagen в Германии

Если мы всерьез принимаем вызов, брошенный нам машинами, нам нужно изменить эту ситуацию, и чем быстрее, тем лучше.

Само собой, нам следует продолжать рассказывать детям о важности подкрепленной фактами рациональности и о том, как надежные факты помогают принимать правильные решения.

Нам нужно помочь нашим детям научиться максимально эффективно работать с умными компьютерами, чтобы совершенствовать процесс принятия решений человеком.

Но самое важное - это смотреть в будущее и помнить: даже если компьютеры станут умнее нас, им не превзойти человека в креативности, если мы признаем способность к творчеству одним из определяющих человеческих качеств, наряду с парадоксально иррациональными идеями или сложными эмоциями.

Если мы этого не сделаем, в экосистеме будущего мы вряд ли на что-то сгодимся, и это может поставить под угрозу саму основу нашего существования.

Поэтому начинать надо уже сейчас. Беспокоиться по поводу политических перипетий и эмоциональных твитов американского президента, когда на кону существование и предназначение человечества - все равно что переставлять лежаки на палубе "Титаника".

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

Похожие темы

Новости по теме