Немецкая деревушка, которая могла повлиять на исход Второй мировой

Фау-2 Правообладатель иллюстрации Paul Popper/Popperfoto/Getty Images

Во время Второй мировой войны в этой некогда сонной деревушке на одном из островов создавалось оружие, которое придумали блестящие немецкие умы - для того, чтобы убить миллионы людей из других стран.

Как и многие, поначалу я ездил на остров Узедом из-за его песчаных пляжей, его вкуснейших сэндвичей с рыбой (fischbrotchen) и старомодных городков на побережье.

Это скромное курортное местечко когда-то было популярно у прусских королей, а после Второй мировой войны - у жителей Восточной Германии (сейчас остров разделен между Германией и Польшей - Прим. переводчика).

Однако в истории острова есть темные страницы. Между 1936 и 1945-м одну из деревушек на Узедоме выбрали нацисты - вовсе не для отдыха.

Из Пенемюнде открывается вид на устье реки, впадающей в Балтийское море. В 1935 году инженер Вернер фон Браун решил, что именно здесь - идеальное место для разработки и испытаний ракет.

Пляжи Узедома Правообладатель иллюстрации ullstein bild/getty images
Image caption Остров Узедом известен своими прекрасными песчаными пляжами

Вскоре в Пенемюнде развернулось лихорадочное строительство, что в итоге сделало до этого сонную деревушку крупнейшим и наиболее современным для того времени центром по разработке оружия.

Около 12 тысяч человек трудились здесь на производстве первых в мире крылатых ракет и ракет дальнего радиуса действия. Производство занимало территорию в 25 квадратных километров.

Исследования и разработки в Пенемюнде не только повлияли на ход и результат самой большой войны в истории человечества. Они отчасти определили будущее оружия массового поражения и… путешествий в космосе.

Сегодня все, что осталось от нацистского комплекса, - это старое здание электростанции, в котором теперь размещается исторический технический музей.

Когда я впервые побывал там, угрюмый, массивный прямоугольник здания из красного кирпича с ржавыми трубами, упирающимися в небо, и макеты ракет, разбросанные по территории музея, производили жутковатое впечатление.

Однако когда я вошел в здание и увидел экспонаты - старые документы, куски погнутых, искореженных металлических оперений невзлетевших ракет, детали турбин, - меня охватил трепет. То, что здесь происходило, было какой-то адской смесью научного гения и темных целей, для которых разрабатывался конечный продукт.

В Пенемюнде к производству ракет Фау-2 нацисты привлекли около 2500 узников концлагерей Правообладатель иллюстрации iStock
Image caption В Пенемюнде к производству ракет Фау-2 нацисты привлекли около 2500 узников концлагерей

Ракетную программу полигона Пенемюнде возглавлял Вальтер Дорнбергер, один из основателей тяжелого ракетного машиностроения в нацистской Германии. В сохранившейся копии речи, произнесенной в 1942 году, Дорнбергер упоминает о недавнем успешном запуске "Агрегата 4" (A-4) ‒ первой в мире баллистической ракеты дальнего радиуса действия, впоследствии известной также как Фау-2 (V2, "оружие возмездия").

По словам Дорнбергера, работа над этой ракетой была "мечтой инженера: разрабатывать устройство, которое, будучи одним из наиболее революционных изобретений за последнее время, обеспечит государству превосходство в военной, экономической и, следовательно, в политической сфере".

Однако хотя Дорнбергер и фон Браун, а также некоторые другие видные фигуры нацистского режима (например, Альберт Шпеер, личный архитектор Гитлера, рейхсминистр вооружений и боеприпасов), верили в то, что именно ракеты помогут выиграть войну, один человек относился к этому скептически. И этим человеком был Гитлер.

Комплекс в Пенемюнде еще не был достроен, когда в 1939 году Гитлер начал войну. Вследствие этого Дорнбергеру и фон Брауну приходилось бороться за приоритетное выделение финансов, материалов и рабочей для ракетной программы, которая до этого пользовалась неограниченным кредитом доверия.

И только после того как Гитлеру показали фильм об успешном запуске A-4, фюрер дал свое добро на производство этого оружия.

Однако к тому времени ситуация для воюющей Германии складывалась не лучшим образом. В июне 1943-го к работе в Пенемюнде привлекли 2500 заключенных местных концлагерей.

Из сохранившихся в музее списков видно, что большинство узников были из оккупированных Франции, Бельгии и Нидерландов. Их принуждали работать в ужасных условиях на производстве оружия, которое в итоге могло камня на камне не оставить от их родных стран.

На фото, сделанном с воздуха британскими Королевскими ВВС, - полигон Пенемюнде Правообладатель иллюстрации Keystone/Getty Images
Image caption На фото, сделанном с воздуха британскими Королевскими ВВС, - полигон Пенемюнде

Примерно в то же время, летом 1943 года, в британской разведке поняли важность происходящего в Пенемюнде. Снимки с воздуха показывали, что там разрабатывается немецкое оружие дальнего действия - и этому было решено положить конец.

В ночь на 17 августа Королевские ВВС осуществили операцию "Гидра" - самый крупный воздушный рейд британской авиации против отдельно взятой цели за все время Второй мировой.

И хотя бомбардировка не уничтожила полигон полностью, она, без сомнения, отсрочила массовое производство нацистского "оружия возмездия", вынудив немцев перенести мощности в центральную Германию, под землю, в Миттельверк (военный подземный секретный завод в горном массиве около города Нордхаузен - Прим. переводчика).

В 1944 году Гитлер понял, что просчитался, и выразил сожаление по поводу того, что не дал зеленый свет ракетному проекту раньше.

Он писал Дорнбергеру: "За всю свою жизнь я вынужден был извиняться только перед двумя людьми. Первым был фельдмаршал фон Браухич. Я не слушал его, когда он снова и снова говорил мне, насколько важны ваши исследования. Второй человек - это вы".

1945 год: немецкая Фау-2 на стартовой позиции в Нижней Саксонии Правообладатель иллюстрации Fox Photos/Getty Images
Image caption 1945 год: немецкая Фау-2 на стартовой позиции в Нижней Саксонии
18 августа 1946 года американцы произвели пробный запуск трофейной Фау-2 на полигоне Уайт Сэндс в штате Нью-Мексико Правообладатель иллюстрации Fox Photos/Getty Images
Image caption 18 августа 1946 года американцы произвели пробный запуск трофейной Фау-2 на полигоне Уайт Сэндс в штате Нью-Мексико

Однако и с окончанием войны та работа, что началась в Пенемюнде, не прекратилась. Союзники пытались заполучить технологию Фау-2, первой крылатой ракеты, которую можно было запускать с большой боеголовкой по рассчитанной заранее траектории.

В СССР, Великобритании, Франции и США предложили работу и гражданство тем немецким ученым и инженерам, которые до этого работали на нацистов.

Самый знаменитый из них, фон Браун, уехал в США и работал в НАСА, где занимался разработкой ракет - в том числе тех, которые помогли отправить на Луну корабль "Аполлон" с американскими астронавтами.

Без сомнения, разработки нацистов в Пенемюнде повлияли и на ход Второй мировой, и на развитие космической отрасли в послевоенное время, и на мировое ракетостроение как таковое.

Однако наиболее значимая часть наследия Пенемюнде - это то, что оно заставляет нас вновь и вновь задумываться над тем, как прорывы в технологиях и научные достижения могут выглядеть в более широком контексте истории человечества.

Куратор здешнего музея доктор Филипп Ауманн сказал мне: "Прогресс и инновации - важный аспект современного общества, и мы - как общество - влияем на то, что именно исследуется, что разрабатывается".

Вернер фон Браун успешно работал в Пенемюнде на нацистов, а затем еще более успешно - в НАСА, на американцев Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Вернер фон Браун успешно работал в Пенемюнде на нацистов, а затем еще более успешно - в НАСА, на американцев

По мере того как я все дальше продвигался по территории музея, и моим глазам открывались все новые и новые подробности истории этого мрачного места, я все больше приходил к мысли, что Пенемюнде парадоксальным образом отражает как самые темные, так и самые блестящие аспекты деятельности человека.

Эта некогда сонная деревушка на одном из островов с песчаными пляжами производила оружие, которое придумали блестящие немецкие умы - для того, чтобы убить миллионы людей из других стран. Звучит вполне актуальным предостережением и для сегодняшнего мироустройства.

Наверное, поэтому Пенемюнде вдохновляет людей искусства. Каталонский художник Грегорио Иглесиас Майо и американский живописец с мексиканскими корнями Мигуэль Арагон сотрудничают с музеем.

С июля по октябрь 2015 года Майо работал над гигантским холстом, развернутым в музейном дворе, одновременно и рисуя на нем, и располагая под ним и сверху детали металлических конструкций, чтобы таким образом отразить историю этого специфического места, придать ей человеческое измерение.

По словам Майо, Пенемюнде - "это место, где когда-то был концлагерь, место, в котором время перемешало творческий поиск с человеческими слабостями, интеллект - с отчаянием, беспомощностью и борьбой за самые элементарные для человеческой жизни вещи".

Полигон Пенемюнде сейчас - напоминание нам всем о том, что науку можно использовать как на благо человечества, так и для уничтожения человечества Правообладатель иллюстрации Madhvi Ramani
Image caption Полигон Пенемюнде сейчас - напоминание нам всем о том, что науку можно использовать как на благо человечества, так и для уничтожения человечества

В музее, в бывшем турбинном зале электростанции, регулярно проходят концерты симфонической музыки. Место, из которого в страны Европы когда-то могла прийти смерть, теперь приглашает лучших музыкантов из 10 стран этого региона мира.

В 2002 году музей был награжден за заслуги в деле примирения и мира Крестом Ковентри (Coventry Cross of Nails, международный символ примирения, "крест из гвоздей". - Прим. переводчика).

Теперь, приезжая на солнечный остров Узедом, я уже не могу избавиться от мыслей о тенях Пенемюнде.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Travel.