Блог из Луганска: сказки заброшенных домов-призраков

Луганськ Копірайт зображення Яна Вікторова

Мне кажется, нигде так незаметна история больших разрушенных надежд, как в моём частном секторе.

В квартирах как-то всё иначе - все живут на расстоянии вытянутой руки друг от друга, но могут годами не знать ничего о своих соседях. В частном секторе - том, старинном, не обнесённом модными высокими заборами - всё нараспашку.

Улица гордится тем, что если не город мастеров, то хотя бы край мастеров на ней представлен: медсестра, которая лечит и консультирует всю улицу, электрик, который по-свойски всё починит, слесарь и сварщик…

В общем, о каждом жителе соседи знают всё и передают это всей округе - не со зла, а потому, что так было заведено всегда. Драмы, любовные треугольники, судимости, диагнозы, профессии… Колоритный материал, которым богата даже самая небогатая улица.

Так вот, если говорить об истории больших разрушенных надежд, то они повсюду. Во всём. Огромные, построенные для большой семьи дома, пустуют. Дети ищут лучшей жизни. Найдя иллюзию лучшего, уже никогда не вернутся сюда - им здесь тесно, мелко.

Для них здесь нет будущего и нечем дышать. И дома-дворцы для большой семьи становятся темницами для тех, кто их охраняет. Заложниками обстоятельств и самыми гибкими вопреки возрасту становятся родители, которые часто живут на два-три дома, проведывая по кругу оставленную детьми частную собственность, при этом успевая выезжать на территорию законной Украины для переоформлений пенсии и ездить в гости к детям.

Пустующие дома заметны сразу. В них по пятницам не выставляют мусор - и это самая яркая наводка на брошенную собственность. В них не убраны подворья, а если убираются, то хаотично и редко.

Копірайт зображення Яна Вікторова

На нашей улице был такой брошенный дом. Он был как живое существо. Как-то весь съежился, оставшись без хозяев.

В дом почти сразу влезли. Выбили окно, стали выносить всё, что проходило через оконный проём. Говорят, что мародёров наказали - избили приехавшие по вызову "ополченцы", но это уже больше похоже на легенду, потому что никто не видел ничего, кроме разбитых осколков на земле, которые лежали под выбитым окном ещё неделю.

После полутора лет выбитые окна остеклили заново, но сделали это наспех, неумело. Потом в доме стал гореть по вечерам свет, но прежних жильцов никто так и не видел. Стали говорить, что дом облюбовали бомжи.

Потом из-под ворот полилась вода - сорвало кран. И лилась вода так неделю, что говорило о том, что дом пуст. И процесс разрушений в этом купленном накануне войны и оставленном с войной доме, был каким-то необратимым. Как будто дом мстил, что его бросили.

А ещё сказкой о спящей красавице становятся следы бизнеса вокруг нас. СТО, уличные кафе-пивные, летние площадки, шашлычные, магазины и магазинчики, которые задумывались как история большого успеха для их владельцев, но обернулись грандиозным провалом.

Это как стройка в море, когда агрессивная водная сред разъедает металл, вымывает цемент… Кропотливым трудом местных жителей оставленная собственность разбиралась почти до основания.

Копірайт зображення Яна Вікторова

Рядом с нами был цех, в котором до войны штамповали еврозаборы и тротуарную плитку. Цех давал жизнь и работу мужчинам вокруг. Вернувшись после полугода отсутствия осенью 2014 года, хозяин предприятия нашёл только стены.

Вынесли даже витрину с образцами изделий, а самый большой и тяжёлый станок оставил след на бетонной стяжке в том направлении, куда его утащили местные жители… Не осталось ровным счётом ничего, кроме пустующей площади завода и руин офиса, в который несколько раз попали снаряды.

И даже трамвай - артерия моего края - такая же иллюзия жизни и надежд. От трамвая остались рельсы, которые всё больше утопают в мусоре и тонут в грязи, которая, как и слухи, бедность, пьянство и трудолюбие здесь неистребимо.

Новости по теме