Холодная война: американская разведка и украинцы

Николай Лебедь Копірайт зображення Центр исследований освободительного движения
Image caption Один из руководителей украинских эмигрантов на Западе Николай Лебедь

Сразу после Второй мировой американцы готовились к новой войне с СССР. Украинские эмигранты в Европе были ценным источником информации для разведки, а подпольщики в Украине - противодействием в тылу.

Весной 1945 года миллионы украинцев, поляков, венгров, румын бежали на территорию Германии, разделенную между союзниками антигитлеровской коалиции.

В американской части оказалось около двух миллионов так называемых "перемещенных лиц".

Контакты с беженцами, выходцами из Советского Союза, дали американской разведке первые представления об оппозиции в СССР. Среди этих людей вербовали агентов, а позже приобщали их к секретным операциям.

СССР готовил нападение на Западную Европу?

В ЦРУ оценивали готовность к войне с СССР, о чем свидетельствует отдельный отчет 1948 года.

Основные силы советский Генеральный штаб сосредоточил в периметре Винница-Бердичев-Житомир-Ровно. Здесь американцы зафиксировали скопление пехотных и танковых дивизий, концентрацию военных поездов.

Каменец-Подольский был отправной точкой в ​​направлениях на Польшу, Чехословакию и Румынию, а во Львове закончили строить новый первоклассный аэропорт.

ЦРУ владело многосторонними и конкретными данными - количество советских военных оценивали в 4 миллиона, отчитывались о 6 армейских группах. В распоряжении управления были подробные описания и планы важных стратегических объектов и городов.

Копірайт зображення сia.gov/library
Image caption Отчет ЦРУ о военных приготовлениях советской власти в Украине. "Летом 1948 года советский генеральный штаб приказал ускорить приготовления к войне", - сказано в нем

Противоречивый проект Холодной войны

Для сбора информации американская разведка наладила связи с руководителями украинских эмигрантов.

В частности, в апреле 1946 года состоялась первая встреча в Мюнхене, после которой украинцы передали разведданные о сети советских агентов в Западной Европе.

По мнению исследователя Кевина Рафнера, эти события определили один из первых и самых противоречивых проектов Холодной войны.

Американцы недооценивали различия во взглядах и намерениях украинцев. Руководитель спецслужбы, полковник Уильям Квин, прежде всего советовал собрать данные и внимательно изучить прошлое, надежность и мотивы различных организаций и партий.

Глава спецслужбы считал украинцев "ловкими политическими интриганами и опытными мастерами искусства пропаганды", которые при первой возможности готовы использовать Соединенные Штаты для собственных интересов.

Опасность сотрудничества заключалась также в том, что советские спецслужбы прежде всего вербовали агентов среди этнических групп, особенно выходцев из СССР.

Украинцев объединяло одно желание

Зольд Аради, внештатный сотрудник американской разведки в Венгрии, составил подробный отчет, в котором проанализировал украинское национальное движение - истоки, поддержку в различных частях страны, перечислил организации, описал биографии известных лидеров.

Он подытожил, что независимость государства - это желание, которое объединяло всех, независимо от взглядов или методов борьбы.

В Западной Украине, как утверждали сами подпольщики, ряды УПА насчитывали около 100 тысяч военных.

Группы самообороны, которые действовали независимо в городах и селах, вместе с полицией и администрацией Украинского главного освободительного совета (УГОС) дополнительно составляли 200 тысяч человек. Такие цифры г-н Аради считал преувеличенными.

Но масштабы местного движения сопротивления и распространения антисоветских настроений американцы расценивали как эффективное противодействие в борьбе с СССР, особенно в случае военной агрессии.

"Если нужно - будут работать против нас"

Зольд Аради использовал связи в Ватикане, чтобы выйти на руководителей украинских эмигрантов.

Он познакомился с Иваном Гриньохом, священником греко-католической церкви, вторым вице-президентом УГОС, Юрием Лопатницким, связным между УГОС и УПА, а также Николаем Лебедем, генеральным секретарем иностранных дел УГОС.

Копірайт зображення Центр исследований освободительного движения
Image caption Юрий Лопатницкий

Украинский главный освободительный совет пользовалась поддержкой среди молодого поколения и гражданского населения Украины.

Организация имела собственных курьеров почти в каждой европейской и даже некоторых азиатских странах, поэтому особенно интересовала американцев.

В рапорте "Операция Белладонна" Зольд Аради обозначил Ивана Гриньоха, Юрия Лопатницкого и Николая Лебедя группой "Реферат-33" (R-33) и охарактеризовал их как "...целенаправленных, способных личностей, но с психологией беженца".

"Они готовы, - продолжал сотрудник, - пожертвовать жизнями или совершить суицид в любой момент... смело работать с нами или без нас и, если нужно, - против нас ... не искать личной выгоды".

Автор документа подчеркнул: "Нужно всегда помнить, что они почти боготворят родину и не доверяют ничему иностранному".

В то же время г-н Аради считал, что после надлежащей "обработки" эти украинцы станут полезными для любых целей.

Американцы отдельно отчитывались о Степане Бандере, который на протяжении Второй мировой войны получил репутацию террориста. Он возглавлял крупнейшую фракцию организации украинских националистов, ОУН (Бандеры).

УГОС, УПА и ОУН (б), констатировал г-н Аради, были самыми многочисленными и квалифицированными организациями среди украинцев, в отличие от других, которые не имели соответствующих действий и связей с родиной.

"Белладонна": украинцы не сотрудничали, а помогали в общей программе

Летом 1946 года американцы задумали две операции. Разведывательная, под названием "Белладонна", имела цель создать агентурную сеть, которая собирала бы разведданные о ситуации в СССР.

"Трезубец" - так называлась контрразведывательная - сосредоточила внимание на разоблачении советских шпионов.

Зольд Аради занимался "Белладонной" и непосредственно контактировал с R-33. Иван Гриньох предоставил ему первую ценную информацию - два больших рапорта об украинских центрах, а также согласился обеспечить агентами.

Со своей стороны украинцы требовали конкретной помощи, отчитывается американский сотрудник.

Г-н Аради пообещал передать все просьбы руководству, однако сразу сообщил, что некоторые из них вряд ли рассмотрят. В частности, это касалось поддержки военных действий на территории СССР.

Лидеры УГОС просили американцев помочь украинским агентам изучить военное дело, иностранные языки, получить базовые знания по радиотехнике, подготовить их для работы в Красном Кресте, а также обеспечить необходимыми документами, личным оружием, деньгами, печатными машинками, медикаментами, витаминами, обувью, одеждой, пищей и ядом для совершения суицида. Кроме того, агенты требовали секретные радиостанции для связи на территории Украины.

R-33 просили помочь обменять немецкие марки на шведскую валюту. УГОС имела около 1,5 млн марок, собранных у украинских беженцев, но у нее были проблемы с конвертацией. Эти деньги могли бы полностью покрыть вышеупомянутые расходы, говорилось в отчете г-на Аради.

Украинцы отмечали, что без сторонней помощи борьба на российской территории быстро прекратится.

Двойной агент приостановил сотрудничество

"Трезубец" (Trident) планировали исключительно как контрразведывательную операцию с главной задачей контролировать "чистоту" рядов УГОС.

Руководители "Трезубца" и "Белладонны" держали связь в Мюнхене, в частности, с Мироном Матвиенко, главой безопасности УГОС.

Это стало роковой ошибкой. Он был немецким агентом во время войны, а затем собранную оуновцами информацию обменял на защиту в американской зоне оккупации Германии.

Отчеты г-на Матвиенко становились недостоверными, а действия - противоречивыми, поэтому со временем американцы перестали с ним сотрудничать.

Через несколько лет "Усміх" ("Усмешка", псевдоним Матвиенко) сдался советской власти и обвинил украинских руководителей в коллаборационизме с немцами и прислуживании капиталистической разведке.

Это подтвердило подозрения американцев и украинцев о том, что он был двойным агентом.

В Украину отправили апостолов

Копірайт зображення Центр исследований освободительного движения
Image caption Иван Гриньох

ЦРУ возобновило сотрудничество с украинскими эмигрантами, несмотря на неудачный опыт с г-ном Матвиенко и раздор между УГОС и ОУН (б).

Американцы задумали отправку "апостолов" - связных, которые должны были восстановить контакты с подпольщиками на территории Украины. Иван Гриньох и Николай Лебедь согласились, и вскоре апостолы начали подготовку на базах ЦРУ в Мюнхене.

Зарубежное представительство УГОС (ЗП УГОС) в очередной раз выдвинуло американцам требования для сотрудничества, в частности - потребовали опубликовать программы сопротивления и позволить лидерам обратиться к иммигрантам, которые проживали в США и Канаде.

Украинцы даже просили ЦРУ помочь с продвижением их деятельности в других странах.

Летом 1949 года Вашингтон согласовал намерения разведки, и уже в сентябре над Львовом появились первые два самолета без опознавательных знаков. Несмотря на большой интерес со стороны руководства спецслужбы, операцию вскоре свернули из-за разоблаченных и неуспешных миссий.

ЦРУ сотрудничало с украинцами и в дальнейшем. Под руководством Николая Лебедя, который переехал в США, ЗП УГОС изменило тактику борьбы.

При финансовой поддержке разведывательного управления украинцы основали Институт исследований в Нью-Йорке и издавали антисоветские публикации.

Новости по теме