Мария Башкирцева: украинская художница, покорившая Мопассана

Башкирцева Копірайт зображення Wikimedia / Public domain

В 1887 году в Париже выходит "Дневник" уроженки Украины Марии Башкирцевой, сразу же вызвав громкий литературный скандал.

Поражала, прежде всего, мера авторской откровенности. Девушка презрела все викторианские условности и запреты и претендовала на ценности, считавшиеся истинно мужскими. Прежде всего - на творческую самореализацию и признание.

Наделенная огромной энергией и силой воли, она мечтает о художественной карьере, мировой славе и невероятных свершениях в широком мире. И не только мечтает, но и упорно работает над осуществлением своих намерений.

Это тем более поразительно, что юная аристократка имела все средства для удовлетворения своих женских амбиций. И роль хозяйки модного салона ее не привлекала.

Башкирцева родилась в Украине, отец, имея высокий титул действительного статского советника, владел огромным поместьем в Гавронцах на Полтавщине. Мария даже имела определенные украинские сантименты, подчеркивая в своих европейских путешествиях, что приехала не из России, а из Украины.

И прожив всю взрослую жизнь во Франции, первый раз идентифицировала себя как представительницу космополитической художественной богемы.

Она была ангажирована популярными эмансипационные идеями (между прочим, в Галичине Наталья Кобринская как раз тогда организовывала Союз украинок и готовила первые женские издания), занималась проблемами равенства полов, но в то же время совсем не хотела отказываться прелестей традиционной светской женственности.

Она эстетизирует не только окружающую среду, но и собственную внешность, безоглядно любуется собой, почти как художественным произведением.

В дневнике множество записей о кройке платьев, прическах, ювелирных украшениях, разновидностях муслина, бархата, шелка, кружев и шитья. И до шутливой претензии, что известные модные фасоны у знаменитого парижского модельера Дюссе - ее изобретения, не помеченные именем автора.

Стоит отметить, что в XIX столетии моду не раз пытались поднять до уровня высокого искусства. Шарль Бодлер считал ее едва ли не основой тогдашнего эстетического идеала. А знаменитый поэт-символист Стефан Малларме даже пытался время от времени редактировать модный журнал.

Но девушка при этом хочет, чтобы восхищались не только ее красотой и одеждой, но и достижениями в искусстве.

Для творчества она готова пожертвовать даже любовью, чтобы страсть не помешала осуществлению задуманного. Здесь автор дневника опять-таки замахивается на мужские иерархии, ведь для патриархальной женщины как раз любовь должна была стать высшим назначением, тогда как представители сильного пола считали бы такой выбор унизительным проявлением собственной слабости.

Она настойчиво учится живописи, за два года пройдя семилетний курс в частной академии профессора Жулиана.

Копірайт зображення Wikimedia / Public domain
Image caption Автопортрет Марии Башкирцевой

Выбрала карьеру для женщины наименее доступную, ведь ученицам художественных школ не позволяли рисовать даже обнаженную натуру. Что там знания анатомии, когда забота о добродетели несопоставимо важнее!

Запрет на знания о собственном теле был для женщины практически абсолютным, и талант здесь мало что менял. Башкирцева получает награды, начинает выставляться в парижском Салоне.

В ее наследии - более 150 полотен, она стала одной из первых женщин-художниц, чьи работы попали в коллекции Лувра.

Судьба одаривает невероятно щедро, - ей прочат славу художницы, несравненной певицы, - но почему-то безжалостно быстро этих даров и лишает. В шестнадцать был диагностирован туберкулез, Мария теряет голос, дальше - слух.

В дневнике множество жалоб на неспособность самореализоваться. Она начала писать его в 12 лет, сначала, вероятно, только для самоанализа (безжалостность и проницательность которого не может не поражать даже при том, что сочетается с вечным нарциссизмом) и самодисциплины. В какой-то момент литература стала единственно доступной творческой сферой.

Богатство и знатность были, вероятно, не меньшей помехой, чем могла бы стать бедность, ведь даже ее учителя сначала пренебрежительно отнеслись к прихоти, казалось, избалованной аристократки, захотевшей поиграть кистями.

Копірайт зображення Wikimdia / Public domain
Image caption Башкирцева в народном убранстве

Светской даме стоит по-дилетански немного играть или рисовать, но негоже до истощения работать в мастерской, отрекаясь от жизненных радостей.

Примечательно, что даже готовя дневник к посмертной публикации, близкие делают многочисленные купюры, скрывая скелеты в шкафу и вуалируя слишком откровенные признания.

Мария беспрестанно, до истощения работала над своими картинами. Ее, судя по дневнику, мучает чувство несовпадения между замыслом и его воплощением, заставляя искать все новые живописные детали, самобытную манеру и стиль.

В ближайшем окружении девушки не было людей, способных понять и по достоинству оценить ее достижения. Она хочет найти авторитетного для нее собеседника, человека, перед которым она могла бы "снять шляпу".

И художница решается написать одному из самых знаменитых своих современников. Так, с девичьего каприза завязывается переписка, ставшая одним из самых интересных документов людских отношений той эпохи.

Выбор Марии пал на Ги де Мопассана. Ему, конечно же, писали многие восторженные поклонницы, но этой незнакомке великий романист поспешил ответить, сразу уловив незаурядность ее оценок и суждений.

Копірайт зображення Getty Images
Image caption Ги де Мопассан искал личного знакомства с девушкой, которая писала ему необычные письма

Они обменивались и комплиментами, и довольно въедливыми замечаниями и подозрениями. Мопассан, сначала свысока поучая адресатку, в конце концов был заинтригован, горячо просил личного знакомства.

Но Башкирцева, так и не сняв маски, общение обрывает. Впоследствии знаменитый писатель скажет, что эта девушка ассоциируется у него с белой розой, символом безупречного и незапятнанного совершенства.

Зная о том, что обречена ("Врач сказал, что я никогда не вылечусь", - со скупой сдержанностью пишет она после окончательного медицинского приговора), Башкирцева спешит оставить после себя след и память, уйти от неизбежного забвения.

Начинает новые картины, работает очень много - и всегда фиксирует на бумаге свои состояния, размышления, переживания. Ей казалось - по крайней мере так свидетельствуют записи, - что больше всего она достигает в живописи.

Однако как раз те самые страницы дневника, где Мария сетовала на безжалостное провидение, отсутствие физических сил для воплощения смелых художнических проектов, - сразу и сделали ее знаменитой. Несмотря на то, что прожила она всего 26 лет.

Копірайт зображення Martin Ottmann
Image caption Могила Марии Башкирцевой на парижском кладбище

Дневник Башкирцевой перевели на многие языки, о нем восторженно отзывались и ее выдающиеся современники, и более поздние ценители.

Эта девушка с невероятной чувствительностью отразила настроение своего времени. Дух индивидуализма. Идеал человека, способного противостоять низости и несовершенству социума.

И еще Мария Башкирцева поражает удивительным умением не обольщаться никакими иллюзиями, похоже, считая их проявлением слабости.

Новости по теме