"Украина или Малороссия?" - дискуссия, из-за которой застрелился Хвылевой

Николай Хвылевой (1893-1933) - писатель и публицист, автор лозунга "Прочь от Москвы", который считал, что украинская культура должна ориентироваться на Европу Копірайт зображення Ukrinform
Image caption Николай Хвылевой (1893-1933) - писатель и публицист, автор лозунга "Прочь от Москвы", который считал, что украинская культура должна ориентироваться на Европу

90 лет назад в тогдашней украинской столице Харькове разворачивалась начатая Николаем Хвылевым бурная литературная дискуссия, в которой все заметнее становились политические акценты.

Суть противостояния определяло само название памфлета Хвылевого "Украина или Малороссия?", запрещенного цензурой в 1926 году. Хотя оружие проиграло, но энергия "золотого шума" революции устремилась на сохранение культурного суверенитета.

Политика украинизации, развернутая в начале 20-х, сделала возможным возникновение украинской школы - и, может, не будет таким уж преувеличением сказать, что это стало одним из главных достижений того десятилетия.

Появляются поддерживаемые государством украинские газеты, журналы, издательства; деревенская молодежь, преодолев подготовительные "рабфаки", заполняет университетские аудитории.

Тогда охотно пропагандировалась так называемая "теория борьбы двух культур".

Многим казалось, что украинская обречена на поражение, на то, чтобы оставаться на обочине, таким себе простосердечным "малороссийским" развлечением для крестьян.

Однако уже через несколько лет русская литература ощутимо потеряла свои позиции, русскоязычные "пролеткульты" в Украине не получили популярности.

Партия боротьбистов имела тогда огромное влияние. Это как раз они, в частности Василий Эллан-Блакитный и Александр Шумский, отстояли, собственно, модель Советского Союза как объединение независимых государств, а не как присоединение Украины и других республик к России на принципах автономии.

Пусть независимость часто была формальной, но сохранялись и атрибуты государственности, и определенное пространство для действия.

Тогдашнюю роль Блакитного, Шумского, Скрипника просто трудно переоценить. Они взялись творить образовательные, художественные институции.

Украинизируются газеты, в том числе и региональные (кстати, с Донбассом и Одессой областью включительно), выходят десятки литературных и художественных журналов и альманахов.

Копірайт зображення Ukrinform
Image caption Газеты 20-х годов

Блакитный последовательно помогает заключенным чекистами деятелям Украинской Народной Республики.

Это при его содействии удалось освободить из камеры смертников приговоренного к расстрелу петлюровского солдата Александра Довженко, которому суждено было стать гениальным новатором отечественного кинематографа; это Блакитный добился освобождения офицера-медика, начальника медико-санитарного управления министерства железных дорог УНР Павла Губенко - его ждала всенародная слава любимца миллионов читателей юмориста Остапа Вишни.

Николай Хвылевой выдвигает такие актуальные сегодня лозунги возвращения в Европу, европейской ориентации современной украинской культуры. Отмечает, что рубить окна в Европу украинцам не надо, потому что ростки западной культуры всегда прорастали здесь органично.

Сторонники модернизационной модели развития получили очевидное преимущество, Хвылевого поддержали едва ли не все авторитетные украинские писатели. Тогда к дискуссии присоединились партийные идеологи.

Более того, в 1926 году тайный циркуляр ГПУ УССР "Об украинском сепаратизме" признал опасность "культурной работы" для самого существования большевистского режима. Мол, хоть "украинские националисты" прекратили открытую борьбу с советской властью, но новую идеологию не приняли.

И наконец, испугались даже в Москве: большевистский вождь Иосиф Сталин пишет 26 апреля 1926 года специальное письмо главе украинских большевиков Лазарю Кагановичу с решительным осуждением позиции Николая Хвылевого, который, мол, зовет украинский народ "прочь от Москвы".

После этого цензура стала стократ более пристальной, надо было менять тактику и вести сложную игру.

"Хвылевизм" становится политическим ярлыком, и сам Николай Хвылевой берется развенчивать "националистический уклон" своего имени.

Копірайт зображення Ukrinform
Image caption Одним из главных инициаторов украинизации был Николай Скрипник - народный комиссар юстиции, затем - образования Советской Украины. В 1933 году он застрелился - вскоре после Николая Хвылевого

После запрета памфлетов он анонсирует публикацию "любовного романа" "Вальдшнепы" (писатель, кстати, был страстным охотником). На самом деле речь шла о тексте, который впоследствии назовут "псевдонимом политического памфлета".

Любовная коллизия, отношения разочарованного революционера, беспочвенного романтика Дмитрия Карамазова и красавицы Аглаи - это лишь фон для все тех же острых дискуссий об украинской независимости.

Именно Аглая, потомок старинного украинского благородного рода, призывает отказаться от коммунистических иллюзий и бороться с имперским гнетом.

Первую часть романа публикует журнал "Ваплите", окончание уже конфискует цензура.

Изъятый текст до сих пор не найден, мы знаем лишь пересказанный сюжет, поскольку гранки тогда украли из типографии и ими зачитывались харьковские студенты.

А дальше уже начинается открытая политическая травля, судебные процессы и аресты.

13 мая 1933 года Николай Хвылевой застрелился в своей квартире в харьковском писательском доме "Слово", оставив записку, в которой назвал все происходившее "расстрелом нашего поколения".

Вскоре застрелился в своем рабочем кабинете нарком образования Николай Скрипник.

Имя Хвылевого становится запрещенным.

В 1934 году демонтировали даже памятник Василию Блакитному в Харькове - мертвые тоже становились опасными.

Копірайт зображення Ukrinform
Image caption Прижизненные издания произведений Хвылевого

Памфлеты распространяли в самиздате, легенда так или иначе распространялась.

Конфискованная "Украина или Малороссия?" пролежала в архиве более шести десятилетий, чтобы появиться в свет в 1991 году.

Детективный сюжет с поиском второй части "Вальдшнепов" разворачивался и разворачивался, дополняясь невероятными деталями.

Даже могилу Хвылевого сровняли и, как водилось, устроили "парк культуры и отдыха".

Нет могилы, нет памятника, нет текстов ... Казалось бы, все пропало без вести.

В конце восьмидесятых оказалось, что в нескольких харьковских семьях сохранились, передаваемые из поколения в поколение, планы, карты местонахождения захоронения писателя.

После потери государственности бытовала неприкрыто протестная фраза "Власть ваша, а земля наша".

Она означала упорную, неуступчивую тактику маленьких дел, противостояния победителям. Наращивалась культурная почва, сохранялась культурная память. И поэтому лишенного интеллектуального и духовного наследия "нового советского человека" вырастить так и не удалось.

Имперский проект "Малороссия" не реализовался. Возникла-таки Украина.

Новости по теме