"Женщиной становятся": как развивался украинский феминизм

Перевод в 90-х "Второго пола" Симоны де Бовуар повлиял на переосмысление истории отечественной культуры во времена становления украинской независимости Копірайт зображення AFP/Getty
Image caption Появление "Второго пола" Симоны де Бовуар в украинском переводе имело огромное значение для повторного прочтения истории отечественной культуры в первые годы независимости

‎"Второй пол" Симоны де Бовуар - знаменитое Евангелие европейского феминизма, одна из самых знаковых книг ХХ века.

Автор утверждает, что изменение отношений между полами стало наиболее революционным изменением минувшего века. С этим сложно спорить.

На украинский язык классический текст был переведен еще в начале 90-х, а недавно издательство "Основы" анонсировало его новую публикацию.

Задумываясь над своей идентичностью и задавая вопросы "Кто я?", мы прежде всего должны определить свою принадлежность к женской или мужской части человечества, считает де Бовуар.‎

А дальше высказывает парадоксальную мысль: "Женщиной не рождаются, женщиной становятся". И пытается разобраться: статус и судьба женщины определяется анатомией или культурой?‎

Неудобные вопросы

Появление "Второго пола" в украинском переводе в первые годы независимости имело огромное значение для повторного прочтения истории отечественной культуры.

Именно классификация де Бовуар способствовала определению украинского общества как общества патриархального. Это она научила задавать неудобные вопросы о вещах, которые ранее казались очевидными.‎

Скажем, почему в нашей политике так мало женщин? Участвуют ли женщины в принятии решений и учитываются ли при этом их интересы? Почему представители сильного пола так мало задействованы в воспитании детей? Почему существует негласный запрет на некоторые профессии?‎

В конце концов, как должны чувствовать себя в классе девочки, когда согласно школьной программе они изучают в определенный период произведения, героями которых выступают только мужчины?‎

Или почему из поколения в поколение в букварях тиражируется знаменитое "мама мыла раму", отождествляя тем самым женские обязанности только с домашним хозяйством, тогда как мужчины делают что-то значительное в большом и многообразном мире? В космос полететь гораздо интереснее, чем окна помыть, особенно с точки зрения первоклассника!‎

Из таких повседневных деталей и складывается картинка патриархальной культуры, общества, в котором большая часть населения почему-то находится в приниженном положении.‎

Кстати, среди наиболее интересных сюжетов "Второго пола" - размышления автора о так называемом "традиционно девичьем воспитании", которое она считает губительным, ведь дочерей в семье учат всегда выбирать пассивность и уступчивость. Черты, которые не помогают успешной самореализации в большом мире.

Оборванная нить эмансипации‎

Когда обо всем этом заговорили в конце 80-х, посыпались обвинения, что "переученные феминистки", дескать, позаимствовали западные глупые теории, а на нашей здоровой украинской почве они ни за что не приживутся, поскольку мы женщин уважаем. Вон сколько стихов им посвятили.

Что касается количества стихов - это правда, но они не решают проблемы насилия в семье и неоплаченного домашнего труда женщин.‎

А вот насчет западной диверсии, то оказалось, что мы изрядно подзабыли собственную традицию. Ведь в начале ХХ века были не только серьезные теоретические обоснования и интерпретации, но и хорошо организованное женское движение.

"Союз украинок" имел свои ячейки по всей Галиции, и политически активные женщины даже смогли избрать главу "Союза украинок" Милену Рудницкую послом в парламент.‎

Копірайт зображення Getty Images
Image caption Демонстрация с требованием о предоставлении женщинам избирательных прав. 1917 год.

Дальше еще интереснее. Чуть ли не самый прогрессивный во всей Европе правительственный декрет о предоставлении обоим полам равных политических и гражданских прав подписал глава Совнаркома Владимир Ульянов-Ленин. В 1920-е появляются женщины-делегатки в красных косынках, передовые трактористки и активистки женских советов.‎

В то же время послереволюционные годы были без преувеличения временем гендерной и сексуальной анархии.

Отрицалась патриархальная семья, проводились порой весьма рискованные для психического здоровья и в целом для безопасной жизнедеятельности эксперименты с целью утверждения новых моделей семьи. Много и безрезультатно дискутировали о том, как общество возьмет на себя все обязанности по воспитанию детей, тем самым сведя функцию материнства к чисто биологической.‎

Женщин зазывали в публичное пространство, клеймя патриахальные стереотипы о хранительнице домашнего очага, именно тогда, когда экономика нуждалась в рабочих руках в годы ускоренной индустриализации.

Но уже в 30-е, когда дело шло к войне, которая требовала много пушечного мяса, быстро запретили аборты и начали прославлять добродетели многодетных матерей.‎

Достижения эмансипации начала века стали забываться. В тоталитарной стране, в конце концов, ни одно общественное движение, ни одно, кроме "единственно правильной", идеологии не должно было существовать.‎

Де Бовуар в Киеве

Амнезия оказалась настолько мощной, что появление в нашей стране главной исследовательницы женской проблематики осталась попросту незамеченной.

Весной 1964 года для участия в "Шевченковских днях" в Киев приехали известные французские философы Симона де Бовуар и Жан-Поль Сартр. Их пригласил Николай Бажан. Интеллектуалы такого уровня в Украине появлялись нечасто.‎

Копірайт зображення AFP/Getty Images
Image caption Симона де Бовуар и Жан-Поль Сартр

Фигура Сартра все же вызвала определенный резонанс. Он выступал в Союзе писателей, встречался с философами, журналистами.

А вот де Бовуар гостила только в статусе жены знаменитого писателя...

Страна-строительница социализма, страна женских советов и красных делегаток так основательно забыла свою недавнюю историю, что создательница "Второго пола" оказалась полностью вне фокуса.‎

В Украине тогда была по крайней мере одна выдающаяся женщина, которую заинтересовало обсуждение проблем феминизма: Надежда Суровцева - одна из организаторов международного женского движения.

Однако Надежду Витальевну после ее тридцатилетнего гулаговского срока на встречи с иностранцами не приглашали.‎

Возвращение к вопросам

Оборванная нить все-таки не затерялась. Женская идентичность за последние четверть века заметно изменилась.‎

Впрочем, принятие нашим парламентом закона о гендерном равенстве отнюдь не означает достижения реальной паритетности.

А 8 марта, день солидарности женщин в борьбе за свои права, превратился в некий патриархальный китчевый праздник. О его статусе сейчас во всяком случае начали дискутировать.‎

Симона де Бовуар пыталась понять, почему женщины проиграли мужчинам и, казалось, не протестовали против своего подчиненного положения.

Она объясняла поражение особенностями анатомии: мужские мышцы лучше приспособлены для охоты на мамонта, чем женские. Однако именно де Бовуар нивелировала это преимущество с появлением машинного производства.‎

Поэтому теперь от самих женщин зависит, хотят ли они, чтобы их жизнь определялась мужскими решениями.‎

Новости по теме