Блог из Луганска: а что с украинским языком?

Луганськ Копірайт зображення Яна Вікторова

Отдельная и очень большая тема этой войны для Донбасса - украинский язык. За мою жизнь мне "посчастливилось" увидеть несколько этапов отношения Луганска к нему.

Мои детство и юность пришлись на развал СССР и период перестройки. Украинский язык в УССР - одной из союзных республик - был. Но был как что-то фирменное, что отличает одну республику от другой.

На море во время отпуска родителей у меня спрашивали новые подружки из других республик союза, знаю ли я украинский язык и просили меня что-то сказать на нём.

В конце восьмидесятых то ли решением нового прогрессивного директора, то ли в духе общих тенденций, но от изучения украинского языка в школе стало возможным отказаться. Да, вот так просто. Заявления от родителей - и всё.

Ты - свободный слушатель, освобождённый от домашних заданий и оценок, но с присутствием на уроке в качестве туриста. Не могли же отпустить ребёнка вообще, если урок украинского был не первым или последним. И мы веселились от души. Нас было много - почти весь класс.

Мы вязали, рисовали, хихикали, читали или делали уроки по другим предметам в то время, когда учитель пытался вести урок с остатками изучающих, которых с каждым днём было всё меньше. Бедная учительница!

Мальчишки называли её "Жаба" за внешнюю, как им казалось, схожесть. Спустя тридцать лет я хорошо понимаю её плохо прикрытую брезгливость к нам, игнорирующим её "родную мову".

Мне кажется, всё, что у неё было, всё, что она накопила за свою долгую жизнь - её любовь к языку и богатство знаний, которое мы всячески игнорировали.

Реванш

90-е годы стали её реваншем. Украинский язык внезапно стал самым важным. Новые паспорта, вступительные экзамены, официальные бумаги.

Это был период реванша для той учительницы, которая до самого последнего дня носила каблуки и красила губы в яркий цвет.

Копірайт зображення Укрінформ

Мы стали остро нуждаться в том, что так настойчиво игнорировали. И её поставили вести специализированные классы - она была лучшей во всей школе. А мы, торопыги, были похожи на тех, кто ест на бегу, а остатки просит завернуть с собой.

Мы стали все учить язык, нуждаясь в нём. А она мстила нам двойками, выступлениями на родительских собраниях - только на украинском языке, всегда! - о том, что мы "ніколи більше двійки мати не будемо". И многие из нас отсеялись после первой четверти в её сложном классе, потому что она ставила свой предмет выше всего.

А потом были вступительные экзамены в вуз. Прошли не все, а поступившим показалось, что после школьной муштры учёба в вузе - "семечки". Учительница с яркой помадой гордилась нами, не подавая вида.

Она понимала, какой прочный фундамент грамотности задала нам за эти два года занятий без звонков и временных ограничений - своей семьи у неё не было, и мы стали её лучшим проектом.

Мода на "мову"

В вузе на украинском языке пытались говорить все. Нам пытались читать лекции на государственном языке. И плохо скрывали, как это сложно самим русскоговорящим преподавателям. Мы хихикали над их суржиком и попытками синхронного перевода. Мы владели языком лучше многих, читающих нам лекции.

Но все вокруг привыкали к языку, и думали, что так теперь - навсегда.

А потом появилась мода на "мову". Детей стали отдавать в классы, где все предметы были только на украинском языке.

В детских садах гордились украиноговорящими группами. Украинские песни, праздники, традиции, блюда… Я не помню, чтобы это кого-то раздражало.

За период независимости Украины к этому привыкли и воспринимали всё это вполне органично. Да, чуть раздражало, что дубляж в кинотеатрах только украинский, но кого это так уж раздражало, тот не ходил в кино.

Молодёжь привыкла, привыкли к языку все, и в этой реальности все вполне мирно существовали до лета 2014 года.

По крайне мере никто в моём поле общения не испытывал никаких притеснений. Нужно - переводили и сдавали документы на украинском языке, но всё это было как-то легко и уже давно не стрессово.

"Притеснения"

Копірайт зображення Яна Вікторова

Летом 2014 оказалось, что все годы независимости мы были ущемлены в правах говорить на русском языке. Хотя никто никого и не притеснял.

Но коли вопрос был поднят так остро, нашлись и те, кто активно поддержал его и смог заявить, что все годы независимости был жертвой языковых притеснений. И пошло-поехало.

Все бумаги - только на русском. До смешного. Калька, дословный перевод с украинского, но срочно на русском. На отчёты, сданные на украинском (а в "республике"- "официально" два языка), смотрят косо и просят перевести.

Началась "эра состязаний" на знания русского языка, которого нас, оказывается, лишали все эти годы.

"Республиканские" тестирования и срезы знаний, русские общества и увеличение часов русского языка везде. За счёт уменьшения часов украинского. И ведут русский язык сейчас "отставные" учителя украинского, которым позарез нужна нагрузка и которые, конечно, справятся, по мнению администрации школы.

Хуже всего тем, кто окончил украиноговорящие группы в детских садах и классы с полным погружением в украинский язык… Это примерно как сказать кому-то, что то, что ты любил в течение многих лет, ошибочно.

Песни на украинском звучат иногда, и старые вывески никто не срывает. Но наряду с этим отовсюду идёт пропаганда русского языка в контексте "Русского мира".

И для меня этот новый этап жизни - самый тяжёлый, потому что все те навыки, привитые старой учительницей с морковной помадой в моей юности, оказались не нужны.

И как же хорошо, что всего происходящего сейчас она уже не увидит.

Новости по теме