Победа над аутизмом: родители, которые перелетели океан

"Рецептов" для выздоровления не существует, но я ищу истории успеха, которые вдохновляют и предлагают варианты выхода Копірайт зображення Ben White
Image caption "Рецептов" для выздоровления не существует, но я ищу истории успеха, которые вдохновляют и предлагают варианты выхода/Фото из архива

В два года Артем не говорил и мог часами ходить по кругу. В три года ему поставили диагноз "аутизм" и предложили принимать психотропные лекарства. Однако его родители решили продать все, что могли, полетели в США и нашли альтернативные способы лечения. Сейчас Артем ходит в логопедический класс и не имеет диагноза "аутизм".

На цыпочках вдоль стены

"В два года Артем еще не разговаривал, но по-настоящему нам стало страшно, когда он подошел к стене и монотонно начал сводить-разводить пальцы левой и правой рук. Далее - по классическому сценарию: на цыпочках вдоль стены по кругу. Он мог так часами ходить".

Папа и мама первоклассника Артема - в чем-то уникальная семья. Из тех, кто в буквальном смысле свернул горы и перелетел океан. Александр и Татьяна уже несколько лет дискутируют друг с другом. Ему кажется, что нужно полностью доверять врачу, Татьяна же боится навредить сыну.

Они продолжают спорить и при мне, но это не мешает им выступать единым фронтом.

5 лет назад Александр и Таня, полные тревоги и надежды, отвели показать сына в детскую психиатрию в Киеве. Именитый профессор рассказал им, как кормить их малыша препаратами, как им следует смириться с фактом особенности ребенка и тому подобное. Папа Артема представил ребенка на психотропных таблетках и картинка ему не понравилась: воображение рисовало ребенка-овоща.

Александр - из тех, кто умеет искать информацию. Из тех, кто шаг за шагом изучает проблему и варианты работы с ней. Довольно быстро в семье пришли к выводу: в Украине их сына спасать некому. Врач, которому, казалось бы, можно было довериться, сказал им честно: "Существует протокол, я не имею права идти другим путем в лечении".

Лучшие специалисты, по мнению родителей, которые перебрали горы информации, были в США. Александр и Татьяна быстро остановились на докторе Неубрандере. Его система лечения была для них понятной, логичной. Это - биокоррекция аутизма.

Впрочем, даже на сайте, посвященном этому методу, написано: "Для лечения детей их родители применяли методы биокоррекции, многие из которых еще не одобрены официальной медициной. Для аутизма еще не найдены стандартные лекарства, как, например, инсулин при диабете, поэтому для каждого ребенка надо найти тот набор средств и терапий, которые будут работать именно для него".

Семья продала все, что могла продать, и отправилась на месяц в США. Перед этим была длительная подготовка. Александр и Татьяна заполнили огромную анкету с кучей неожиданных вопросов типа "как часто во время беременности вы ели морскую рыбу?". Но это и правда была только подготовительная процедура. Родители Артема вспоминают, сколько им пришлось сдать анализов уже в Штатах. Очень эмоционально сравнивают с теми, которые сдавали и в Украине.

Копірайт зображення Pauline Tayag
Image caption Родители Артема считают, что на развитие их ребенка могли повлиять прививки

В частности, их обоих поразила история с анализом на тяжелые металлы. В Украине Артему делали его по волосам. В Америке это была целая эпопея.

Во-первых, мальчик должен был несколько дней есть один и тот же набор продуктов из одной поставки и одной торговой точки. По теории американского врача, во всех продуктах есть тяжелые металлы, и их количество в том, что ты ешь в тот или иной день, непосредственно влияет на количество тяжелых металлов в организме. Далее берется первый анализ. После этого ребенку делают так называемую "провокацию" - вводят препарат, который притягивает металлы. Затем - новый анализ. И в результате врачи выясняют не само наличие металлов, а способность организма их выводить.

По мнению доктора Неубрандера, тяжелые металлы являются чуть ли не наиболее частой причиной неврологических проблем у детей. То есть, перегруженность организма такими элементами может тормозить развитие.

Но, кроме этого исследования, семья Артема прошла более десятка различных анализов. Среди них - пробы на аллергены, чувствительность к глютену (он содержится в продуктах из муки), казеину (молочному белку), генетические анализы и еще ряд других.

Американский врач назначил схему лечения. С тех пор уже несколько лет семья Артема регулярно получает посылку из Америки с лекарствами, которых в Украине нет. Ежедневно Артему вводят назначенный доктором Неубрандером витамин группы В. Три года мальчик принимал препарат, который выводил из его организма тяжелые металлы. Почти каждую неделю - анализы и отправка их в американскую клинику. Регулярные скайп-конференции с врачом.

Но "кашу маслом не испортишь", решили Саша и Таня, и не остановились в своем исследовании. Как признает сама Татьяна, большинство авторских методик в Штатах - необщепринятые схемы лечения. Часто они противоречат друг другу.

Так, другая врач, Эми Яско, обвиняет во всех бедах аутистов не сами металлы, а генетику, которая и создает в организме условия для их накопления. Она является адептом генетических прогнозов. Именно такие в свое время заставили Анджелину Джоли удалить грудь, чтобы уменьшить риск рака.

Результат генетического анализа Артема, который провели по заказу его родителей в центре доктора Яско, дал Александру и Татьяне дополнительные гипотезы. Так случилось, что у обоих родителей в генах были предпосылки для того, чтобы плохо усваивался витамин D3, который способствует развитию головного мозга. Артем же получил комбинацию генов, которая практически лишила его возможности усваивать этот витамин.

Image caption Восстановление баланса витаминов и минералов, выведение тяжелых металлов, жесткая диета и занятия с логопедом и коррекционным педагогом - именно такое лечение проходил Артем

Именно этот анализ заставил родителей Артема грешить на прививки.

Ни Александр, ни Татьяна не являются адептами идеи "жизнь без прививок". Наоборот. Саша рассказывает, что они - ответственные и щепетильные родители, и если не было вакцин в поликлинике, ходили и покупали в аптеке: "Когда Артему было полтора года, пришло время КПК. Ее мы делали бесплатно. Это была индийская вакцина. Один из консервантов в ней - на основе ртути. И это не вызовет проблем у большинства детей. Но у такого, как Артем, с генетической предрасположенностью, это вызвало остановку в развитии" (факт влияния именно прививки многократно пытались оспаривать медики. - Ред.).

Еще одним из средств борьбы с недугом для семьи стала диета. Никаких реакций на глютен и казеин у Артема анализы не выявили, но взрослые решили: лишним не будет. Только самолет приземлился в Украине, мальчик больше ни разу в жизни не притронулся к молочным продуктам и к мучным изделиям. Теперь Александр уверен, что это дало результат уже через неделю-другую. Татьяна не столь категорична, прозвучало даже: "Кто знает, может все было бы так же, если бы мы и не брали ситуацию таким активным штурмом".

Но никто из них теперь не скажет, что все было зря.

Итак: восстановление баланса витаминов и минералов, выведение тяжелых металлов, жесткая диета, занятия с логопедом и коррекционным педагогом четыре раза в неделю - и никаких стимулирующих препаратов.

Год назад Артем пошел в логопедический класс обычной школы. Медико-педагогическая комиссия не обнаружила у него аутизма, который диагностировали мальчику в три года. Вместо этого - общее недоразвитие речи, которое подлежит коррекции.

Такие истории - не рецепт выздоровления. Они должны вдохновлять и предлагать варианты. Каждый из нас, родителей, кто может сказать "Мы это сделали. Мой ребенок теперь особенный только своими талантами, как и любой другой", знает, что в тот или иной момент какое-то решение было фактически экспериментом над ребенком. И ответственность за это лежит на нас.

Новости по теме