Год свободной торговли с ЕС: оно того стоило?

Подписание Соглашения об ассоциации и о свободной торговле с ЕС далось Украине нелегко Копірайт зображення UNIAN
Image caption Подписание Соглашения об ассоциации и о свободной торговле с ЕС далось Украине нелегко

Более года назад вступило в силу соглашение о свободной торговле между Украиной и ЕС, подготовка и подписание которого дались Украине очень нелегко.

О первых результатах действия этого соглашения, а также о том, чего стоит ожидать во внешней торговле, которая дает до половины украинского ВВП, в интервью ВВС Украина рассказала заместитель министра экономического развития и торговли, Торговый представитель Украины Наталия Мыкольская.

ВВС Украина: Год назад вступил в силу режим свободной торговли между Украиной и ЕС. Каковы результаты этого года? Стоят ли эти результаты приложенных усилий?

Наталия Мыкольская: Нужно заметить, что Углубленная и всеобъемлющая зона свободной торговли с ЕС касается не только торговли, она намного шире и глубже. Поэтому это соглашение будет приносить результаты из года в год все больше. Чем больше наше законодательство, наши процессы сертификации, стандартизации будут отвечать требованиям ЕС, тем больше результатов это будет иметь для нашей экономики и роста экспорта.

Мало кто говорит о том, что это соглашение также является драйвером привлечения инвестиций. И не только из ЕС, но и из третьих стран для экспорта в ЕС.

Поэтому, если смотреть только на цифры нашего экспорта в ЕС за 2016 год, это не будет отражать весь экономический эффект, который мы имеем от этой сделки. Однако даже эти цифры говорят о том, что соглашение работает.

Достижения на европейском направлении

Копірайт зображення ME.GOV.UA
Image caption Наталия Мыкольская считает, что свободная торговля с ЕС "показывает себя сейчас, и покажет больше в последующие годы"

ВВС Украина: Уже есть годовые итоги по торговле с ЕС?

Н.М.: На данный момент есть полная статистика за 9 месяцев и пока не детализированная - по товарам за 11 месяцев. Годовые результаты в цифрах будут примерно в конце февраля 2017 года.

Но мы уже можем говорить, что за 11 месяцев экспорт товаров в страны ЕС увеличился на 3,1% (или на 372,3 млн долл.) и в целом составляет 12,201 млрд долл., а товарооборот вырос на 6,3%.

Удельный вес ЕС в торговле товарами и услугами за 9 месяцев 2016 года составил 39,8%.

Для ряда наших отраслей ЕС стал основным торговым партнером. Например, это легкая промышленность, больше 84% продукции которой идет в ЕС. По перерабатываемой древесине и бумажной массе экспортируем в ЕС более 50%. Машиностроение - тоже около 50%.

При этом надо понимать, что драйвером роста экспорта в ЕС являются аграрный блок и пищевая промышленность. За 10 месяцев 2016 года их доля в росте экспорта - 85,3%. Можно также говорить о том, что рост аграрного экспорта в ЕС помогл нам компенсировать те потери, которые наши аграрные производители понесли на рынке Российской Федерации.

Кроме того, происходит расширение экспортной корзины. То есть, за товарами, которые уже были на европейском рынке, заходят товары, которые вообще не экспортировались в ЕС.

Очень важно, что на рынок ЕС начинают выходить компании, которые традиционно экспортировали в РФ. Это и машиностроительные компании, и пищевая промышленность.

Потери на российском направлении

ВВС Украина: Можно ли говорить, что потери, которые были на российском направлении, уже перекрыты европейским или другим направлением?

Н.М.: Мы не можем утверждать, что уже произошла компенсация потерь от ограничений в сотрудничестве с российским рынком. По предварительным оценкам, прямые потери экспорта от торговой агрессии РФ в этом году составили около 1 млрд долларов США.

В то же время надо понимать, что на фоне общего падения экспорта в Россию и страны, на торговлю с которыми повлиял запрет на транзит украинских товаров по российской территории, мы отмечаем рост экспорта в ЕС.

Однако важно также учитывать, что остается большое количество предприятий, которые не смогли переориентироваться на рынок ЕС, - это связано и с сертификационными операциями, и допуском, и с потребительскими преференциями.

Поэтому задача сейчас для МЭРТ- открывать новые рынки для таких компаний, и не только рынок ЕС.

ВВС Украина: Но, все же, доля России в нашей торговле остается достаточно большой - до 10%. Не слишком ли большая цифра как для страны, которая, по словам президента, совершает агрессию против Украины?

Н.М.: Если вы спросите украинский бизнес, почему они до сих пор торгуют с РФ, то они скажут, что торгуют, так как там есть спрос на их товары. Запретить им сотрудничество с РФ, когда у них там есть покупатели, партнеры - это было бы неправильно, по моему мнению.

Наша задача - показывать украинскому бизнесу другие возможности и другие рынки, где работают по предсказуемым правилам, где за одну ночь не вводятся запреты, как это происходит в России. Ибо все прекрасно понимают: рынок РФ - это рынок без правил. Сегодня ты туда экспортируешь, а завтра в течение дня могут ввести запрет, и ты уже не сможешь экспортировать туда.

Копірайт зображення UKRINFORM
Image caption АПК и аграрный блок стали локомотивами украинского экспорта в ЕС, а также позволили компенсировать потери на российском направлении

То есть в самом экспорте в Россию ничего удивительного нет. Торговля с соседями - это естественно для любых экономик. При соблюдении РФ правил торговли, украинский экспортер будет занимать значительную долю на российском рынке, так как у нас есть конкурентный товар, достаточно конкурентная цена и достаточно хорошее логистическое плечо, если РФ не будет разными способами эти логистические плечи перекрывать.

Собственно, поэтому и обжалуем в ВТО ограничительные меры, которые ввела РФ, чтобы доказать всем, что эти запреты политически мотивированы, не имеют под собой никаких оснований, касающихся качества украинских товаров.

Но стоит сфокусироваться на более широком горизонте и открывать новые рынки. Примечательно, что все больше и больше компаний, которые экспортировали только на российский рынок, начинают экспортировать на рынки третьих стран.

ВВС Украина: Где, кроме рынка ЕС, есть успехи? Это Китай, другие азиатские рынки, Африка? Действительно ли получение европейских сертификатов облегчает доступ наших товаров на другие рынки?

Н.М.: Де-факто то, о чем вы говорите, действительно происходит. Доступ к рынку ЕС автоматического доступа на рынок других стран не дает, но дает то, что я называю квази-автоматическим доступом.

Если твое производство и качество товаров соответствует европейским стандартам, тебе однозначно намного легче получить сертификацию или доступ на рынки третьих стран. Для ряда наших продуктов питания доступ на рынок ЕС потянул за собой "цепную реакцию", и им гораздо легче получить доступ на рынки Ближнего Востока, Израиля.

Изменения и дополнения

ВВС Украина: Год назад, перед тем, как вступило в силу соглашение о свободной торговле с ЕС, говорили, мол, давайте оно заработает, а уже потом мы начнем говорить о расширении квот для украинских товаров. В каком состоянии сейчас эти переговоры? Можно ли рассчитывать на предоставление ЕС дополнительных квот? На какие именно товары украинского экспорта?

Н.М.: Предлагаю говорить шире, потому что квоты касаются только аграрной продукции, и, если посмотреть на процент нашего экспорта, который подпадает под квоты, то это не является значительной частью.

Когда в конце 2015 года завершались трехсторонние переговоры Украина-ЕС-РФ, мы начали говорить с Еврокомиссией о том, что нужны какие-то компенсаторы потерь на российском рынке, потому что понимали, что ограничения и торговая агрессия быстро не закончатся.

У нас начались переговоры с Еврокомиссией, и по их результатам в сентябре прошлого года получили проект регламента о предоставлении Украине дополнительных торговых преференций.

Если говорить о том, что получили, то, конечно, это меньше, чем мы просили. Мы просили и больше товаров, которые попали бы под эти преференции, и большие объемы квот для беспошлинного ввоза.

Но в проекте регламента мы получили дополнительные квоты на украинские аграрные товары, и, что очень важно для нас, полную либерализацию для ряда промышленных товаров - удобрения, обувь, медные и алюминиевые изделия, некоторая электронная техника.

Сейчас на уровне Европарламента идет обсуждение этого регламента, и Европарламент должен его утвердить. После этого он должен еще пройти утверждение Советом ЕС. Мяч на стороне Евросоюза.

Даже если этот регламент будет принят, эффект от него, - а мы ожидаем от 100 до 200 млн долларов - не компенсирует потери от торговой агрессии РФ.

При этом надо также помнить, что ЕС сейчас с точки зрения торговли находится не в лучшей ситуации, и санкции против аграрной продукции ЕС, которые были введены Россией, действуют, и, соответственно, этот рынок является очень чувствительным и наполненным своими внутренними товарами.

Спорные вопросы

ВВС Украина: Весь 2016 год продолжалась скандальная ситуация с ограничением на экспорт древесины. От ЕС звучали довольно жесткие заявления. Во время последнего саммита Украина-ЕС в конце ноября 2016 года Петр Порошенко сообщил, что намерен инициировать отмену моратория на экспорт необработанной древесины. Хотя именно он летом 2015-го подписал закон о моратории на экспорт леса-кругляка. И там тоже были вполне понятные аргументы такого решения. Есть ли какое-то продвижение в этом вопросе? Оно кажется довольно узкоотраслевым, но одновременно и очень показательным в целом для отношений с ЕС.

Н.М.: Поскольку мораторий ввела Верховная Рада, соответственно, любые изменения этого режима должна вводить Верховная Рада.

Копірайт зображення AFP
Image caption Из-за введенных Россией санкций внутренний рынок ЕС стал достаточно чувствительным, а в Брюсселе регулярно проходят протесты производителей аграрной продукции

Надо понимать, что проблемы с экспортом являются лишь небольшим аспектом проблематики в лесной отрасли (в том числе вопросы вырубки и оборота древесины, регулирование продажи и прочее).

Поэтому сейчас Правительством на разных уровнях - от политических до экспертных - ведутся консультации по комплексному решению проблем. Со своей стороны, я как Торговый представитель предоставляю предложения по возможному варианту, который бы соответствовал нашим международным обязательствам, и отвечал национальным интересам Украины, способствовал бы развитию экономики.

Однако, пока я считаю преждевременным говорить, на какой вариант мы сможем выйти по результатам консультаций, которые продолжаются.

Больше, чем просто торговля

ВВС Украина: Вы несколько раз упомянули, что когда мы говорим о соглашение о ЗСТ с ЕС, речь идет не только об объемах экспорта, но и о введении определенных правил. Слышала такое ​​экспертное мнение, что для России даже сотрудничество Украины с НАТО было бы не так опасно, как основанное на принципах четких правил и открытых рынков соглашение о свободной торговле с ЕС. Что Вы думаете об этом?

Н.М.: Трехсторонние переговоры между Украиной, ЕС и РФ, которые продолжались почти год, подтвердили, что для России выход украинских товаров на европейские рынки и приближение украинской регуляторной системы к системе, которая существует в ЕС, были серьезной угрозой. Стоит только вспомнить о требовании отложить на 10-25 лет внедрение европейских стандартов для производства товаров в Украине.

ВВС Украина: То есть, оглядываясь на год назад, стоило ли оно того?

Н.М.: Оно того стоит, оно показывает себя сейчас, и покажет больше в последующие годы.

Новости по теме