Можно ли не покупать уголь из "ЛНР"-"ДНР"?

уголь Копірайт зображення UNIAN

Февральские морозы и блокирование активистами железнодорожных переездов на границе с неконтролируемыми Киевом территориями снова привлекло внимание к экономическим связям с самопровозглашенными ДНР и ЛНР, и, в частности, к вопросу поставки угля с временно оккупированных территорий.

Активисты начали блокировать железнодорожные пути в конце января, призывая украинскую власть прекратить торговлю с "незаконными вооруженными формированиями". Они говорят, что в этой торговле углем - всего лишь часть целого списка товаров, регулярно пересекающих линию разграничения.

Участники блокады, среди которых есть и депутаты считают, что торговля с неподконтрольными территориями выглядит еще более неэтичной во время обострения боевых действий на Донбассе.

В то же время, почти сразу после начала блокады министерство энергетики напомнило, что "через заблокированную железнодорожную ветку Луганск-Попасная осуществляется поставка угля в Счастьенскую ТЭС, которая является единственным источником электроэнергии в Луганской области, где расположено более 1000 социальных объектов".

О переходе на аварийный режим работы в начале февраля сообщили и на Славянской ТЭС.

Представители местной власти и СБУ осудили действия тех, кто блокирует железнодорожные пути.

Кроме того, по факту блокирования транспортных коммуникаций было открыто уголовное производство.

В СБУ также предупредили, что из-за нехватки угля стране угрожают "веерные" отключения электричества.

Недра "наши"

После начала блокады в министерстве энергетики заявили, что "решение проблемных вопросов (о пересечении линии разграничения. - Ред.) должно происходить в правовом поле".

Там также напоминают, что "самые крупные угледобывающие предприятия Донбасса, имеющие производственные мощности на неподконтрольной территории, зарегистрированы и платят налоги на территории Украины".

Копірайт зображення UNIAN
Image caption После начала конфликта на Донбассе все антрацитовые шахты остались на территориях, неподконтрольных Киеву

Премьер-министр Владимир Гройсман заявил, что пока Украине нечем заменить антрацит с неподконтрольных территорий.

Кроме того, говорит премьер, добыча происходит из недр, принадлежащих Украине:

"Это наша земля, наши недра, все предприятия зарегистрированы на украинской земле - нашей, контролируемой, и я не вижу сегодня другого варианта, кроме как получать этот уголь".

"Черные ящики" энергетики

Впрочем, обозреватели, комментирующие тему угля с временно оккупированных территорий уже более двух лет, всегда признавали, что эти же предприятия, очевидно, платят определенные налоги и в казну "ДНР" и "ЛНР", - иначе они вряд ли до сих пор работали бы.

"Не может быть на оккупированной территории каких-то предприятий, которые контролируются Украиной. Это иллюзия, - говорит директор энергетических программ Центра Разумкова Владимир Омельченко. - Это как Россия аннексировала Крым, а Украина создала Свободную экономическую зону Крым. Может ли Украина контролировать, куда идут деньги от реализации этого угля? Например, на покупку оружия?"

Эксперты аналитического центра Dixi group называют поставки угля одним из "черных ящиков" украинской энергетики, когда открытой информации недостаточно, чтобы понять, что происходит в этой сфере.

"Для того, чтобы получить этот ресурс, нужно получить разрешение Службы безопасности, но многочисленные расследования медиа показывают, что он пересекает линию столкновения не совсем прозрачно. Часто этот ресурс попадает с оккупированных территорий через территорию государства-агрессора", - говорит Роман Ницович.

Эксперт также отмечает: "Есть достаточно высокий градус политического напряжения в этом ресурсе. Большая часть граждан не поддерживает такой способ взаимодействия с предприятиями на этих территориях".

Критическая зависимость

Перед началом отопительного сезона осенью прошлого года министр энергетики Игорь Насалик заявил, что запасов газа и угля в Украине вполне достаточно, чтобы пережить зиму. Даже если возникнут проблемы с поставками угля с временно оккупированных территорий.

Согласно утвержденной в июле 2016 года программе подготовки к отопительному сезону, на 1 ноября на складах должно быть накоплено 2,8 млн тонн угля.

Однако по данным, обнародованным на сайте Минэнергетики, на 1 ноября на складах было 2,136 млн тонн, а к началу 2017 года запасы угля были на 742 тысячи тонн меньше показателя прошлого года.

По данным "Укрэнерго", запасы угля на складах теплоэлектростанций на 5 февраля составляли 1,609 млн тонн. Поэтому получается, что необходимые запасы есть, но полной уверенности, что отопительный сезон завершится без сбоев, нет.

Проблема заключается в привязке тепловых станций к определенному виду угля.

Еще в декабре прошлого года, отвечая на вопросы депутатов парламента, министр энергетики сообщил, что из 24,5 млн тонн угля, который потребляют украинские ТЭС, более 9 млн тонн - это антрацитовая группа, "которая, к сожалению, на контролируемой территории Украины не производится".

"Действительно зависимость существует, и она на критическом уровне, - говорит Владимир Омельченко. - Думаю, если будут заблокированы все четыре железнодорожные нити, то начнутся серьезные проблемы с энергоснабжением. В первую очередь это коснется прилегающих к прифронтовой зоне районов. Во-вторых, это затронет Днепр".

Африканский и газовый уголь

Вопрос поставок угля с неподконтрольных территорий возник еще после первых ожесточенных боев на Донбассе летом 2014 года. Львиная доля украинских ТЭС работает на антраците, который добывается на шахтах, оставшихся на временно оккупированной территории.

Ситуацию осложнило и то, что именно тепловые электростанции являются основными "маневровыми мощностями", то есть, в отличие от АЭС и ГЭС, позволяют балансировать систему в периоды пиковых нагрузок.

На антраците работают практически все украинские ТЭС - как государственные, входящие в состав "Центрэнерго", так и частные, принадлежащие ДТЭК.

При этом, по данным Министерства энергетики, в 2015 году на ТЭС было произведено 35% электричества, а в 2016 году эта доля выросла до 37%.

Еще более двух лет назад эксперты предлагали два варианта решения проблемы:

1. Переоборудовать ТЭС с антрацита на другой, газовый уголь, которого достаточно на шахтах в Западной Украине, а также в Польше.

Сторонники этого варианта говорили о 3-4 месяцах модернизации и вполне приемлемой стоимости, особенно если противопоставить этому постоянную угрозу прекращения поставок антрацита с неконтролируемых территорий. Представители энергетических компаний говорили о необходимости значительных инвестиций и работ по модернизации "до года".

2. Импортировать дефицитный в Украине антрацит. Но ближайшим его производителем оказалась Россия, поставки из которой в условиях конфликта на Донбассе изначально были обречены на скандал.

Копірайт зображення UNIAN
Image caption Импорт африканского угля вызвал скандал осенью 2014 года

Однако когда правительство нашло другого поставщика угля для украинских ТЭС - в Южно-Африканской Республике, - эти поставки также привели к скандалу.

Весной 2016 года Национальная комиссия, осуществляющая государственное регулирование в сферах электроэнергетики и коммунальных услуг, приняла неоднозначное решение о включении в тариф на электроэнергию цены угля в порту Роттердама плюс стоимость доставки в Украину.

Отвечая многим критикам этого решения, его инициаторы говорили: это позволит украинским энергетическим компаниям вовремя закупить достаточное количество угля для своих ТЭС, откуда бы не пришлось импортировать дефицитный антрацит.

При этом стоимость электроэнергии для потребителей через формулу "Роттердам+" выросла на 15-20%. Однако на облегчение импорта и диверсификацию поставок антрацита эта формула так и не повлияла, говорит Владимир Омельченко.

Что делать в февральский мороз?

Модернизация и переход на другие виды угля - все это правильно, говорит премьер-министр Владимир Гройсман. Но все это "занимает время", тогда как "люди хотят сегодня включить свет, сегодня подогреть пищу, сегодня пользоваться бытовой техникой".

С другой стороны, почему на протяжении двух отопительных сезонов правительство ничего не делало для того, чтобы добиться независимости от поставок угля с неподконтрольных территорий - неизвестно", - говорит Владимир Омельченко. Однако эти цели, по его мнению, следует четко определить сейчас.

"Нужно остановить торговлю с оккупированными территориями всеми другими товарами, за исключением угля. В то же время необходимо ставить цель уже в этом году, чтобы минимизировать зависимость от антрацитового угля из этих регионов - задействовать больше угля газовых марок и покупать импортный уголь, больше использовать мощности атомной энергетики".

Кроме того, как говорит Роман Ницович, чтобы полностью понять, что происходит в этой области, эксперты хотели бы иметь больше информации о том, как формируется баланс угля, как он будет выглядеть в будущем и какие шаги правительство планирует сделать, чтобы изменить этот баланс.

Новости по теме