Адвокат "Небесной сотни": ранее 2018 года приговоров не ждем

Павел Дикань Копірайт зображення Ukrinform

Генеральная прокуратура Украины продолжает расследование массовых убийств на Майдане Незалежности в феврале 2014 года. Генпрокурор Юрий Луценко заявлял, что следствие существенно продвинулось в установлении истины.

О том, как идет расследование и судебные разбирательства с точки зрения защитников интересов семей погибших, ВВС Украина разговаривала с одним из адвокатов "Небесной сотни" Павлом Диканем.

Павел Дикань: За последний год следствие существенно продвинулось, много дел передано в суд. Но, конечно, у нас есть претензии к следствию, хотелось бы, чтобы расследование двигалось быстрее и охватывало больше фигурантов.

Сейчас, как мы считаем, больший акцент следствие все же делает на исполнителях, роль организаторов до сих пор не исследована достаточно.

Разделение следственной группы на два управления в октябре прошлого года - расследование насилия во время Евромайдана, которое возглавляет Сергей Горбатюк, и преступлений, совершенных преступными организациями, которые переданы военной прокуратуре, пока не дало ожидаемого эффекта.

Военная прокуратура ни одного дела в суд пока не передала. Только идет речь о передаче в суд дела о государственной измене Виктора Януковича. (Генеральная прокуратура обещает передать это дело в суд в феврале. - Ред.)

Что касается департамента спецрасследований преступлений против Евромайдана, то там есть какое-то движение, дела передаются в суд.

Но мы сталкиваемся с затягиванием судебного рассмотрения дел.

Можем говорить, что только в одном деле есть существенное продвижение - деле пяти экс-сотрудников "Беркута", которых обвиняют в убийстве людей 20 февраля 2014 года.

ВВС Украина: Вы говорите, что суды затягивают рассмотрение. Какие основания так говорить? Ведь все дела очень сложные и объемные, в них фигурируют десятки и сотни свидетелей, которых суд должен заслушать.

П.Д.: Во-первых, есть процедурные ограничения, заложенные в несовершенном уголовно-процессуальном законодательстве, которые не позволяют рассматривать дела быстрее.

Копірайт зображення AP

К примеру, в деле пяти бывших "беркутовцев" в Святошинском суде мы все еще находимся на стадии допроса потерпевших, а это не одна сотня людей. Только допрос потерпевших, который является обязательным в суде, может длиться годы. Потом - допросы свидетелей, проведение экспертиз, допрос обвиняемых, следственные эксперименты и так далее.

Но с другой стороны, мы видели на примере большого количества дел, что суды просто не хотят их рассматривать. Они под разными предлогами передают их для определения подсудности, потом дела возвращаются, потом выясняется, что у суда нет допуска к государственной тайне, а в большинстве дел такой допуск необходим. Дела фактически гуляют между судами.

Красноречивый пример - дело Владислава Лукаша, которое, кажется, трижды побывало в Апелляционном суде для определения подсудности (Владислав Лукаш - руководитель харьковского "Беркута" при Януковиче, которого обвиняют в превышении служебных полномочий и выполнении преступных приказов 1 декабря 2013 года на улице Банковой и 18 февраля - в центре города. В деле более 100 потерпевших и трое погибших. - Ред.).

Та же ситуация с делом Александра Щеголева, которое только сейчас перешло в стадию судебного разбирательства, а до этого более полутора лет ходило по судам из-за различных процессуальных обстоятельств. (Речь идет о бывшем начальнике управления Службы безопасности в Киеве и Киевской области, которого обвиняют в незаконном проведении АТО, в результате которой погибли как протестующие, так и правоохранители. - Ред.).

Кроме того, защитники обвиняемых под различными предлогами затягивают рассмотрение дел в судах, поскольку для них это - аргумент для Европейского суда по правам человека относительно сроков содержания под стражей, которые, с их точки зрения, являются слишком большими. Но мы с этим не согласны, поскольку инкриминируемые преступления имеют чрезвычайно тяжелый характер.

Как следствие - на сегодня есть только один приговор, в котором предусмотрено лишение свободы. Это наказание одному из "титушек" из Харьковской области. По другим делам приговоров с лишением свободы нет.

Поэтому мне кажется, самый большой недостаток - очень медленная работа судебной системы.

ВВС Украина: Вернемся к делу бывших бойцов "Беркута", которое рассматривается в Святошинском райсуде Киева. В прошлом году адвокаты "Небесной сотни" выражали уверенность, что экс-беркутовцы начнут давать показания против инициаторов и организаторов расстрелов, поскольку сами были лишь исполнителями преступных приказов. Но этого не произошло, они полностью отрицают свою вину и в суде чувствуют себя достаточно уверенно.

Копірайт зображення Reuters
Image caption Павел Дикань говорит, что люди до сих пор передают следствию пули, найденные на месте расстрелов в феврале 2014 года

П.Д.: Они сейчас притихли в суде, не дают показаний, не берут слово для реплик.

Я предполагаю, что они надеются на то, что их судьбу решит обмен. Уже появлялась информация о том, что экс-бойцы "Беркута" включены в список, который предлагают для обмена главари самопровозглашенных "ДНР/ЛНР" на переговорах в Минске на украинских пленных и заложников. Я думаю, что им могли дать какие-то обещания.

Но с моей точки зрения, судебная перспектива у них очень незавидная, учитывая обвинения и доказательства, уже представленные в суде.

ВВС Украина: Одной из причин длительного следствия называлось проведение баллистических экспертиз пуль и оружия. Или в суде уже есть все экспертизы, которые могут стать серьезным доказательством?

П.Д.: Думаю, суд будет назначать повторные баллистические экспертизы, потому что те, которые предоставлены следствием, имеют некоторые различия, вызванные и ошибками следователей и экспертов в том числе. Но объем экспертиз действительно очень большой, речь идет о нескольких сотнях пуль. В большинстве случаев они проведены и представлены суду в качестве доказательств.

При этом до сегодняшнего дня люди приносят пули, найденные в местах расстрелов, и их безусловно тоже надо исследовать.

ВВС Украина: Экс-президент Виктор Янукович утверждает, что имеет доказательства осуществления смертельных выстрелов из зданий, контролируемых протестующими, от которых гибли и правоохранители, и активисты Майдана. Об этом говорит и бывший командующий внутренними войсками Станислав Шуляк, который скрывается в России, а также некоторые исследователи событий на Майдане. Рассматриваются ли в суде соответствующие показания?

П.Д.: На каждом заседании защита обвиняемых пытается обратить на это внимание, но до сих пор не предоставила ни одного документального доказательства этих утверждений. Защитники показывают фотографии, где протестующие с дубинами, охотничьими ружьями. Но доказательств нет. Следствие тоже такие факты не предоставляло.

Обстоятельства допроса потерпевших указывают на стрельбу из определенного сектора, именно того, где находились стражи порядка, в первую очередь работники спецподразделения "Беркут". Пули именно из их оружия были найдены в телах убитых и раненых, и это установлено экспертизой.

ВВС Украина: 4 февраля Сергей Горбатюк сообщил, что Генеральная прокуратура получила официальный ответ из России о том, что она не может выдать 12 бывших экс-беркутовцев, потому что они являются гражданами России. Значит ли это, что судебные приговоры о расстрелах закончатся на пятерых бывших бойцах "Беркута"?

П.Д.: Да, гражданство им предоставлено, некоторым очень быстро, в частности экс-командиру спецроты "Беркут" Дмитрию Садовнику - через два месяца после того, как он бежал из Украины. Понятно, что Россия их не выдаст, и мы не можем надеяться на справедливый российский суд.

Но тем не менее, времена меняются, и рано или поздно суд до них доберется либо в самой России, либо за ее пределами.

Здесь нужно понимать, что Украина сама должна подавать пример, как действовать в ситуации, когда подозреваемое лицо имеет гражданство другой страны.

Такой пример: нам известно, что прокуратура Литвы обвиняет в расстрелах людей, которые защищали в 1991 году телецентр в Вильнюсе, двух человек, которые сейчас имеют гражданство Украины. И они находятся на территории Украины. Согласно Конституции, Украина не может их выдать.

Но по моему мнению, в данном случае Украина могла бы провести судебный процесс по запросу Литвы. Для неотвратимости наказания и чтобы продемонстрировать, что так должно происходить и в отношении тех лиц, которые бежали из Украины и получили гражданство другой страны.

ВВС Украина: Учитывая все процедуры, видите ли вы конкретное время, когда приговор по делу о расстрелах "Небесной сотни" 19-20 февраля может быть объявлен?

П.Д.: Я не думаю, что это будет раньше 2018 года.

В отношении организаторов расстрелов - вообще трудно что-то говорить. Для того, чтобы оценивать перспективы судебного процесса, надо видеть материалы следствия, а мы их не имеем.

В других странах есть примеры, которые нас не радуют, где расследования продолжались более 30 лет. Но я надеюсь, что у нас это будет быстрее.

Новости по теме