Мужчина, который переодевается в своих предков

Great-great-great-aunt Dona Benjamina Elespuru y Martinez de Pinillos

Перуанский художник и фотограф Кристиан Фукс одержим своими знаменитыми предками. Он месяцами тщательно воссоздает их портреты, при этом сам выступая моделью. И неважно, мужчиной был предок или женщиной: Фукс работает за всех.

Согласитесь, это не самый обычный способ почувствовать себя частью собственного генеалогического древа, но Фукса это вполне устраивает.

Стены его элегантной квартиры с видом на Тихий океан в богемном районе Лимы Барранко украшены портретами европейских и латиноамериканских аристократов - предков художника.

Но если приглядеться, то можно заметить, что на многих изображен сам Фукс, одетый в костюм эпохи и соответственно загримированный.

А началось все, когда художник был еще 10-летним мальчиком.

Image caption Прапрапрапрадедушка Фукса сделал блестящую военную карьеру и даже участвовал в войне за независимость Перу

У его матери диагностировали шизофрению и поместили в психиатрическую лечебницу, где она скончалась через пять лет. Отец ушел из семьи, вновь женился и исчез из поля зрения.

Кристиана и его брата с сестрой воспитывали бабушка с дедушкой по отцовской линии.

"Когда я рос, меня окружали портреты и предметы, которые оставались в семье на протяжении пяти поколений, - объясняет художник. - Ребенком я часто смотрел на эти портреты и играл с ними. Если я не знал имен людей или кем они были, я выдумывал их. Я помню, как часами смотрел на их лица, и мне казалось, что они смотрят на меня. Иногда я разговаривал с ними, и так получилось, что я начал вживаться в каждый из портретов".

Во всей этой истории очень важную роль сыграла бабушка Фукса, Каталина дель Кармен Сильва Шиллинг. Она родилась в Чили, но у нее были немецкие корни, и ее тоже воспитали бабушка с дедушкой.

"Она рассказывала мне истории про наших чилийских и немецких предков, и я научился смотреть на мир ее глазами, - говорит Фукс. - Это было просто волшебно - услышать историю твоей прапрапрабабушки, Мари Шенке, которая когда-то приехала из Германии. Это благодаря ее семье в чилийском городе Осорно впервые узнали про электричество".

Через несколько лет Фукс закончил школу и поступил в университет на юридический факультет. Однако, проработав несколько месяцев юристом, он понял, что это не его призвание. Ему куда больше нравилось смотреть на портреты, и Фукс стал художником.

Image caption Пробой пера для Фукса стала его прапрапрабабушка Луиза Фредерика Шарлотта Элеонора Чи

"Как-то я смотрел на портрет 1830 года моей прапрапрабабушки Элеоноры, - рассказывает Фукс. - И я начал размышлять: у нас ведь общие гены, так, значит, я могут быть похож на нее? В тот же день я отправился к парикмахеру и попросил его заплести мне волосы в колечки. Я решил, что это отличная идея для нового проекта".

Процесс вживания в роль предков может растянуться на месяцы. Фукс читает их письма, говорит о них с родственниками. Он делает фотографии портретов и относит их местному портному, который старается как можно точнее воспроизвести их одежду, а ведь иногда это XVIII век! Ходит он и к ювелиру, который по фотографиям воссоздает копии старинных украшений.

По словам Фукса, самые большие проблемы возникают, когда нужно позировать для женского портрета, и дело не только в неудобных корсетах.

"Все усложняется тем, что приходится делать эпиляцию, - объясняет он, - а на мне просто тонна волос".

Image caption Прапрадедушка Фукса Карл Шиллинг три месяца плыл на корабле из Германии в Чили. Ему было 19 лет. А скончался он в 1923 году в возрасте 93 лет

Макияж тоже занимает от трех до пяти часов, в зависимости от портрета.

Самой сложной, по словам Фукса, была работа над образом патриарха, прадеда его бабушки Карла Шиллинга, который в 1850 году прибыл в Чили на корабле вместе с другими немецкими эмигрантами. Ему тогда было 19 лет.

"Он отправился на юг страны и работал там управляющим в поместье у аристократов по фамилии Бушманн, а закончилось все тем, что он женился на их дочери Иоханне", - говорит Фукс.

"Карл был весьма любопытным человеком. Он выучил язык местных индейцев мапуче и к тому же основал немецкую школу в Осорно, одну из первых зарубежных немецких школ в мире".

Чтобы стать похожим на своего прапрадеда, Фукс отрастил бороду. Это заняло больше года. А когда борода выросла достаточно длинной, чтобы можно было покрасить ее в седой цвет, химикаты в красителе вызвали у него сильнейшую аллергию.

Однако Фукс понял, что добился полного успеха в своей трансформации, когда в банке ему предложили не ждать в общей очереди, а встать в специальную очередь для пожилых.

Image caption Прапрапрапрабабушка Фукса Дона Нативидад Мартинес де Пинийос Качо и Лавалль. Ее деверь Луис Хосе де Орбегосо был президентом Перу

Хотя конечный результат работы художника выглядит практически как живопись, на самом деле это цифровые фотографии, сделанные при очень ярком освещении, что делает кожу Фукса очень бледной, почти фарфоровой.

После этого снимки распечатываются на матовой хлопчатобумажной основе и вставляются в рамы, характерные для данного периода.

Фукс устраивает выставки своих работ и продает их коллекционерам по всему миру, однако его главная цель - обрести через эти портреты связь с прошлым.

"Сначала родственники думали, что я со странностями, - признается художник. - Но теперь им тоже нравятся эти портреты, и они пытаются побольше узнать о своих предках".

Сейчас Фукс поставил перед собой весьма амбициозную задачу: он хочет перевоплотиться в двоюродную прапрапрапрапрабабушку Доротею Вехманн, родившуюся в немецком Касселе в 1755 году.

Она была дочерью трактирщика и слышала множество историй от постояльцев, которые бывали в таверне ее отца. Один священник-гугенот познакомил Доротею с братьями Гримм, и она стал для них настоящей музой.

Истории Доротеи Вехманн вошли во второй том сборника сказок братьев Гримм.

Чтобы добиться максимального сходства с дальней родственницей, визажист Хуан Диего Пескьера аккуратно, слой за слоем, накладывает на лицо Фукса жидкий латекс.

"Самое трудное - это глаза, - поясняет он. - Морщинки расходятся в разных направлениях, поэтому и латекс необходимо накладывать так же, чтобы добиться нужного эффекта. Если положить его в один слой, сразу станет видна грубая работа. Поэтому требуется нанести много слоев. Сначала я делаю макияж на спиртовой основе, а уже сверху идет жидкий латекс. Он прозрачный и позволяет видеть все капилляры под кожей".

Image caption Прапрапрадедушка Фукса Еулоджио Элеспуру и Мартинес де Пинийос много лет прожил в Париже

Фукс уже воссоздал 11 семейных портретов, но не намерен на этом останавливаться. Он планирует новые работы, в том числе хочет преобразиться в Елизавету I, Марию Стюарт и Уильяма Шекспира.

Он убежден, что все они приходятся ему дальними родственниками, и надеется подтвердить родство с помощью генной экспертизы.

И все же есть один человек, к которому Фукс испытывает особый трепет, когда речь заходит о трансформации. Это его бабушка Каталина дель Кармен, заменившая ему мать. Каталина скончалась совсем недавно, после Рождества, и Фукс все еще не пришел в себя после этой утраты.

"Мне будет очень нелегко воссоздать ее образ, - признается он. - Ведь она была очень красива, и к тому же у нее был аккуратный носик, не то что у меня, но я определенно постараюсь".

Image caption Двоюродная прапрапрабабушка Фукса Бенхамина дружила со многими знаменитыми людьми, в том числе с дипломатом и писателем Альберто Блестом Ганой

Новости по теме