Блокада Донбасса: кто потеряет больше всего?

блок-пост Копірайт зображення UNIAN
Image caption Последствия блокады для экономики Украины должны быть меньше, чем те, которые возникли в результате аннексии Крыма и начала конфликта на Донбассе

ВВС Украина собрала правительственные и экспертные оценки, а также расчеты реального сектора экономики относительно последствий прекращения торговли с так называемыми "республиками".

СНБО принял, а президент Украины утвердил решение о временном прекращении грузовых перевозок через линию разграничения на Донбассе. После этого МВФ попросил украинское правительство предоставить расчеты того, как это повлияет на экономику страны.

Фонд также отсрочил заседание Совета директоров, запланированное на 20 марта, в ходе которого должны были рассмотреть вопрос о предоставлении Киеву очередного транша кредита.

Министр финансов Александр Данилюк сообщил, что Совет директоров вернется к рассмотрению "украинского вопроса" 3 апреля.

Это подтвердили и в киевском офисе фонда, однако в официальных планах работы директоров МВФ до 7 апреля Украина пока отсутствует.

"Мы предоставили свои экономические оценки МВФ относительно блокады Донбасса, обсуждали эти цифры с экспертами фонда. Они согласились с нашими оценками и взяли за основу", - сообщил директор департамента монетарной политики и экономического анализа НБУ Сергей Николайчук.

Копірайт зображення UNIAN
Image caption В НБУ считают, что влияние блокады на ВВП страны составит минус 1,3%

По оценкам Нацбанка, при пессимистическом сценарии рост экономики может замедлиться на 1,3%.

Блокада может привести к разрыву промышленных цепочек, сокращению выпуска металлургической продукции и ее экспорта. Увеличатся расходы на импорт угля. Однако уже в 2018 году негативный эффект от блокады сойдет на нет, считают в Нацбанке. Там даже улучшили прогноз роста ВВП на следующий год с 3% до 3,2%.

В НБУ рассчитывают, что частично фактор блокады нивелируется благодаря лучшей мировой конъюнктуре - высоким ценам на сталь, руду и зерно.

Негативный эффект для платежного баланса в результате блокады в НБУ оценивают в 1,8 миллиарда долларов.

В то же время в Нацбанке считают, что блокада не окажет особого влияния на обменный курс. А в случае обострения ситуации, НБУ рассчитывает сократить покупку валюты и таким образом сбалансировать предложение на рынке.

Копірайт зображення UNIAN
Image caption В правительстве считают, что украинская экономика справится с последствиями прекращения товарообмена с "республиками"

Министерство финансов рассчитывает, что в среднем в этом году потери от прекращения экономических связей с самопровозглашенными "республиками" могут составить до 1,3% ВВП, а в случае пессимистического сценария - до 2% ВВП.

Реальность прогнозов можно будет проверить только в конце года. Но определенные признаки замедления производства уже присутствуют. По данным Государственной службы статистики, если в январе промышленное производство выросло на 5,6%, то в феврале оно замедлилось до 4,6%.

Расчеты СКМ

Едва ли не самые большие потери в результате блокады, а также из-за потери контроля над своими предприятиями в "ДНР-ЛНР" и разрыва производственных цепочек может понести финансово-промышленная группа СКМ Рината Ахметова.

Это приведет к уменьшению налоговых платежей, поступавших от СКМ в бюджет страны, а также экспортной выручки.

По данным СКМ, на подконтрольных Киеву территориях Донецкой и Луганской областей расположены 33 предприятия группы, на которых работают 60 тысяч сотрудников.

А на неподконтрольных территориях СКМ утратила контроль над 7 предприятиями холдинга "Метинвест" (горно-металлургический бизнес СКМ) и 11 предприятиями ДТЭК (энергетический бизнес СКМ).

Именно эти потери оказали наибольшее влияние на деятельность всей группы.

Копірайт зображення UNIAN
Image caption Из-за разрыва производственных цепочек серьезные потери понес Авдеевский коксохимический завод, говорят в СКМ

"В той или иной степени потеря контроля над активами "Метинвеста" на НКТ повлияла на работу всех предприятий холдинга, - ответили в СКМ на запрос ВВС Украина. - Больше всего пострадал Авдеевский коксохимический завод, который получал уголь от объединения "Краснодонуголь", и дальше по цепочке - мариупольские металлургические комбинаты "Метинвеста", получавшие кокс из Авдиевки".

Кроме того, на другие рынки вынуждены ориентироваться криворожские горно-обогатительные комбинаты, поскольку часть железорудного сырья они поставляли на Енакиевский металлургический завод, который также оказался на НКТ.

Что касается энергетических предприятий, входящих в ДТЭК, то "на НКТ остались активы холдинга, которые позволяли стабильно работать энергосистеме Украины".

Шахты ДТЭК "Комсомолец Донбасса", "Ровенькиантрацит" и "Свердловантрацит", которые остались в так называемых "республиках", поставляли антрацит на Приднепровскую, Криворожскую и Луганскую ТЭС. Единственной альтернативой этих поставок является импорт топлива, а следовательно, "ДТЭК рассматривает предложения на мировых рынках угля".

По данным СКМ, за время конфликта на Востоке предприятия, входящие в состав СКМ, но оказавшиеся в "ДНР-ЛНР", направили в бюджет Украины более 10 млрд грн.

  • 2014 - более 4 млрд грн.
  • 2015 - около 3 млрд грн.
  • 2016 - более 3,5 млрд грн.

Доля предприятий, расположенных на неконтролируемых территориях, составляет порядка 10% от всех налоговых отчислений СКМ в 2014-2016 годах, в течение которых группа в целом уплатила более 100 млрд грн. налогов.

Так же десятую часть общих показателей группы эти предприятия предоставляли в виде валютной выручки от экспорта.

Взгляд экспертов

В некоторой степени и правительство, и представители реального бизнеса правы, считают эксперты.

Экономический эффект от блокады действительно может быть не таким большим. Однако он непременно будет.

Потери валютной выручки удастся частично перекрыть за счет более высоких цен на экспортные товары, однако определенного ущерба не избежать, считает исполнительный директор Центра экономической стратегии Глеб Вышлинский.

"Возможно, цена не столь высока, но она есть: это порядка 30 миллиардов гривен потенциального экономического роста, - говорит он. - И нельзя говорить, что все это - доходы Ахметова или других бизнесменов, которые имеют бизнес на неконтролируемой территории".

Копірайт зображення UNIAN
Image caption Последствия блокады могут быть и довольно неожиданными. Например, потеря "Укрзализныцей" трети своих вагонов

Эксперт обращает внимание, что некоторые потери могут быть неожиданными. Например, в "республиках" осталось около трети грузовых вагонов "Укрзализныци".

Он также указывает, что приближается период, когда выплаты по внешним долгам будут расти. Следовательно, потери валюты от экспорта станут больше. К тому же это совпадет с периодом политической нестабильности, связанным с приближением выборов.

Как говорит руководитель аналитического отдела инвестиционной компании Concorde Capital Александр Паращий, хоть НБУ и оценивает влияние блокады на обменный курс как минимальный, однако "сейчас для инвесторов важна курсовая стабильность".

К тому же негативные последствия возникнут не столько из-за убытков в реальной экономике, сколько из-за реакции МВФ на блокаду. Ведь для инвесторов это является своеобразным "путеводителем":

"Все, кто принимает или готовится принимать решения об инвестициях в Украину, смотрят на МВФ, как на барометр. И пока ситуация с МВФ остается неопределенной, есть риск того, что инвестиционные проекты будут откладываться", - говорит он.

Вместе с тем, говорит Александр Паращий, он "спокоен за металлургию".

"Простая статистика: в прошлом году те заводы, которые расположены на НКТ, произвели лишь 3,4 млн тонн стали. Если они сейчас выпадают, освобождается ниша для других. Предприятия, расположенные на контролируемой территории, могут увеличить производство хотя бы до уровня 2013 года, - а это "плюс" 4,7 млн тонн", - объясняет он.

"Если месяц назад на мариупольских меткомбинатах говорили, что у них производственные мощности загружены на 50-55%, то в последние дни мы слышим, что они готовы наращивать производство", - добавляет эксперт.

Вместе с тем он признает, что для этого нужно найти коксующийся уголь и наладить новые производственные цепочки.

Копірайт зображення UNIAN
Image caption Эксперты считают, что альтернативу антрациту с Донбасса можно найти

Проблемы действительно могут возникнуть в области энергетики, считает директор компании "Энергетические ресурсы Украины" Андрей Фаворов. Но только в том случае, если правительство решит сохранять традиционный баланс ресурсов.

По его словам, даже если рассматривать предложенный правительством вариант покрытия дефицита антрацита (увеличение производства электроэнергии на атомных станциях и ТЭС, работающих на газовом угле, плюс импорт антрацита), Украине предстоит завезти еще 2-2,5 млн тонн. Это вдвое меньше, чем заявляет Кабмин.

Кроме того, хоть правительство и не озвучивает такое предложение, стоит рассмотреть возможность импорта электроэнергии, что может оказаться значительно дешевле, чем импорт угля для ее производства.

Андрей Фаворов считает, что в угольном вопросе Украина находится в более выгодной позиции, чем лидеры самопровозглашенных "ДНР-ЛНР", ведь 85-90% угля, добываемого на тех территориях, по своим характеристикам может быть использовано только в украинской энергетике.

"У них огромное количество угля, они с ним ничего не могут сделать, а этот уголь достаточно затратный, - утверждает он. - Рано или поздно они придут договариваться, потому что все те денежные потоки, которые они контролировали, сейчас приблизились к нулю".

Говоря о том, как можно нивелировать последствия блокады, эксперты советуют присмотреться к обязательствам, которые Украина взяла на себя в соответствии с Меморандумом о сотрудничестве с МВФ.

Это открытие рынка земли и реальная приватизация - для валютных поступлений, а также пенсионная реформа - для уменьшения нагрузки на бюджет.

Новости по теме