Новак: возглавить Укравтодор - это миссия смертника

Славомир Новак
Image caption Славомир Новак: в Украине дорог много, а денег мало

Лучше говорить людям правду, считает руководитель "Укравтодора" Славомир Новак.

А правда, как рассказал он в интервью ВВС Украина, заключается в том, что нормальные дороги в Украине могут появиться не раньше, чем через 7-10 лет. Отремонтировать быстро то, чем не занимались в течение 25 лет, по его словам, под силу только волшебникам.

Славомир Новак родился в польском Гданьске, с 2011 по 2013 возглавлял министерство транспорта и водного хозяйства Польши. Некоторое время был депутатом Сейма, отвечал за транспортные планы и инвестиции во время подготовки Польши к Евро-2012.

С октября минувшего года он исполняет обязанности главы "Укравтодора" - компании, которая, по словам министра инфраструктуры Владимира Омеляна, "в течение десятилетий была источником коррупции, объектом нареканий и в конце концов - даже насмешки со стороны граждан".

Новак говорит, что уже знаком с украинскими реалиями, когда сотрудники компании с зарплатами в 7,5 тыс. гривен декларируют загородные имения стоимостью в миллионы долларов, а люди размещают на своих авто наклейки с надписями "Я ненавижу "Укравтодор".

По его же словам, 95% украинских дорог действительно находятся в очень плохом состоянии. Чтобы изменить это, нужны немалые средства, время и немного терпения. Тогда постепенно люди начнут чувствовать изменения, обещает он, и, возможно, даже снимут со своих авто эти наклейки.

В беседе с корреспондентом ВВС Украина Славомир Новак также рассказал о дорожном фонде, ямочном ремонте, а также о том, откуда брать деньги на дороги.

ВВС: Почему, по вашему мнению, в Украине настолько плохие дороги?

С.Н.: Нелегко, отвечая на этот вопрос, сказать правду и при этом оставаться корректным и вежливым.

Основная проблема заключается в том, что последние 25 лет на дороги общего пользования не тратили достаточно денег.

Копірайт зображення UNIAN
Image caption Сейчас "Укравтодор" отвечает за состояние 170 тысяч километров дорог, со следующего года - за 50 тысяч

Это огромная сеть - 170 тысяч километров. И "Укравтодор", который я сейчас возглавляю, отвечает за всю эту сеть. Поэтому вторая ошибка, помимо нехватки средств, заключается в том, что эту сеть не децентрализовали. Из-за этого дороги невозможно качественно обслуживать.

Нигде в мире центр управления такой огромной сетью не сосредоточен в одном месте. Это не под силу даже такому гению как я - шучу, конечно.

И очень хорошо, что с 1 января будущего года будет запущен дорожный фонд и проведена децентрализация. Как следствие, я буду отвечать только за 50 тысяч километров дорог. Например, из 300 тысяч километров дорог в Польше правительство отвечает только за 90 тысяч.

ВВС: Кто отвечает за оставшуюся часть?

С.Н.: Местные власти. В этом и заключается основной смысл децентрализации - передать не только средства, но и функции менеджмента и ответственность на местах.

ВВС: Качество работ на местном уровне часто ниже, чем на центральном.

С.Н.: Так и есть.

ВВС: Вас не беспокоит, что после этой децентрализации количество жалоб на качество дорог будет только увеличиваться?

С.Н.: Прежде всего, чтобы этого не произошло, мы должны тратить на дороги больше денег. Это имеет решающее значение. Однако очевидно, что вопрос ответственности не менее актуален. После децентрализации местные чиновники будут отвечать за состояние своих участков дорог. Это означает, что они будут вынуждены - и я уверен, что так и произойдет - тратить на дороги больше денег.

ВВС: У Польши также есть советское прошлое, но этой стране удалось решить проблему дорог. Можно ли применить ее опыт в Украине?

С.Н.: В начале 1990-х ситуация в Польше очень напоминала ту, что сейчас сложилась в Украине. Конечно, после вступления в ЕС мы получили большие суммы денежных средств из общих фондов - гранты на ремонт дорог. То есть в течение последних 8-9 лет качество польских дорог существенно улучшилось. Мы построили много автострад и отремонтировали дороги регионального значения.

Речь идет о больших суммах - на пике инвестирования, в 2011-2013 годах, на развитие дорог мы тратили в пересчете до 110-120 миллиардов гривен ежегодно. Здесь же, я надеюсь, в этом году у нас будет 20-25 миллиардов. Почувствуйте разницу.

Копірайт зображення ukravtodor.gov.ua
Image caption В Кировоградской и Николаевской областях - дороги в наихудшем состоянии

ВВС: Сколько средств вам нужно?

С.Н.: Согласно расчетам экспертов, чтобы быстро улучшить дороги, в течение следующих пяти лет нам надо примерно по 50 млрд гривен ежегодно.

Однако, если у нас будет по крайней мере 25-30 миллиардов в будущем году, хотя бы 40 миллиардов в 2019, и в дальнейшем мы будем увеличивать эту сумму, тратя при этом эти деньги только на те 50 тысяч километров дорог национального значения, то через 7-10 лет мы отремонтируем всю эту сеть.

ВВС: Стало быть, не стоит ожидать идеальных дорог уже этим летом?

С.Н.: Нет, это невозможно. Я не волшебник. Я предпочитаю говорить людям правду: располагаем таким-то количеством средств, будем тратить их правильно, прозрачно и мудро, не бросая на ветер.

Однако строительство дорог - длительный процесс. Никто не может реализовать его в течение нескольких месяцев. Необходимо подготовить проекты, инвестиционные предложения, экологические разрешения, наконец, получить деньги, провести прозрачные тендеры и заключить соглашения с надежными компаниями. Вот формула появления хороших дорог в любой стране, в том числе в Украине.

Я убежден, что уже через несколько лет люди почувствуют улучшение качества дорожного покрытия. Даже в этом году, при условии, что мы все-таки получим все обещанные деньги, качество дорог возрастет.

Image caption В "Укравтодоре" борются с коррупцией, утверждает руководитель ведомства

ВВС: Дороги в Украине часто были источником коррупции. Как вы будете контролировать расход денег?

С.Н.: Да, мне рассказывали, что это главная проблема "Укравтодора". Однако после введения новых условий для проведения тендеров Prozorro возможностей для коррупции будет все меньше.

В нашей организации мы демонстрируем нулевой уровень терпимости к коррупции и, я надеюсь, это станет примером для людей на местах.

ВВС: Есть ли уже примеры увольнений или передачи дел в суды?

С.Н.: Конкретных доказательств коррупционной деятельности у нас пока нет. Это также одна из составляющих моего подхода: если я никого не поймал за руку, я не могу высказывать свои подозрения. Однако, с другой стороны, если у меня появляются сомнения относительно каких-то людей, мы их сразу увольняем. Что и произошло в прошлом месяце.

(Речь идет о бывшей главе департамента по кадровой работе Оксане Яценко и заместителе гендиректора "Укравтодора" Владимире Сущенко, в собственности которых обнаружили дорогие имения и другое имущество. - Ред.).

ВВС: Ощущаете ли вы давление, осуществляя кадровую политику?

С.Н.: Я провел 20 лет в польской политике. Некоторые вещи в каждой стране ничем не отличаются. Конечно, работая в такой правительственной организации, как "Укравтодор", я должен контактировать с определенными людьми - с премьером, министром инфраструктуры, другими членами правительства, и мы обсуждаем назначения, решения, стратегии.

Однако конечная ответственность лежит на мне. Поэтому мне предоставили достаточно свободы принимать собственные решения.

ВВС: Политикой, о, которой вы упомянули, в Украине пронизано почти все, в том числе дороги. Чуть ли не перед каждыми выборами, которые здесь происходят довольно часто, раздаются обещания о ремонте дорог. Выполнять эти обещания придется вам. Как вы относитесь к использованию этой темы во время агитации?

С.Н.: Конечно, учитывая территориальную площадь Украины, дороги жизненно важны для ее граждан. И очевидно эту тему будут использовать перед выборами, которые действительно происходят часто. Что также является одним из вызовов стабильности в этой стране.

В начале 1990-х в Польше также проводили много выборов. После 2007 года, когда к власти пришло правительство Туска, руководившее страной 8 лет, наступил период стабильности - строились дороги, за которые я отвечал, стадионы, железные дороги, аэропорты, морские порты, школы, больницы. Качество жизни возросло. Поэтому стабильность является решающим фактором для каждой страны.

Я скрестил пальцы, чтобы следующие выборы в Украине состоялись в соответствии с планом, потому что Украине эта стабильность нужна как свежий воздух. Нам следует прекратить политические распри и договориться о сотрудничестве в определенных сферах, в частности, в вопросе развития инфраструктуры, поскольку дороги важны для всех - и для политиков, и для избирателей.

ВВС: Вы сказали, что определяющим фактором для улучшения качества дорог являются деньги. Можно ли привести в Украину инвесторов иможно ли в конечном итоге сделать некоторые дороги платными?

С.Н.: Следует рассматривать дорожный сектор, как одну большую картину, которая состоит из многих пазлов. Один из них - плата за проезд грузовиков, которую не любят ни в одной стране, но она абсолютно необходима. Сначала - для международного транзита, а в перспективе и для украинских перевозчиков.

Одно из главных правил в этой сфере: кто пользуется дорогами, тот и платит за них. Все просто.

Однако, к сожалению, Украина не является членом ЕС, хоть и имеет хорошую перспективу, поэтому нам следует быть реалистами и исходить из тех ресурсов, которые есть в нашем распоряжении.

Мы можем рассчитывать на деньги из госбюджета. Также - на концессионные проекты, когда частные инвесторы за собственные средства ремонтируют дороги в обмен на право зарабатывать на них. Кроме того, можно использовать ту же плату за проезд грузовиков, а также поступления от различных штрафов. Следовательно, в нашем распоряжении достаточно много потенциальных источников финансирования.

Копірайт зображення ukravtodor.gov.ua
Image caption Отказаться от ямочного ремонта в Украине пока не могут

ВВС: Украинцы уже сейчас оплачивают много сборов - когда покупают бензин, импортируют авто. Куда идут эти деньги?

С.Н.: Сейчас эти средства попадают в бюджет, а потом только какая-то их часть возвращается на ремонт дорог.

После 1 января 2018 года ситуация существенно изменится, потому что мы наконец получим то, к чему давно привыкли в ЕС - дорожный фонд. И процент от акцизов на топливо и других сборов, который напрямую будет попадать в дорожный фонд, будет расти. В следующем году он составит 50%, в 2019 - 75%, в 2020 - 100%.

Тогда у нас появится перспектива увеличения финансирования, и мы сможем реализовать свой пятилетний план 2018-2023. Однако сейчас мы делаем только первые шаги на этой неизведанной земле, и, я надеюсь, год за годом ситуация будет улучшаться.

ВВС: Чего ожидать к концу этого года?

С.Н.: Приняты законы по созданию дорожного фонда, децентрализации, бюджетированию, во многих местах в Украине уже проведены тендеры и начались работы. Поэтому ситуация даже теперь очень отличается от предыдущих лет.

Сейчас у нас на руках - всего 6 миллиардов гривен для проведения ремонта. Мы ожидаем получить еще 2 миллиарда за счет облигаций. Кроме того, мне пообещали выделить дополнительно 15 миллиардов за счет реструктуризации долгов. Поэтому к концу этого года мы ожидаем, что наш бюджет составит 20-23 миллиарда гривен, а также будут дополнительные поступления от таможенных сборов.

Мой главный приоритет - отремонтировать коридоры между основными украинскими городами, а также сообщения между портами на Черном море и ЕС. Это очень важно для развития экономики.

ВВС: Где в Украине самые плохие дороги?

С.Н.: Мне поступает много запросов и обвинений из многих городов. Однако худшая, по моему мнению, ситуация в Николаевской и Кировоградской областях.

Я очень хотел бы иметь достаточно денег, чтобы отремонтировать все дороги, но проблем много, и нам следует выбирать, на каких из них сосредоточиться в первую очередь.

ВВС: Ваши предшественники любили рассказывать о неблагоприятном для дорог климате в Украине. Что вы думаете по этому поводу?

С.Н.: Не хочу повторять эти непопулярные объяснения, но с профессиональной точки зрения это отчасти правда. Самое плохое для дорог - это пересечение нулевой отметки температур, что в течение зимы очень часто случается в Украине и в Польше. Даже в течение одного дня. Изменение состояния воды - главный враг дорог. Однако это означает лишь то, что нам нужно использовать качественные битум, асфальт и вообще лучшие технологии при строительстве дорог. У нас есть определенные решения по этому поводу.

ВВС: Вы продолжаете применять технологию так называемого ямочного ремонта, которую многие считают источником хищения средств. Можно ли проконтролировать этот процесс?

С.Н.: Конечно. Мы стараемся делать это. Когда я пришел в эту организацию, я ввел прозрачные правила, а также предельные цены за работы, поэтому и ямочный ремонт не может стоить больше, чем должен.

Кроме того, мы ввели новую систему контроля качества. В нашей ситуации этот тип работ абсолютно необходим, хоть в будущем его можно заменить на полноценную замену полотна.

Image caption Славомир Новак называет работу в Украине удивительной

ВВС: У людей очень высокие ожидания от вашей работы, премьер также ставит жесткие требования. При этом бюджет очень ограничен. Вам не кажется, что ответственности на вашей должности значительно больше, чем возможностей?

С.Н.: Действительно, быть ответственным за что-то невозможное, это - проблема. Иногда я шучу, что работать здесь - это миссия смертника. Однако мне нравятся такие вызовы.

Новости по теме