Что значит "газовое" решение Стокгольмского арбитража?

Глава "Газпрома" Алексей Миллер прокомментирует окончательное решение Стокгольмского арбитража Копірайт зображення Getty Images
Image caption Глава "Газпрома" Алексей Миллер будет комментировать только окончательное решение Стокгольмского арбитража

"Нафтогаз" утверждает, что Стокгольмский арбитраж поддержал его позицию по ключевым вопросам в споре с "Газпромом", а в российской компании заявляют об отсутствии окончательного решения.

Руководитель "Газпрома" Алексей Миллер сказал, что прокомментирует ситуацию, "когда будет окончательное решение". По его словам, этого не будет раньше конца июня.

Такую же позицию озвучил и министр энергетики России Александр Новак в кулуарах Петербургского экономического форума.

Заместитель председателя правления "Газпрома" Александр Медведев сравнил спор с футбольным матчем.

"Киев радуется победе? Какая победа? Если в футболе гол не забили, но дважды коснулись мяча - это тоже победа? В футболе победу приносят забитые голы, а не временное владение мячом", - сказал он.

Президент Петр Порошенко считает, что решение Стокгольмского арбитража свидетельствует, что Москва "впервые теряет возможность использовать газ как оружие политического давления".

Эксперты, к которым обратилась ВВС Украина, положительно оценивают решение о непризнании претензий "Газпрома" по условию "бери или плати".

Однако оценки других аспектов арбитража и возможных последствий разнятся.

Алан Райли, профессор права в City Law School, City University, London

Первое решение арбитража - не о том, сколько "Газпром" должен заплатить "Нафтогазу", а сколько "Нафтогаз" должен был заплатить "Газпрому".

И арбитры решили, что "Нафтогаз" не должен платить ничего из суммы в 35 млрд долларов плюс проценты (это было бы около 40 млрд долларов). Это большая победа.

Другая часть этого дела касается около 30 млрд долларов требований "Нафтогаза" к "Газпрому". Даже если "Нафтогаз" проигрывает эту часть дела, он выйдет из спора с тем, что ничего не должен платить.

Пока решение арбитража гарантирует снятие огромных (финансовых) претензий к "Нафтогазу" и Украине.

Есть еще требования и контртребования сторон на суммы в около 5 млрд долларов.

Но главное в том, что претензии "Газпрома" на сумму свыше 35 млрд долларов, которая составляла реальную угрозу для Украины, уже не существует.

Валентин Землянский, директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений

О каких окончательных суммах может идти речь, вам никто не скажет, пока не будет окончательного решения. А оно будет через месяц.

В предварительном решении определены юридические принципы, которые откорректировал Стокгольмский арбитраж. А то, что касается финансовой стороны дела, будет прописано в окончательном решении. И тогда уже будет видно, победа это или "зрада". Поэтому я бы считал уже по окончательному решению, кто "в профите".

Финансовые показатели должны быть определены уже в конце июня, если не будет предварительной договоренности сторон.

Арбитраж оставляет право и "Нафтогазу", и "Газпрому" заключить мировое соглашение. Если этого не будет, тогда все останется на усмотрение Стокгольма. И надо будет или принимать это решение, или стороны встретятся в апелляции. Она не запрещена и еще может произойти.

То, о чем говорит "Нафтогаз", - отмена принципа "бери или плати" - означает отмену львиной части требований "Газпрома".

Но остаются еще вопросы задолженности "Нафтогаза" и требования самого "Нафтогаза" по ретроактивному ("задним числом". - Ред.) пересмотру цены, а также условий контракта на транзит, решение по которому станет известно в июле.

Копірайт зображення AFP
Image caption Эксперты не исключают "нулевого" варианта, когда ни "Газпром", ни "Нафтогаз" не должны будут платить никаких компенсаций

Владимир Омельченко, директор энергетических программ Центра Разумкова

Решение Стокгольмского арбитража по спору между "Нафтогазом" и "Газпромом" однозначно положительное для украинской стороны.

Оно снимает вопрос "бери или плати", а также позволяет реэкспорт газа.

Фактически, благодаря этому решению снимаются финансовые риски не только для компании "Нафтогаз", но и вообще для Украины. Это будет хорошим знаком для международных партнеров Украины, компаний, которые заинтересованы в инвестициях.

Еще один важный аспект в том, что это решение открывает путь для "анбандлинга" (функциональное и организационное разделение. - Ред.) "Нафтогаза".

А это - одно из ключевых условий участия Украины в европейском Энергетическом сообществе. Это позволит повысить конкурентоспособность украинской ГТС и снизит риски строительства обходных газопроводов, в частности "Северного потока-2".

Что касается требования "Нафтогаза" о ретроактивном пересмотре цены, то на сегодня решение не дает ответа на этот счет.

Получит ли Украина какую-то компенсацию за переплату? Как по мне, это большой вопрос. Но даже если и так, то у меня есть большие сомнения в том, что российская сторона будет его выполнять. Мы видели, что произошло в деле с ЮКОСом.

Если в конце будет даже некий "нулевой вариант", важно, что бремя требования "бери или плати" и связанные с ним финансовые риски уже сняты с Украины.

Михаил Гончар, президент Центра глобалистики "Стратегия ХХІ"

Первые впечатления - положительные, поскольку фундаментальная позиция "Газпрома" по условию "бери или плати" не признана арбитражем как правомерная.

С другой стороны, базовая претензия "Нафтогаза" к "Газпрому", связанная с дискриминационной формулой цены и переплатами "Нафтогаза" за газ, который поставлял "Газпром", по сути, была подтверждена арбитражем.

Это очень важные решения, которые выходят за рамки исключительно двусторонних контрактных отношений "Газпрома" и "Нафтогаза". Они говорят о том, что "Газпром" злоупотреблял своим, по сути, монопольным положением поставщика газа в Украину. Следовательно, такая практика может быть и в контрактах "Газпрома" с другими партнерами.

Хотя в решении Стокгольмского арбитража не будет политических оценок, оно подтверждает то, что "Газпром" использовал газ не только как товар, но еще и как инструмент получения определенных преференций и дополнительных доходов дискриминационным для партнера образом.

Что касается конкретных цифр, то, думаю, они будут в тех нескольких сотнях страниц заключительного решения, когда оно будет.

Другое дело, что арбитражная инстанция не над сторонами спора, она - между ними. Поэтому арбитраж сделает не только соответствующие оценки, но и предложит определенные рекомендации, которые стороны должны сесть и согласовать, исходя из тех оценок, которые дал арбитраж.

Своеобразный "нулевой вариант" не исключен, так как "дьявол кроется в деталях". А они нам неизвестны, пока юристы не объяснят сотни страниц решения арбитража. Но в любом случае это победа "Нафтогаза" и поражение "Газпрома".

Когда "Газпром" увидит, что он в большей степени проигрывает, а это мы наблюдаем по отсутствию четких оценок с его стороны, он может решить игнорировать решение арбитража, как мы это видим по делу ЮКОСа.

Новости по теме