Новая концепция войны или мира - мнения депутатов о реинтеграции Донбасса

Что ждут депутаты от нового закона о ситуации на Донбассе? Копірайт зображення УНІАН
Image caption Что ждут депутаты от нового закона о ситуации на Донбассе?

Тема закона о "реинтеграции" (или, по другому определению, - "деоккупации") Донбасса стала одной из главных в финальной части нынешнего политического сезона.

Ожидается, что свое видение обновленной концепции "возвращения Востока" президент и провластные фракции представят на следующей неделе.

Тем не менее, будущие предложения по Донбассу уже получили кардинально разные оценки - от попыток узурпировать власть Порошенко в условиях войны до чисто формальных изменений с неопределенными перспективами возврата Донецкой и Луганской областей под полный контроль Киева.

Что ждут от закона о реинтеграции Донбасса депутаты разных политсил - в обзоре ВВС Украина.

Копірайт зображення УНІАН

Сергей Пашинский, председатель комитета по нацбезопасности, заместитель председателя фракции "Народный фронт":

Первый блок (будущего законопроекта о реинтеграции. - Ред.) - определение статуса территорий.

Блок второй - мы оптимизируем государственное управление в зоне проведения операции по реинтеграции.

Блок третий - подготовим законодательное поле, чтобы в случае, если наши условия будут выполнены и мы выйдем на государственную границу, там не было беспорядка, а плавно и без каких-либо чрезвычайных обстоятельств мы установили власть на оккупированной Россией территории.

(Россия отрицает обвинения Киева в оккупации Донбасса. - Ред.)

На сегодня концепция АТО, которая очень помогла нам в 2014 году, себя исчерпала. Система ее управления на каком-то этапе была эффективна, но сегодня надо ее оптимизировать.

По закону о борьбе с терроризмом, антитеррористической операцией руководит СБУ. А военно-гражданские администрации подчиняются Администрации президента. И военные подчиняются президенту - через СБУ. Это не оптимальная модель.

С этим законопроектом нет никакой интриги - он дорабатывается и, думаю, на следующей неделе он будет внесен в зал.

С визитом Порошенко в США тема не связана. Впервые эти идеи секретарь СНБО озвучил еще до того, как у нас появилась какая-либо информация об этом (поездке Петра Порошенко в США. - Ред.).

Мы движемся своим путем. И благодарны, в том числе США, за поддержку. Но мы должны понимать, что это наша ответственность - защита суверенитета.

Вообще действия по деоккупации предусматривают не только военные или политические операции, но и систему информационной безопасности. К сожалению, на нас как на государстве Путин отработал элементы гибридной войны.

В западных странах сейчас очень серьезно относятся к вопросам кибербезопасности, идеологии. И мы должны все это систематизировать - в том числе и вопрос закрытия российских сайтов решением СНБО.

Надежда Савченко, член комитета по нацбезопасности, внефракционная:

Этот закон об одном - в нем есть страшные нормы, которые предоставляют президенту право единолично объявлять военное положение в стране. Без утверждения парламента - несмотря на то, что у нас парламентско-президентская республика, а не наоборот.

Это очередной раз, когда президент хочет сконцентрировать власть в своих руках - будучи президентом воюющей страны он не будет переизбираться.

(Действующий закон о "О правовом режиме военного положения" запрещает проведение президентских или других выборов в условиях военного положения. - Ред.)

Поэтому это ужасный закон, он не несет в себе ничего, чтобы вернуть наши земли. Он ведет к войне, а не к миру.

К консультациям меня не привлекали, такие законы разрабатываются исключительно определенной группкой депутатов, подконтрольных власти.

"Реинтеграция" и "деоккупация" - это игра словами, а речь должна идти о юридических терминах, которые затем могут использоваться в международных судах и без полутонов или двойных стандартов.

Украина проиграет, если не называть вещи своими именами, это надо было делать еще с 2014 года. Сейчас уже поздно, мы уже проиграли годы войны - именно в юридическом поле, в защите на международной арене.

В целом же ни одним законом нельзя вернуть свои территории или реинтегрировать. Это должны быть четкие действия и программа.

Четкое обеспечение - социальное, чтобы возвращать наших людей, и военное, ведь когда идет война и каждый день гибнут люди, нельзя исключать и военный компонент.

Копірайт зображення УНІАН

Александр Вилкул, член комитета по евроинтеграции, сопредседатель фракции "Оппозиционный блок":

Я за любой формат, который поможет вернуть в нашу страну мир и вновь сделать ее единой.

И против любого формата, который это отдаляет и ущемляет права людей.

Я считаю, что любые законопроекты, которые будут приниматься в парламенте, должны сначала пройти серьезную экспертизу и консультации на уровне Нормандского формата, куда входят ведущие страны мира.

Только после этого их можно рассматривать в нашем парламенте.

К сожалению, пока нас к каким консультациям не привлекали.

О чем говорит Нормандский формат и Минские соглашения? О реинтеграции. Всем очевидно, что военного решения конфликта не существует. Есть только дипломатический путь, по нему и нужно двигаться.

Уверен, что военного пути не существует даже теоретически. Если бы все это поняли еще три года назад, то Украина была бы совсем отличной от той, какой она является сейчас.

Копірайт зображення Укрінформ

Юрий Деревянко, член комитета по противодействию коррупции, внефракционный:

Если этот закон будет предусматривать механизмы взаимодействия между оккупированными и неоккупированными территориями - это будет хорошо.

Если он будет четко давать ответ на вопрос о том, что невозможно проводить выборы на оккупированной территории до тех пор, пока там не будет контроля украинской власти и конституции - это также будет хорошо.

А если новый закон кто-то захочет принять, чтобы ввести военное положение на подконтрольной территории - в тех населенных пунктах, где кому-то не нравятся электоральные настроения, - это, наверное, будет не очень хорошо.

Но пока мы можем говорить только о нескольких концепциях - какие-то из них более жесткие, какие-то менее. Поэтому нужно дождаться, пока законопроект внесут в парламент...

Пока же мы прекрасно понимаем, что никакое АТО уже не проводится, а на самом деле происходит защита нашей территории от агрессора. Есть оккупированные территории, это настоящая война.

Поэтому этот закон должен перевести юридическую плоскость от АТО к тому, что реально происходит. Поэтому, возможно, это станет новым толчком к тому, чтобы Минск, который тормозит и, в принципе, свою миссию выполнил, перешел к новому этапу.

Новости по теме