Группа С14: хулиганы, которые ловят сепаратистов

С14 ("Сич") - группа, которая декларирует борьбу против сепаратизма в далеких от фронта городах Копірайт зображення С14
Image caption С14 ("Сич") - группа, которая декларирует борьбу против сепаратизма в далеких от фронта городах

Недавно блогер Руслан Коцаба, которого судили за призывы против мобилизации в ВСУ в 2014 году, заявил, что в столичном метро на него "было совершено нападение нациками С14". Он добавил, что ему удалось "отбиться", а полиция при этом бездействовала.

На опубликованном блогером видео крепкий парень, один из вероятных нападавших, говорит: "Ты понесешь наказание. Ты сепарская скотина, ты сгниешь в тюрьме, Русланчик. Удачи от С14".

За несколько недель до этого ВВС Украина пообщалась с лидерами объединения С14 ("Сич") об их взглядах и отношениях с правоохранителями.

Активизм и АТО

Копірайт зображення Олександр Войтко
Image caption Лидеры С14 Александр Войтко (крайний справа) и Евгений Карась (второй слева) во время АТО на Донбассе

Евгений Карась - киевский активист, который принимал участие в протестах против застройки сквера Стуса и перестройки Гостиного двора. В 2014 году баллотировался в Киевсовет по спискам "Свободы", но не прошел.

Александр Войтко был журналистом и преподавал в Киево-Могилянской академии.

Оба поддерживали Евромайдан, а после начала конфликта вступили в батальон "Киев-2", откуда перешли в батальон "Гарпун" (подразделение специализировалось на разведке и антидиверсионных действиях).

Оба являются участниками АТО.

Впоследствии, когда "Гарпун" расформировали и бойцов перевели в полк "Миротворец", они ушли со службы. Как говорят - из-за того, что руководство полка "вытесняло" из него добровольцев.

Евгений Карась и Александр Войтко входят в объединение С14. Среди прочего, его члены занимаются тем, что проводят "воспитательные беседы" с теми, кого считают "сепаратистами".

На Youtube-канале группы есть несколько видео с довольно жесткими разговорами.

Копірайт зображення С14
Image caption Видео одной из "воспитательных бесед" - активисты задержали мужчину, которого назвали "сепаратистом" и передали его СБУ. Через несколько часов его отпустили, так как правоохранители не нашли в его действиях признаков преступления

"Мы много общались с людьми на Донбассе. И почувствовали, что ситуация там сложилась так, потому что все время относились толерантно: ну хорошо, вышел кто-то на пророссийский митинг; хорошо, среды них есть россияне; хорошо, они что-то там захватили. А потом стало поздно", - рассказывает Евгений Карась.

"Поэтому мы считаем, что это надо пресекать с самого начала. У людей, которые ходят по мирным городам и считают, что Украина - это не государство, здесь должен быть "Русский мир" или сочувствуют боевикам ЛДНР - не просто идеология. Это те, кто уже завтра может начать стрелять и убивать", - добавляет он.

В то же время, они настаивают - никого не бьют, а только занимаются "мелким хулиганством".

"Если человек откровенно выражает антиукраинские взгляды, его, конечно, нельзя калечить или убивать. Однако и молчать об этом нельзя... Поэтому мы считаем, что здесь надо заниматься мелким хулиганством - дать пощечину, останавливать их, не давать им это говорить", - объясняет Евгений Карась.

По его словам, "здесь речь идет о немного других вещах, чем диалог".

А Александр Войтко считает, что таким образом С14 участвует в "гибридном конфликте": "С начала конфликта наше государство говорит о гибридной войне, но само ее не ведет. Оно ведет обычную войну на Востоке, а на вызовы на остальной территории оно отвечает очень слабо".

Старые знакомые

Копірайт зображення С14
Image caption Во время Майдана часть членов С14 входила в "Сотню Святослава", которая базировалась в Киевсовете и активно участвовала в силовом противостоянии

Парни говорят: к вооруженным формированиям присоединилось много пророссийских активистов, с которыми у них возникали конфликты в 2014 году.

Приводят пример человека, который планировал устроить автопробег по Украине с бюстом российского императора Николая II.

Тогда дело дошло до драк.

"Мы с ними подрались и говорим - если вы хотите диалога между народами, давайте говорить, что вот - мы, Украина, и россияне - какие-то нам соседи. Но Николай - это имперское прошлое, мы этого не допустим... Вроде нашли общий язык, чтобы было меньше драк", - вспоминает Евгений Карась.

"Так вот, этого человека убила СБУ во время задержания в Харькове в 2014 году. У него в рюкзаке были магнитные мины и пистолет с глушителем", - рассказывает один из руководителей С14.

"И это был киевский парень, с которым мы вроде как нашли общий язык! Просто у него были пророссийские взгляды. Не прошло и полгода войны, как он в Харькове готов был убивать", - удивляется Евгений Карась.

(Из сообщения СБУ от 24 октября 2014 г.: "Четырех вооруженных диверсантов СБУ задержала при подготовке ими взрыва на территории пиротехнического завода в Харькове (...) При задержании боевики оказали сопротивление, использовали против правоохранителей ручную гранату, открыли огонь из пистолета, получил серьезное ранение сотрудник СБУ. Один из диверсантов, который вел прицельный огонь, в ходе спецоперации был обезврежен".)

"Оппоненты нам говорят - почему вы не на Востоке? Сидите в окопах и воюйте там. Им очень не нравится, что кто-то им противостоит здесь. Возможно, на это и была ставка - что все патриоты и деятельные люди погрязли в войне, а здесь открылось пространство, чтобы подорвать изнутри", - предполагает Александр Войтко.

Отношения с полицией

Копірайт зображення УНІАН
Image caption Акция "Никто не забыт, ничто не забыто" 9 мая 2017 года

Парни жалуются, что полиция недостаточно реагирует на угрозу сепаратизма в городах, которые находятся далеко от фронта.

"Знаю случай, когда в Киеве люди включили откровенно сепаратистскую музыку. На это трижды вызывали патрульных, а те не знали, что делать", - отмечает Евгений Карась.

"Уже потом этим сепаратистам набили морды и они даже не спрашивали, за что. И люди вокруг говорили: молодцы ребята. Вот такая ситуация: когда есть нарушение закона, но не нарушение нормы общества", - добавляет он.

Кто именно "набил морды" за "откровенно сепарский рэп", он не уточняет.

В своих сообщениях о подобных случаях С14 нередко использует размытую формулировку "неизвестные патриоты".

На вопрос о том, не возникало ли у группы проблем с законом из-за таких "воспитательных бесед", говорят: "Мы проводим преимущественно мирные акции. Если кто-то от нас сильно пострадал, то мы не в курсе".

Открыты ли против активистов в связи с этим уголовные дела, они также не знают.

"Здесь такая ситуация - полиция понимает, что если начать делать уголовное дело, то возникнут вопросы и к ней. Если, например, у преступника разбит нос - но почему этот преступник ходит здесь?" - спрашивает Евгений Карась.

В комментарии ВВС Украина представитель МВД Артем Шевченко рассказал, что пока никаких вопросов к С14 у правоохранителей конкретно в связи с "воспитательными беседами" не возникало.

"Хотят проводить воспитательные беседы с "бытовыми сепаратистами"- не вопрос. Но не нарушай закон, не применяй силу, не совершай преступление", - предупредил Артем Шевченко.

Ни о каком конкретном случае нарушений со стороны членов С14 ему не известно.

"Если они будут нарушать закон, их будут привлекать к ответственности. Как их друзей, по версии следствия", - добавил представитель МВД.

Дело Бузины

Копірайт зображення УНІАН
Image caption Участники марша "Свободу Медведько и Полищуку" жгут файеры в Киеве, 19 декабря 2015 года

Следствие, о котором вспомнил Артем Шевченко, касается дела об убийстве публициста Олеся Бузины.

По подозрению в совершении этого преступления были задержаны двое экс-бойцов АТО - Денис Полищук (54-й разведбат) и Андрей Медведько ("Гарпун") - приближенные к объединению С14.

Сейчас их выпустили из-под стражи, защита отвергает их причастность к убийству публициста. По делу недавно завершилось следствие.

Именно этим Артем Шевченко и объясняет все нарекания группы С14 о том, что их вынудили покинуть службу в "Миротворце" (Александр Войтко, например, только недавно написал заявление об увольнении, а до этого судился из-за результатов переаттестации).

"Эти ребята находятся в системном противостоянии с национальной полицией еще с тех времен, когда их друзья были заподозрены в убийстве Бузины. Они это восприняли как наезд на свое неформальное образование", - говорит Артем Шевченко.

Копірайт зображення УНІАН
Image caption Спикер МВД Артем Шевченко говорит, что ребята из С14 больше стремились заниматься общественной деятельностью, чем служить в полку "Миротворец"

"Они создают из себя таких "Дон Кихотов", которых преследует вся полиция... Это все бред. Они не настолько весомые и влиятельные", - добавляет представитель МВД.

Он также отметил, что общественная деятельность и служба в полиции - разные вещи: "Возможно, на определенном этапе их общественная деятельность и позиция по постоянному конфликту с полицией вошли в противоречие с возможностью службы в рядах полка "Миротворец".

"В полиции нет никаких общественных движений. Если ты хочешь заниматься общественной деятельностью, раскручивать бренд своего неформального объединения - вперед. Но не нарушай при этом закон и не служи в полиции", - резюмирует Артем Шевченко.

Политические амбиции

Копірайт зображення С14
Image caption В С14 признают, что имеют политические амбиции

Парни из С14 признаются - у них действительно есть определенные политические амбиции.

"Нашей идеологией является украинский национализм, но много внимания уделяем социальной деятельности", - говорит Евгений Карась.

В то же время они отрицают связи с неонацистскими идеями - говорят, что цифра "14" в названии появилась потому, что "Сич" была создана 14 октября, а не из-за связи с неформальной символикой праворадикальных движений "1488".

"С14 - это "Січ". Рассказывают, что в подпольных типографиях УПА не было буквы "і", и вместо нее писали "1", - добавляет Евгений Карась.

"У нас политическая амбиция - привлечь внимание общества к тому, что Украина ведет тяжелую войну за независимость. И как она завершится, пока не решено", - говорит о своих мотивах Александр Войтко.

"Почему мы занимаемся противодействием сепаратистским движениям в Киеве? Потому что без этого не может быть постоянства в каких-то социально-культурных движениях", - добавляет Евгений Карась.

"Не то, чтобы нам было весело кого-то ловить. Это на самом деле занимает много времени, и это риск - они так же могут ловить нас. Хотя мы не боимся: на войне как на войне", - говорит он.

Новости по теме