Почему обмен пленных "всех на всех" не работает?

Обмен пленными Копірайт зображення Ukrinform

Формула "всех на всех" в Минских договоренностях, по которым должны освободить и обменять заложников, взятых в плен во время конфликта на Донбассе, остается нереализованной. И пока признаков того, что такой обмен состоится, нет.

В последнее время участники минской контактной группы неоднократно заявляли, что процесс вот-вот начнется. Однако возникали новые обстоятельства, из-за которых обмен откладывался. Будет ли выполнен этот пункт Минских соглашений?

137 против 600

Согласно последним данным СБУ и представителей Украины в контактной группе по урегулированию кризиса на Донбассе, на территории самопровозглашенных "ДНР" и "ЛНР" удерживают 137 украинских граждан - военных и гражданских.

Эта цифра постоянно меняется, так как иногда удается освободить одного или нескольких заложников, но список пленных снова пополняется новыми фамилиями.

Сепаратисты же подтверждают, что удерживают 71 человека, а не 137. Кроме того, около 400 человек считаются пропавшими без вести.

"ДНР/ЛНР" записали в список на обмен около 600 человек. Украинская сторона на неравный обмен соглашается, но просит исключить из него людей, которых считает уголовными преступниками, не имеющими отношения к конфликту на Донбассе. Речь идет о более 60 таких людей.

Представительница Украины в контактной группе Ирина Геращенко сообщила 31 июля, что "представители ОРДЛО согласились исключить из списка лиц двух десятков уголовных преступников".

"Но ОРДЛО при этом продолжают требовать амнистии и освобождения еще 45 человек, не имеющих отношения к конфликту и совершивших тяжкие преступления, - бывших "беркутовцев", которые расстреливали "Небесную сотню", организаторов терактов в Одессе и Харькове", - написала Ирина Геращенко в Facebook.

Копірайт зображення Ukrinform
Image caption Ирина Геращенко с освобожденными заложниками

Пока что украинской стороне удается время от времени вызволять из плена по одному или сразу нескольких заложников.

В минувшие выходные были освобождены судья Виталий Руденко, который поехал на неконтролируемую территорию на похороны, но был задержан на блокпосту, а также волонтер Людмила Сурженко, которая имеет недостатки слуха. Ирина Геращенко говорит, что у нее есть доказательства применения пыток к женщине.

"Криминалитет" и амнистия

После того, как на заседании гуманитарной группы в Минске были представлены списки на обмен, украинская сторона заявила, что в нем есть те, кто не хочет возвращаться на территорию "ДНР/ЛНР".

Стороны договорились, что будет проведена верификация списков с участием уполномоченного Верховной Рады по правам человека Валерии Лутковской, членов наблюдательной миссии ОБСЕ, а также нескольких родных тех, чьи фамилии есть в списке сепаратистов.

Начиная с середины мая, представители офиса омбудсмена объехали СИЗО и тюрьмы по всей Украине, чтобы собрать эту информацию. Верификация подтвердила, что несколько сотен человек из заявленных "ДНР/ЛНР" надеются на амнистию и предпочли бы остаться на контролируемой Киевом территории.

Копірайт зображення Ukrinform
Image caption Координатор ОБСЕ посетит заложников в тюрьмах на территории "ДНР/ЛНР"

Представители сепаратистских "республик" этому не верят. После заседания контактной группы 19 июля они обвинили Киев в "затягивании" обмена пленными.

Как информируют сайты "ДНР", представители "республики" на переговорах выразили недовольство тем, что Украина "поставила под сомнение необходимость полной амнистии для лиц, связанных с конфликтом на Донбассе". Согласно позиции украинской стороны, речь идет только о людях, которые совершили уголовные преступления, а потому не могут быть амнистированы.

Председатель правления общественной организации "Восток SOS" Александра Дворецкая говорит, что переговоры постоянно оказываются в тупике.

"В этом списке постоянно появляются люди, которые не имеют никакого отношения к событиям на Донбассе и даже к событиям Майдана - это обычные уголовники, осужденные за убийства, изнасилования и другие тяжкие преступления. И это заводит переговоры в тупик. Также мы знаем, что они не подтверждают фамилии находящихся в ОРДЛО, торгуются, потому что кто-то им на обмен "не подходит", - говорит волонтер, которая сотрудничает с родственниками пленных, в комментарии ВВС Украина.

Но Ирина Геращенко говорит, что несмотря на постоянные срывы обмена, все же удается делать небольшие шаги. В частности, она сообщила, что украинская сторона добилась, чтобы в августе координатор ОБСЕ посетил заложников в тюрьмах на территориях сепаратистов.

"Мы обратились с требованием, чтобы обязательным пунктом, куда попадет представитель ОБСЕ, была Макеевская колония, где содержат наших военных. А также посещение гражданских, в частности, профессора Игоря Козловского", - написала она в Facebook.

По данным СБУ, в Макеевской колонии находятся 56 человек, в СИЗО и тюрьмах Луганской области - 14.

Другие механизмы

И все же, несмотря на некоторое продвижение в переговорах, обозреватели говорят, что формула "всех на всех" не работает и надо искать другие механизмы.

В интервью одному из телеканалов директор центра исследований "Пента" Владимир Фесенко сказал, что следует искать новые, нестандартные формы обмена, не в рамках Минских договоренностей.

"Переговоры не на площадке Минска, не в рамках Трехсторонней группы, а путем других контактов с участием представителей российской стороны дадут определенный результат. Но, скорее, это будет точечный обмен, а не "всех на всех", - сказал он в эфире телеканала "112".

Копірайт зображення Ukrinform
Image caption Родные пленных постоянно проводят акции возле администрации президента Украины и посольства России в Киеве. Фото 2014 года

О другом формате говорят также правозащитники.

В частности, это Хельсинский союз, ведущий в Европейском суде по правам человека дела более 20 пленных на Донбассе. Юрист союза Надежда Волкова говорит, что, прежде всего, Украина должна квалифицировать конфликт на востоке Украины как конфликт с Россией, в результате чего проблема пленных была бы переведена в плоскость международного гуманитарного права.

"Формула "всех на всех"- это скорее медиакартинка. На самом деле мало верится, что такой обмен возможен. Мы не понимаем, почему переговоры ведутся именно с представителями ОРДЛО, которых сама же Украина признает террористами. Киев фактически стал заложником требований и шантажа сепаратистов, которые меняют свой список, как им хочется", - говорит Надежда Волкова в комментарии ВВС Украина.

"Конфликт надо переквалифицировать, надо переводить его в статус конфликта с Россией и предоставлять статус военнопленных людям, которых удерживают в ОРДЛО. Надо менять подход полностью, надо отделить гуманитарные вопросы от политических и экономических. Тогда это будет плоскость международного гуманитарного права, где ответственными сторонами за нарушение прав, за пытки пленных будут нести стороны конфликта. Потому что пока договаривается государство, пленным не предоставляется медицинская помощь, они не общаются с родными, подвергаются издевательствам, не получают передачи, а все это - нарушение Женевских конвенций. А официально Киев об этом ничего не говорит", - добавляет юрист Хельсинского союза.

Как отметила Надежда Волкова, это касается как России, так и Украины, которая так же должна отвечать за обращение с теми, кто попал в СИЗО и тюрьмы в течение конфликта на Донбассе.

Изменение формата

Председатель правления организации "Восток SOS" Александра Дворецкая соглашается, что действующий формат переговоров об освобождении заложников не является эффективным.

Однако она говорит, что, как и Минским договоренностям, этому формату пока нет альтернативы.

"Да, есть критика Минских договоренностей, но альтернативы нет. Потому что это то, на что согласились все, в том числе Россия. И это пока единственная переговорная площадка. Сказать "давайте отменим", может означать полное торможение процесса", - говорит она ВВС Украина.

В Хельсинском союзе по правам человека видят другой путь для достижения результатов.

"Почему решение о судьбе пленных решают Леонид Кучма, Виктор Медведчук и Ирина Геращенко? Если посмотреть на опыт других стран, в частности, Израиля - там это происходит при участии родственников, с привлечением суда", - говорит Надежда Волкова.

"К примеру, уже известно, что сепаратисты внесли в список на обмен бывших "беркутовцев", которые в Киеве подозреваются в причастности к расстрелам "Небесной Сотни". Не следует ли привлечь к решению их судьбы родственников погибших на Майдане и родственников тех, чьи сыновья или родители несколько лет сидят в подвалах или колониях ОРДЛО? Они смогут найти общий язык. Государство должно быть организатором этого процесса и принимать какие-то формальные решения, по которым будет найден консенсус в более широком кругу родственников, представителей общественных организаций, юристов", - добавляет правозащитница в комментарии ВВС Украина.

В первые годы конфликта родственники пленных выкупали их за десятки тысяч долларов у боевиков, говорит волонтер Александра Дворецкая. Либо самостоятельно ехали в Луганск или Донецк и выпрашивали своих детей или мужей у сепаратистов.

Сейчас ситуация кардинально не изменилась.

"Есть те, кто готов любые деньги платить и встречаться с кем угодно, лишь бы освободить сына, брата или мужа. Кто-то до сих пор ездит в Москву или Луганск, ищет, кого попросить об освобождении", - рассказывает Александра Дворецкая.

Все эти люди, отмечают правозащитники, очень нуждаются в морально-психологической и материальной поддержке государства.

Новости по теме