Была бы еще сотня людей, взяли бы Иловайск - воспоминания бойца

Сергей Мищенко Копірайт зображення Сергей Мищенко

Сергей Мищенко - экс-боец первой штурмовой роты батальона "Донбасс". В своей роте был санитаром.

Маркетолог по образованию, он участвовал в протестах на Майдане, а затем прошел курсы парамедиков и пошел добровольцем в "Донбасс".

Воевал в Артемовске (Бахмуте), Попасной, Лисичанске, Курахово, а в августе 2014-го попал в Иловайск.

Вместе с другими "донбассовцами" выходил через "зеленый коридор", а когда колонну начали обстреливать, организовывал госпиталь в селе рядом.

Как выживали в Иловайском окружении и спасали раненых, а также - как отличали российских военных от сепаратистов - Сергей Мищенко рассказал в интервью ВВС Украина.

Минобороны опубликовало анализ боя под Иловайском

Юрий Береза: помощь в Иловайске расстреляли

Они сражались за Иловайск. Август, 2014

Штурм Иловайска

Копірайт зображення Сергей Мищенко
Image caption Бойцы батальона "Донбасс", июль 2014 года

ВВС Украина: Перед выездом в Иловайск эта операция казалась какой-то необычной?

Сергей Мищенко: Нет, сказали, что едем на сутки.

Мы до этого шутили, что если предупреждают, что выходишь на сутки, то надо брать запас на три.

Поэтому я взял с собой все, что было из медикаментов.

ВВС Украина: Как входили в Иловайск?

С.М.: 18 августа с той стороны, где нас никто не ждал - обошли весь Иловайск и зашли с тыла.

В первый день сепаратисты даже не знали, что мы в городе, и поэтому утром 19 числа мы ловили на своих блокпостах гуляющих "сепаров".

Копірайт зображення Сергей Мищенко
Image caption Бойцы батальона "Донбасс", август 2014 года

Далее пошли на штурм другой части города.

Сейчас я понимаю, что мы шли не столько чтобы взять весь город, сколько чтобы нанести отвлекающий удар. А в это время должны были войти "Азов" и "Днепр", усиленные частями ВСУ.

Но технику не предоставили, и назад 19 августа они не вошли.


Изофициального отчета Минобороны о боях за Иловайск и роли добровольческих батальонов: "Несмотря на высокую мотивированность бойцов, уровень их обученности - как общий, так и по управлению поддерживающими подразделениями - был низкий. Уровень их организованности также не способствовал эффективному выполнению задач. Добровольческие подразделения входили и выходили из боя по усмотрению их командиров. Они, как правило, входили в населенный пункт и, столкнувшись с сопротивлением противника, выходили. Это повторялось несколько раз. Причиной этого был низкий уровень тактической подготовки и отсутствие маневров. В таких условиях взять под контроль Иловайск не удавалось".


Тогда у нас было много раненых. Но если бы у нас была еще сотня людей, то мы бы взяли Иловайск.

Копірайт зображення Сергей Мищенко
Image caption Боец батальона "Донбасс" Вадим Антонов с позывным "Самолет". Погиб в первых боях за Иловайск

Вышли бы потом, не знаю. Но взять - взяли бы. И тогда все было бы несколько иначе.

ВВС Украина: Как шли бои в самом Иловайске?

С.М.: В школе был штаб, а по всему частному сектору были разбросаны наши части, чтобы уменьшить потери при обстрелах. Стояли блокпосты.

То есть мы нормально работали.

Окружение

Копірайт зображення Сергей Мищенко

ВВС Украина: Когда появилось ощущение, что попали в окружение?

С.М.: С 21 августа любая эвакуация была очень трудной. Сначала по дороге надо было провести разведку. Давали маршрут, но ты не был уверен, что там все будет хорошо.

25 августа вывезли последних раненых.

Тогда процесс окружения Иловайска еще продолжался. Окружали город и прилегающие территории.

Например, Многополье было наше, Грабское - наполовину наше, а в Старобешево уже стояли россияне. О том, что они вошли, мы знали утром 25 августа.

Копірайт зображення Укринформ
Image caption Бойцы батальона "Донбасс" пережидают артиллерийский обстрел в Иловайске

ВВС Украина: Откуда знали, что это именно россияне?

С.М.: Я докладывал начштабу [батальона "Донбасс"] "Филин", что нужна эвакуация. Он мне лично сказал, что вошли россияне - где-то на элеваторе взяли двух россиян, которые перепутали маршрут.

Было понятно, что это часть российских войск.

Официальная Москва последовательно отрицает обвинения в участии своих военнослужащих в боевых действиях на территории Донбасса, в том числе и в боях за Иловайск. А в самопровозглашенных "ДНР" и "ЛНР" настаивают, что окружение сил АТО под Иловайском - результат удачного контрнаступления их вооруженных формирований. В украинской военной прокуратуре же утверждают, что в ночь с 23 на 24 августа 2014 года на территорию Украины вошли девять батальонно-тактических групп Вооруженных сил РФ, которые имели в 3,5 тыс. личного состава, до 60 танков, до 320 БМД (БМП), до 60 орудий, до 45 минометов и 5 ПТРК. - Ред.

ВВС Украина: Как решали выходить из Иловайска?

С.М.: 28 августа объявили перемирие - нам сказали, огонь первыми не открывать. Тогда же сообщили, что нужно готовить раненых и госпиталь для выезда.

Около 4 часов утра 29 числа мы сформировали колонну и понемногу начали выходить из города.

За нами шел КАМАЗ с ранеными, который мы обозначили белым флагом с красным крестом, чтобы его не обстреливали.

Но потом его одним из первых и подбили. Легкая цель.

Выход

ВВС Украина: Расскажите о выходе.

С.М.: Вышли на Многополье. Там колонну разделили - большая часть добробатов выходила в направлении Червоносельского, а ВСУ - другим коридором...

Копірайт зображення mil.gov.ua
Image caption Схема выхода сил АТО из Иловайска (по анализу Генштаба)

И тогда пошла информация, что россияне требуют сдать все вооружение и выходить без оружия.

На такое никто не пошел.

Далее начался минометный обстрел. Мы двигались сначала по дороге, но потом когда поняли, что это фактически тир, то пошли через поля к ближайшим домам в деревню Червоносельское.

В домах были российские десантники, начался бой.

Мы поняли количество раненых и начали делать госпитали.

Копірайт зображення Getty Images

ВВС Украина: Все же откуда знали, что это российские десантники?

С.М.: Они в плену у нас были. Во время допроса они называли номера своих военных частей в России...

Также я ходил на ту сторону - у них не было медика и на переговорах они требовали медика от нас, чтобы он осмотрел раненых. В обмен на эти услуги я забрал нашего раненого.

(Подробнее этот эпизод Сергей Мищенко описал в разделек своей будущей книге. - Ред.)

И вообще, у них совершенно другая манера боя была. Это не сепаратисты, те так не воевали - организованно, танки под прикрытием.

Местные жители говорили, что они нас четыре дня ждали, окопались.

Для меня это был шок - смотрю на холмик. Раз, и он уехал и у него вырастает ствол. Это был танк. Наши ребята потом его и еще один сожгли.

ВВС Украина: Какие впечатления от общения "на той стороне"? Полностью враждебное отношение к вам было?

С.М.: Они выполняли свою работу. Но у меня было такое впечатление, что даже выполнение этих обязанностей их очень оскорбляло...

Плен

ВВС Украина: Что было дальше в этом селе?

С.М.: Мы переночевали, а 30 августа они показательно разбили один из домов - из трех видов оружия сравняли его с землей.

И от них поступила информация - если не сдадитесь, то такое же будет со всеми домами. А дальше пойдет зачистка и никого не останется.

Ребята могли бы пойти на прорыв, но было очень много раненых - нетранспортабельных было десять, а с легкими ранениями, наверное, - половина состава.

Копірайт зображення Getty Images
Image caption Остатки техники в окрестностях Иловайска

ВВС Украина: Держали связь с командованием?

С.М.: Связь была нестабильной, но ребята нашли место, откуда можно было дозвониться. Но нам никто не мог сказать, что делать...

Мы ждали приказа. Нам говорили - вот-вот помощь будет.

30 августа где-то в полдень мы сдались в плен. Разобрали оружие и разбросали так, чтобы его нельзя было собрать.

В селе остались медики и тяжелораненые. Вообще, санитарам было легче - особого выбора, оставаться или нет, не было.

А ребята пытались выходить небольшими группами. По моим оценкам, где-то 25-30% не вышли и сейчас они считаются пропавшими без вести.

За нами же прислали Камаз, туда погрузили раненых и куда-то повезли.

Копірайт зображення Getty Images
Image caption Сгоревший танк в районе Иловайска

Переночевали в поле. В машине было очень холодно, а как ребятам на земле, - с трудом представляю.

Утром у нас умер "Эст" (оператор противотанкового взвода "Донбасса"Владимир Ложешников. - Ред.). Там, куда я относил его тело, уже лежали три ВСУшника.

Я тогда начал нервничать, поссорился с российским офицером связи - он у нас был как представитель... Как-то оно подействовало - нам потом и воды дали, и поесть.

Около 15-й нас в Камазе вывезли и передали колонне с украинской стороны.

Когда формировалась эта колонна на выход, нам сказали: ВСУ и другие батальоны - направо, "Донбасс" - налево.

Колонну ВСУ отдали украинской стороне, а ребят из "Донбасса" передали сепаратистам. 128 человек.

Надо отдать должное российским военным - наших девушек и раненых они сепаратистам не отдали.

Копірайт зображення Getty Images
Image caption По данным военной прокуратуры, при выходе из Иловайска погибли 366 украинских бойцов, 429 получили ранения, еще 300 попали в плен

ВВС Украина: Вам известно о судьбе пленных?

С.М.: Из плена вернулись почти все...

А тех, кого ловили на выходе - я знаю только несколько случаев, когда они попадали в плен. Сепаратисты, когда брали "Донбасс", либо издевались и расстреливали, либо просто расстреливали.

ВВС Украина: Есть утверждение, что чуть ли не со времен Иловайска есть бойцы, которых держат в плену якобы в Чечне. Ваша точка зрения - это возможно?

С.М.: Мы несколько раз это проверяли. Я думаю, что это просто действуют аферисты, которые выманивают деньги у семей пропавших без вести.

Знаю, что один такой случай закончился судом. Был человек, который собирал деньги с семей, якобы чтобы выяснить судьбу бойцов.

Копірайт зображення Сергей Мищенко
Image caption Июль 2014 года, окрестности Попасной. Фото из самого Иловайска у Сергея Мищенко не сохранились - во время боев он там потерял телефон

ВВС Украина: Почему решили не сдавать оружие, когда предлагали выход?

С.М.: В тех условиях "Донбасс" оружие бы не сдал. Мы были на машинах, и если бы нам дали четкий приказ выходить с боем, мы бы прорывались.

И если бы не было гарантированного коридора, мы могли бы сгруппировать все силы ближе к Иловайску и там выжидать довольно долго. Воевать было мало чем, но можно было бы еще повоевать неделю-две.

Вода была, еду можно было брать с огородов, не зима же.

Воспоминания

Image caption Сергея Мищенко наградили медалью "За воинскую службу" - за вынос раненых с поля боя

ВВС Украина: Общаетесь сейчас с теми, с кем были в Иловайске?

С.М.: Каждый год встречаемся 29 августа. Мы считаем, что это день памяти всех погибших, в том числе и день воспоминаний о массовой гибели ребят.

ВВС Украина: Существуют ли проблемы с оформлением для добровольцев, воевавших в Иловайске?

С.М.: Много людей было оформлено.

Вот человека ранили 10 августа, и для того, чтобы ему доказать, что он был с нами, и оформить статус участника боевых действий, надо собрать пять нотариально заверенных свидетельств.

Далее с ними пойти в суд и доказывать уже там...

ВВС Украина: Вы пишете книгу о военных медиках.

С.М.: Да, советовал бы всем ребятам писать, немного "попускает".

Когда все выписываешь на бумаге, оно трудно идет, но потом становится легче.

Это часть истории, если столько ребят погибло, оно же не может быть бесполезным, не можем об этом забыть.

Новости по теме