Фотографии, от которых перехватывает дыхание

В последнюю секунду - фото Валерия Мельникова Копірайт зображення Valery Melnikov

РедакцияBBC Culture отобрала лучшие фотоработы участников и победителей конкурса Magnum Photography Awards 2017.

Предупреждаем: некоторые из этих фотографий могут вас расстроить.

Водяные горы на озере Эри (Дейв Сэндфорд)

Водяные горы на озере Эри (Дейв Сэндфорд) Копірайт зображення Dave Sandford

Финалист конкурса прошлого года канадский фотограф Дейв Сэндфорд снимал штормы на озере Эри в канадской провинции Онтарио на протяжении целой осени, иногда по 8 часов в день находясь на ветру, дующем со скоростью 100 км в час. Волны, по его словам, достигали в высоту 25 футов (7,6 м).

Тем волнам, которые ему удалось запечатлеть, он дал устрашающие имена: The Punisher (Карающий), The Sandstorm (Песчаная буря) и Bane of the Great Lakes (Проклятие Великих озер).

Фотография, которую вы видите, называется "Озеро Кошки". Дело в том, что озеро Эри за непредсказуемое поведение получило свое название от слова erige (кошка) из языка местного племени.

"Когда на озере Эри бушуют штормы, оно напоминает гигантскую стиральную машину, - говорит Сэндфорд. - Здесь не бывает ничего похожего на океанский прибой, всё хаотично, волны движутся во всех направлениях".

"Мне потом писали многие люди, в том числе капитаны судов, рыбаки, которые всю жизнь проработали на озере и выросли на его берегах. Они благодарили меня за то, что я запечатлел эту стихию в ее первозданном, неприглаженном виде", - рассказывает фотограф.

Оцути: воспоминания о будущем (Алехандро Часкильберг)

Отсучи: воспоминания о будущем (Алехандро Часкильберг) Копірайт зображення Alejandro Chaskielberg

Президент агентства Magnum Photos Мартин Парр выделил фотоработы аргентинского фотографа Алехандро Часкильберга в категории "Выбор жюри". Здесь мы тоже имеем дело с волнами - но в еще более устрашающем варианте.

Фотографии Часкильберга показывают жителей городка Оцути японской префектуры Иватэ спустя полтора года после ужасающей силы цунами, обрушившегося на Японию в 2011-м.

На фото, которое вы видите, четверо членов семьи сидят на руинах того, что когда-то было их домом - сначала затопленным, а затем сгоревшим.

Нилин (Крис Тоала Оливарес)

Нилин (Крис Тоала Оливарес) Копірайт зображення Cris Toala Olivares

Крис Тоала Оливарес родился в Эквадоре и изучал медицину в Нидерландах. Однако сменил профессию, когда почувствовал, что бюрократические рамки не дают ему возможности оказывать пациентам именно ту помощь, которая им нужна.

С тех пор он фотографирует вулканы по всему миру и так называемые межприливные зоны в Голландии, Германии и Дании.

Однако в прошлом году он победил на конкурсе Magnum Awards с фотографией на совсем другую тему: на ней израильские военные применяют слезоточивый газ против демонстрантов, требующих убрать разделительную стену в селении Нилин на Западном берегу.

В Иране нет гомосексуалистов (Лорен Расти)

В Иране нет гомосексуалистов (Лорен Расти) Копірайт зображення Laurence Rasti

Швейцарский фотограф Лорен Расти цитирует бывшего иранского президента Махмуда Ахмадинежада, который произнес эти слова в 2007 году, выступая в Колумбийском университете.

В Иране гомосексуализм - преступление, наказуемое смертной казнью. Лорен Расти фотографировала пары иранских геев в турецком городке Денизли, куда они бежали из своей страны.

Но даже там они не чувствовали себя в безопасности и попросили фотографа сохранить их анонимность. Расти пошла им навстречу и сделала это очень творчески - у кого-то лица закрыты чадрой, у кого-то - розами. Или, как на этой фотографии, воздушными шарами.

Как говорит Расти, своей серией она попыталась "вернуть этим людям лицо, которое их страна временно отняла у них".

ИГ (Асгер Ледефедж)

ИГ (Асгер Ледефедж) Копірайт зображення Asger Ladefoged

Датский фотожурналист Асгер Ледефедж снимал последствия террористических нападений и кризис, связанный с массовым прибытием в Европу беженцев, конфликты в Сирии, Ираке и Украине. На этом снимке - Ахмат, молодой человек, которому едва за 20, член запрещенной во многих странах (в том числе в России) экстремистской группировки ИГ. По словам Ледефеджа, Ахмата задержали курдские ополченцы на северо-востоке Сирии.

Собиратель пальмового вина, Намибия (Кайл Уикс)

Собиратель пальмового вина, Намибия (Кайл Уикс) Копірайт зображення Kyle Weeks

Эта работа намибийского фотографа Кайла Уикса победила в категории "Изобразительное искусство". На снимке запечатлен мужчина, занятый выбором, подготовкой и обработкой пальмы макалани (Hyphaene petersiana) для получения ее сока.

Как рассказывает Уикс, члены племени химба на протяжении многих поколений занимаются сбором сока пальм, передавая по наследству технику, умения и секреты своего ремесла.

По словам фотографа, хотя пальма макалани в Намибии охраняется законом и практика сбора сока запрещена, члены племени твердо убеждены - у них есть право это делать, и ссылаются на древние культурные традиции.

В последнюю секунду (Валерий Мельников)

В последнюю секунду (Валерий Мельников) Копірайт зображення Valery Melnikov

Российский фотограф Валерий Мельников уже был лауреатом конкурса World Press Photo, прежде чем в 2016 году с этим снимком победить в категории фотожурналистики на Magnum Awards. Мельников освещал чеченскую войну, грузино-осетинский конфликт, гражданскую войну в Сирии, а с 2014 года снимал военные действия на востоке Украины.

Он сделал это фото 2 июля 2014 года в Донбассе. На нем двое мирных жителей выбегают из дома, охваченного огнем после атаки с воздуха.

Сейчас Мельников работает над проектом "Черные дни Украины", посвященным "обычным людям, втянутым в военное противостояние против собственной воли".

Чужая страсть (Сандра Хойн)

Чужая страсть (Сандра Хойн) Копірайт зображення Sandra Hoyn

Победитель в категории "Серия фотографий в фотожурналистике", этот проект немецкого мастера Сандры Хойн исследует полный двусмысленности предмет - разрешенную законом проституцию.

Сандра Хойн снимала женщин и их клиентов в борделе Кандапара - старейшем и крупнейшем в Бангладеш, одной из немногих мусульманских стран, где разрешена проституция.

После того как в 2014-м публичный дом снесли, местные НКО помогали полностью перестроить район, где он находился. Многие из женщин там же и родились и просто не имели представления, куда им теперь деться.

"Сторонники того, чтобы оставить бордель, считают, что работа в нем - это всего лишь работа, и эти женщины не хотят заниматься ничем другим", - рассказывает Хойн.

Но, продолжает она, когда молодые девушки (обычно в возрасте между 12 и 14 годами) попадают в бордель, у них нет никаких прав. "Они как правило из бедных семей и часто - жертвы торговцев людьми, - говорит Хойн. - Даже если они выплатят все свои долги и теоретически свободны уйти, на них уже лежит клеймо, и поэтому они все равно остаются в публичном доме".

На фото - женщина по имени Каджол и ее клиент. "Она считает, что ей 17 лет, но не знает наверняка. Она была замужем около девяти лет, а потом ее тетка продала ее в бордель Кандапара".

Беженцы (Маурисио Лима)

Беженцы (Маурисио Лима) Копірайт зображення Mauricio Lima

Бразильский фотограф Маурисио Лима сумел показать глубину человеческой трагедии беженцев из Сирии, что принесло ему Пулитцеровскую премию в категории "Срочные новости". В 2015 году он 29 дней путешествовал с семьей Маджид на их пути из Сирии через семь стран в Швецию, отображая каждый день этого странствия. В результате его документальная серия победила в конкурсе Magnum Awards 2016 года.

На выбранном нами снимке проведшие 10 дней в лагере у железнодорожной станции в Греции беженцы, которым не дают пересечь границу, расхватывают бутылки с водой и одеяла.

Огонь ненависти (Асгар Хамсех)

Огонь ненависти (Асгар Хамсех) Копірайт зображення Asghar Khamseh

Финалист конкурса Magnum Awards 2016 года иранский фотограф Асгар Хамсех представил серию портретов, от которых сжимается сердце. На них - жертвы так называемых кислотных нападений.

Как рассказывает Хамсех, такое нередко случается в семейных конфликтах: когда, например, предложение о женитьбе отвергнуто, отказано в разводе или просто обуял приступ ревности - и тогда жертву обливают кислотой.

По словам фотографа, "вдобавок к физическим страданиям жертвы нападения обретают клеймо вины на всю свою жизнь".

На этом снимке Раана Мехри держит фотографию, на которой изображены она и ее мать Сомаех. Когда мать попросила развода, ее муж плеснул ей в лицо кислотой. Не пощадил он и дочь. Обе в итоге потеряли один из глаз.

Сомаех за четыре года перенесла несколько операций, но в апреле 2015 года умерла в тегеранской больнице от побочных эффектов воздействия кислоты.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Culture.

Новости по теме