Укртранснафта и Укрнафта: две истории с общим знаменателем

Укртранснафта Копірайт зображення UKRINFORM

С тех пор, как 19 марта Наблюдательный совет "Укртранснафты" решил отстранить от должности председателя правления компании Александра Лазорко, а Верховная Рада одобрила изменения в закон об акционерных обществах, который, по мнению его разработчиков, должен вернуть государству контроль над "Укрнафтой", ситуация вокруг этих двух предприятий обострилась чуть ли не до вооруженного противостояния.

Глава СБУ заявил о поручении президента, что "каждый человек, который находится в "Укрнафте", был разоружен, а министр внутренних дел дал бизнесменам и их охранным структурам сутки, чтобы отозвать своих сотрудников с оружием из общественных мест.

Противостояние вокруг двух нефтяных активов вспыхнуло довольно неожиданно, ведь в последние пять лет значительно большее внимание привлекали энергетические споры, связанные с газом, углем или электроэнергетикой.

Укртранснафта

"Укртранснафта" на 100% является государственным предприятием. Именно поэтому, когда 19 марта после смены руководства компании, согласно решению Наблюдательного совета, права отстраненного председателя правления Александра Лазорко приехал отстаивать председатель Днепропетровской ОГА Игорь Коломойский, у журналистов и обозревателей возник вопрос, что он там делает.

Публичное акционерное общество "Укртранснафта" объединило мощности двух нефтепроводов - "Дружба" и "Приднепровские магистральные трубопроводы", то есть оно дает возможность транспортировать нефть с востока на запад и с севера на юг страны.

"Укртранснафта" - это кровеносные сосуды всей системы. Если эти сосуды по каким-то причинам перестанут работать, весь комплекс остановится", - так значение компании объяснил сам Игорь Коломойский в интервью телеканалу 1+1.

В этом же интервью г-н Коломойский объяснил свое присутствие в офисе "Укртранснафты" после смены руководства тем, что был "тем человеком, который имел отношение к назначению Александра Лазорко на эту должность". Он также заявил, что тогда компания "входила в сферу жизненных интересов предприятий, которые напрямую зависят от того, как будет работать или не будет работать Укртранснафта", уточнив, что речь идет о Кременчугском НПЗ и перевалочных мощностях в Одесской области.

Официально озвученные претензии к руководству "Укртранснафты" были связаны со скачиванием и использованием технической нефти из нефтепроводов для переработки на Кременчугском НПЗ, а также с завышенной, как полагают, стоимостью хранения государственной нефти на нефтеперерабатывающих мощностях группы "Приват". Кроме того, речь шла о том, что счета государственной компании с около 2 млрд грн находятся в ПриватБанке.

Предполагалось также, что назначенный временно исполнять обязанности руководителя "Укртранснафты" Юрий Мельник, должен, прежде всего, провести проверку финансовой деятельности компании. Однако, как заявил после встречи с президентом Игорь Коломойский, договорились, что проверки проведут аудиторские компании "большой четверки".

Укрнафта

В "Укрнафте" государству (в лице НАК "Нафтогаз") принадлежит 50% + 1 акция, а в группе "Приват", по разным данным, не менее 42%. Свое присутствие возле ее офиса, а также усиление охраны и сооружение железного ограждения в воскресенье вечером Игорь Коломойский объяснил "плановыми работами против рейдеров".

"Укрнафта" является крупнейшей нефтегазодобывающей компанией в Украине. В добыче нефти ее доля на рынке составляет 68%, а в добыче газа - 11%. В составе компании - шесть региональных производственных подразделений, три газоперерабатывающих заводаы, три буровых управления, а также сеть из 563 заправок почти во всех регионах Украины.

Когда 19 марта парламент принял изменения закон об акционерных обществах (относительно снижения кворума, необходимого для собрания акционеров с 60% до 50% + 1 акция), в сессионном зале и в кулуарах говорили только о том, как этот закон лишит группу "Приват" контроля над "Укрнафтой".

Инициаторы принятия закона утверждали, что это позволит государству восстановить нормальный порядок собрания акционеров и выплаты дивидендов.

Однако 20 марта "Укрнафта" распространила заявление, в котором говорится о том, что и собрание акционеров, и выплата дивидендов происходят без нарушений и в соответствии с законом.

"В период с 2004 по 2014 годы Общим собранием акционеров ПАО "Укрнафта" были приняты решения о распределении прибыли предприятия по результатам финансово-хозяйственной деятельности 2003-2013 годов на общую сумму 13110826 862,70 грн", - говорится в сообщении "Укрнафты". Там также отмечают, что более половины дивидендов получило государство в лице НАК "Нафтогаз".

Однако согласно информации, обнародованной депутатом от "Блока Петра Порошенко" Мустафой Найемом, налоговый долг компании (преимущественно рентные платежи) составляет 2,3 млрд грн, а неуплаченные за 2011-2013 год дивиденды - 3,7 млрд грн.

Так не должно быть...

"Укртранснафта" дает контроль и над добычей, и над переработкой нефти. Это попадает под категорию "инфраструктурная компания", - как железная дорога, или линия электропередачи, то есть то, что имеет значение не только само по себе с точки зрения прибыли, но и то, что влияет на смежные сектора - добычи и переработки нефти", - говорит Михаил Гончар, бывший заместитель директора "Укртранснафты" и президент Центра глобалистики "Стратегия ХХ". Он объясняет, в чем заключается связь с "Укрнафтой" и группой "Приват":

"Укрнафта" - это основной добывающий актив, который частично приватизирован, а частично находится в государственной собственности. При этом де-факто эта компания стала практически частной, так как ключевые позиции в руководстве, непропорциональные к имеющемуся пакету, имеет группа "Приват", потому что в свое время государство просто устранилось от контроля за компанией".

Из шести НПЗ, что есть в Украине, сейчас работает только Кременчугский (принадлежит "Укртатнафте", 43% принадлежат НАК "Нафтогаз"), но "он также находится в сфере контроля группы "Приват", говорит Михаил Гончар.

"Группа "Приват" через 100% -ную государственную компанию "Укртранснафта" по сути создала вертикально-интегрированную структуру, где есть все 3 сегмента: добыча, транспортировка и переработка нефти и продажа нефтепродуктов через сеть заправок, которой владеет и группа "Приват", - объясняет эксперт. - Все это вылилось в создание частной монополии в нефтяном секторе, со всеми вытекающими последствиями".

Такая ситуация, которая вылилась в конфликт вокруг обеих компаний, совершенно неприемлема, и, одновременно, не уникальна в Украине, считает директор энергетических программ Центра Разумкова Владимир Омельченко.

"Это ненормально, когда государственный служащий, который якобы не имеет отношения к каким-то компаниям, к тому же, государственным, так себя ведет. Но мы также знаем, что г-н Коломойский является мощным бизнесменом, в сферу интересов которого входит переработка и продажа нефтепродуктов" , - говорит г-н Омельченко, и объясняет:

"Это звено - "Укртранснафта" - как артерия связывает бизнес Коломойского, и для него очень важна".

С другой стороны, отмечает Владимир Омельченко, все это "не означает, что люди, которые инициировали разборку этого вопроса, действуют в государственных интересах".

...Но

"Есть опасения, что за раздуванием этого стоят люди, которые работают на интересы других, конкурентных Коломойскому бизнес-групп", - говорит Владимир Омельченко, называя конфликт "акцией, замаскированной под государственные интересы".

Копірайт зображення Sergii Leshchenko
Image caption Так выглядит вход в "Укрнафту"

Сомнения в том, что в нефтяном конфликте речь идет о защите государственных интересов, считает Михаил Гончар. Если действительно речь идет о восстановлении контроля государства над своей долей в нефтяных активах, говорит он, то способ, с помощью которого это происходит, вызывает много вопросов:

"Способ абсолютно нелепый, и, можно сказать, бандитский. Это порождает и вопросы, и неприятие. По наведением порядка в этой сфере, за действиями, которые якобы должны были отражать национальные интересы, просматриваются действия других конкурентных олигархических групп".

Последствия этого могут быть очень негативными, как для государства, так и для бизнеса, а также общества, считает г-н Гончар.

Оба эксперта обращают внимание не только на ошибочность способов, но и на время, когда возник конфликт.

"Нелогичным выглядит то, что власть начала наведение порядка, если мы предполагаем, что это так, с той олигархической группы, которая выступает в защиту интересов Украины. Можно сомневаться в глубине патриотических мотивов Коломойского, но важно то, что он, в отличие от другой олигархической братии, был едва ли не единственным из крупных бизнесменов, кто сумел организовать и оборону, и защиту внутри Днепропетровской области, частично Запорожской и Одесской", - считает Михаил Гончар.

"Безусловно, нужно избавляться от влияния бизнеса в государственном управлении. Но это надо делать комплексно, - говорит Владимир Омельченко. - Если все завершится заменой одного олигарха на другого, и тем, что конфликт перекинется на коалицию, ни к чему хорошему это не приведет".

Новости по теме