Ягодицы - культурное явление современности?

"Проект дверей" Копірайт зображення Reuters
Image caption "Проект дверей" Антеи Гамильтон в лондонской галерее Tate

Когда в прошлом году скульптура гигантских ягодиц получила номинацию на престижную премию Тернера, искусствовед Келли Гровье решил исследовать историю нашего повышенного интереса к "мягкому месту".

Мы живем в Эпоху Зада. Если XVIII век за его одержимость интеллектом и рацио прозвали Эпохой Разума, то сегодня нас вдохновляет нечто иное.

Ягодицы прочно вошли в культурное сознание, и их обнаженный вид способен всякий раз "взрывать" интернет.

Мы воспеваем их в песнях, будто бы это какое-то вечно недовольное божество, которое нужно задабривать.

На самом деле, в огромном количестве песен: My Humps (Black Eyed Peas), Anaconda (Ники Минаж), Baby Got Back (рэпера Sir Mix-A-Lot) и Bootylicious (Destiny's Child) есть пикантные строчки типа "Не думаю, что тебе нужно это желе".

Мы создали из задницы такой фетиш, что готовы ложиться под нож хирурга, чтобы привести ее форму к абсолютному совершенству.

В 2015 году в мире сделали столько пластических операций по коррекции ягодиц, что Американское общество пластических хирургов назвало 2015-й "Годом Зада".

Копірайт зображення Wikipedia
Image caption Венера из Холе-Фельс является одним из первых известных нам изображений человека в палеолитическом искусстве

А художественные изображения ягодиц теперь претендуют на самые престижные художественные награды.

Фотография молодой женщины в британской галерее Tate, которая внимательно смотрит вглубь огромной вертикальной расщелины, будто в ней скрыта самая важная тайна Вселенной, является лишь одним из многих примеров нашего маниакального увлечения своим "тылом".

Эта пятиметровая инсталляция "Проект дверей" является самым дерзким произведением лондонской скульптуры Антеи Гамильтон, за которую она получила номинацию на одну из самых престижных (и противоречивых) наград современного искусства - премию Тернера.

Работа Гамильтон имеет предысторию. Она воплотила идею итальянского архитектора Гаэтано Пеше, который планировал сделать такой вход в многоквартирный дом в Нью-Йорке, но так и не реализовал проект.

После того, как 100 лет назад французский дадаист Марсель Дюшан выставил в художественной галерее писсуар, а через 80 лет британская художница Трейси Эмин представила на конкурс современного искусства смятую постель, кажется, шокировать зрителя уже просто нечем.

Похоже, единственное, что еще способно всколыхнуть притупленные чувства публики XXI века, - это ягодицы. И именно поэтому зад становится уникальным и неисчерпаемым источником культурного осмысления.

Впрочем, фото посетительницы музея, завороженной гигантской скульптурой Гамильтон, на самом деле лишь замыкает длинную цепь в истории художественного восприятия нашего тела.

Копірайт зображення Getty Images
Image caption Выразительные ягодицы - неотъемлемый атрибут визуальной культуры от палеолитической Венеры до Ким Кардашьян

Одно из первых изображений человека в палеолитическом искусстве - это Венера из Холе-Фельс, найденная в Германии в 2008 году.

Крошечная статуэтка из бивня мамонта, возраст которой насчитывает более 40 тысячелетий, недвусмысленно намекает, что у человечества всегда был повышенный интерес к заду.

Неестественно огромные груди и выразительные ягодицы Венеры свидетельствуют, по мнению ученых, о том, что она служила тотемом плодородия.

С тех пор зад не утрачивал своей актуальности. Он вдохновлял чуть ли не каждого выдающегося мастера визуального искусства.

От Иеронима Босха, на полотне которого "Сад земных наслаждений" ягодицы используют для нотной записи, Сальвадора Дали, гротескно вытягивающего зад мужчины в картине "Загадка Вильгельма Телля", и Жана-Леона Жерома, чьи "Пигмалион и Галатея" изображают волшебную метаморфозу каменной скульптуры в персиковую плоть, - до откровенных селфи Ким Кардашьян, будоражащих киберпространство.

И какова же мораль? Когда речь заходит об искусстве, сегодня или в древние времена, как поет Ники Минаж, we do not want none, unless it got buns, hun ( "милый, то, что не имеет задницы, нам не интересно").

Прочитатьоригиналэтой статьи на английском вы можете на сайтеBBC Culture

Новости по теме