Тяга к алкоголю возникла в процессе эволюции

Келихи Копірайт зображення Matthieu Joannon

Желание отведать спиртного свойственно далеко не только людям. Но как и почему оно возникло в природе?

В начале 2000-х в пригороде Лос-Анджелеса в штате Калифорния произошли массовые самоубийства птиц. Причиной гибели около сотни кедровых свиристелей был полет в нетрезвом состоянии.

Подвыпившие птицы врезались в окна, стены и ограждения - и умирали от травм.

Как выяснили орнитологи, последней трапезой животных перед смертью были ярко-красные ягоды бразильского перца. Птицы съели такое количество сброженных естественным образом ягод, что содержание алкоголя в их печени достигло 0,1%.

Поскольку в конце зимы и ранней весной свежих ягод всегда не хватает, птицам иногда попадаются перезрелые плоды, которые они поедают с большим удовольствием, пока не опьянеют.

Лакомиться сброженными плодами и пьянеть от них склонны не только птицы, но и многие другие животные, которые питаются растениями.

Значит ли это, что наши древние предки, которые жили в первобытных лесах, также были знакомы с влиянием алкоголя на организм?

И был алкоголь неотъемлемой частью истории человеческого рода на протяжении всей эволюции?

Кедровий омелюх Копірайт зображення Marie Read/naturepl.com
Image caption Кедровый свиристель не прочь полакомиться сброженными ягодами и опьянеть

В 2000 году ученый из Калифорнийского университета в Беркли Роберт Дадли выдвинул гипотезу, что животные, которые питаются фруктами, неизбежно употребляют алкоголь.

"Гипотеза пьяной обезьяны" объясняла нашу страсть к алкоголю тем, что первобытные люди были прекрасно знакомы с ним в природе благодаря сброженным перезрелым плодам, которыми они с удовольствием лакомились.

Спелые фрукты начинают бродить и гнить из-за дрожжей, которые размножаются внутри и на поверхности плодов.

Дрожжи расщепляют сахар, в результате чего образуется этанол - спирт, который является основой любого алкогольного напитка, например пива или вина.

Спелые плоды на дереве содержат примерно 0,6% этанола, плоды, упавшие на землю, - до 0,9%, а упавшие перезрелые плоды - целых 4,5% спирта.

По мнению Роберта Дадли, алкоголь был неотъемлемой частью рациона приматов в течение нескольких миллионов лет.

Яблука Копірайт зображення Alamy
Image caption В процессе гниения во фруктах образуется спирт

Запах этанола помогал животным находить сладкое лакомство в большом лесу. К тому же, спирт и сам по себе был источником энергии, а также стимулировал аппетит.

Ученый убежден, что способность нашего организма переваривать алкоголь хорошо развита именно благодаря миллионам лет практики.

Свидетельство тому можно увидеть в нашем генетическом коде.

Фермент алкогольной дегидрогеназы, ADH4, который помогает расщеплять спирт в нашем организме, в процессе эволюции стал в 40 раз эффективнее, выяснили американские исследователи.

Интересно, что мутация этого гена повсеместно произошла у всех наших предков примерно 10 млн лет назад. А это - именно то время, когда наши древние предки начали спускаться с деревьев и смогли попробовать перезрелые плоды, которые падали на землю.

Этот момент в праистории также совпадает с кардинальными изменениями климата.

В результате африканские леса исчезли, а на их месте появились прерии, в которых было гораздо сложнее найти свежие фрукты.

горила Копірайт зображення Alamy
Image caption Западная равнинная горилла любит вино из древесного сока

Теория Роберта Дадли успешно опровергает идею о том, что люди впервые познакомились с алкоголем достаточно недавно - примерно 9 тыс. лет назад, когда начали производить алкогольные напитки из зерна, меда и фруктов.

Некоторые другие исследования также частично подтверждают теорию Дадли. Ученые, например, выяснили, что дикие шимпанзе с удовольствием пьют сброженный сок деревьев - разновидность вина, которое изготавливают некоторые западноафриканские племена.

В процессе изготовления горшки с вином привлекают внимание живущих поблизости животных.

Чтобы полакомиться напитком, шимпанзе разжевывают листья, а затем обмакивают их в вино и выжимают жидкость в рот.

В пиру принимают участие обезьяны обоих полов и всех возрастов. Часто они не останавливаются, пока не опьянеют.

Ученая Кимберли Дж. Хокингс из Университета Оксфорд Брукс в Великобритании наблюдала за поведением животных после употребления алкоголя.

Она заметила некоторые признаки интоксикации: после потребления большого количества напитка одни шимпанзе ложились на землю, а другие, наоборот, были очень возбуждены.

Такой повышенный интерес к напитку является довольно странным. Сами шимпанзе не могут добывать сок пальмовых деревьев, а сбраживать его и подавно.

Мадагаскарська руконіжка Копірайт зображення Nick Garbutt
Image caption Мадагаскарская руконожка пьет и не пьянеет

Но они с удовольствием его смакуют, когда находят у местных фермеров, хотя обычно эти животные очень переборчивы в еде.

Интересно, что некоторые члены популяции шимпанзе остаются абсолютно равнодушны к вину, хотя оно доступно круглый год.

Шимпанзе, как и люди, имеют действенную форму фермента ADH4 для метаболизма алкоголя, однако он может отличаться у отдельных представителей вида.

Это объясняется тем, что и мы, и шимпанзе унаследовали модифицированный ген фермента от общего предка.

Впрочем, есть один вид обезьян, который унаследовал первоначальную версию гена. Это - мадагаскарская руконожка, вид приматов, отделившийся от нашего генеалогического дерева около 70 млн лет назад.

Мадагаскарская руконожка с удовольствием лакомится перебродившим пальмовым нектаром. Причем во время экспериментов обезьяны всегда выбирали контейнер с высоким содержанием алкоголя.

Алкоголь Копірайт зображення Alamy
Image caption Алкоголь присутствует в нашей жизни в невероятном разнообразии форм и вкусов

Интересно, однако, что даже после употребления достаточно высоких доз алкоголя животные не проявляли никаких признаков интоксикации.

Очевидно, это объясняется наличием сверхпроизводительного фермента ADH4, который позволяет организму этих животных полностью расщеплять алкоголь.

В отличие от мадагаскарской руконожки, шимпанзе, как и люди, подвержены алкогольной интоксикации, и в определенных дозах он может быть для них опасен. Остается непонятным, как они контролируют его количество.

Нас, однако, вполне отрезвляет мысль о том, что мы - не единственные пьяницы в мире животных.

И даже если некоторые из нас убежденные трезвенники, наши далекие предки, очевидно, таковыми не были.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке вы можете на сайте BBC Earth.

Новости по теме